На то она и любовь

Кафе заполнялось сотрудниками редакции. Вечеринка по поводу Нового года и подведение итогов работы. Звучала музыка, женщины крутились возле зеркала, поправляя причёски, рассматривая наряды друг друга, шутили и искоса посматривали на Наташу, не так давно работавшую у них и уже получившую повышение от железной леди – их начальницы – Анастасии Сергеевны.

— Смотрите-ка, наша Наташа даже соизволила прийти. А ведь никогда не приходила на корпоративы. Что это с ней? И даже серый будничный свой костюм на платьишко сменила, правда, и оно блёклое, под стать её лицу, — шёпотом говорила Аллочка из корректорской.

 

— Да ладно тебе, Алла, ей сама Анастасия приказала. Я лично слышала разговор. Мол, теперь ты зам.редактора, так что обязана быть с коллективом и в будни, и в праздники, — сказала секретарша Ира, — к тому же деловые качества Натальи действительно на высшем уровне. Глядишь, скоро и заменит главного. Голова у неё работает отлично.

Когда Наташа пришла в редакцию, никто не мог подумать, что такая серая мышка будет пользоваться уважением самой начальницы. Но Анастасия Сергеевна увидела в Наташе не только большой потенциал, но и редакторский и писательский талант, вкус и безошибочный подбор нужного материала в выпускаемый редакцией журнал.

Сама же Наталья постоянно чувствовала на себе критические взгляды со стороны женщин. Да, она не умела одеваться, и к тому же считала, что на работе наряды отвлекают, и что не стоит тратить время на беготню по магазинам и следить за новинками моды. Поэтому её серый костюм скорее походил на рабочую форму. К тому же девушка не пользовалась косметикой и так углублялась в работу, что не всегда слышала обращённый к ней вопрос.

Сотрудницы считали это за странность, а мужчины не обращали на неё внимания, будто Наташа и не была молодой женщиной двадцати восьми лет.

Сегодня, в кафе, после выступления Анастасии и вручении конвертов с премиальными, Наташа сидела за столом и грустила. Ей хотелось уже идти домой, но было рано, и надо было присутствовать хотя бы ещё около часа.

В это время к ней подошёл Олег, парень из печатного цеха их типографии, и улыбнувшись, спросил:

— Танцуете, Наталья Петровна?

— Что? – не поняла его Наташа.

— Пошли танцевать.

— Танцевать? Зачем? – смутилась от неожиданности Наташа, — то есть, я не танцую, совсем не умею…

Он властно взял её за руку и повёл в центр зала. Окружающие заметили выход Наташи и откровенно улыбались, глядя на парочку.

— И зачем было меня сюда тащить? – покраснела Наташа, — мы едва знакомы, и ты не подумай, что мне было скучно. Я всё равно собиралась уходить, так что для веселья поискал бы кого-то поинтереснее…

— Всё сказала? – бесцеремонно ответил Олег и чуть прижал её к себе ближе.

— Так, я, кажется, начинаю понимать, — серьёзно заговорила Наташа, — ты пьян?

— Увы, не угадала. Я практически не пью. Не имею склонности, — широко улыбнулся Олег.

— Тогда тебе велела Анастасия? Или кто другой, чтобы я не скучала? — гадала Наташа.

— Опять не попала. Никто меня не заставлял. Я сам ввязался в эту авантюру… — Олег улыбался, явно забавляясь.

— Так значит, пари… Верно? Пари с кем-то держал, что будешь со мной танцевать, или даже флиртовать? Ведь я не такая как все? Не танцую, не выпиваю, не курю…Надо меня заставить ещё и влюбиться! Ну, как там это у вас, у спорщиков бывает? Так? – разошлась Наташа.

— Угадала…Сдаюсь. И сразу прошу прощения. Каюсь, — Олег полушутя, полусерьёзно встал на колено и поцеловал ей руку. Музыка в этот момент закончилась. Все увидели стоящего перед «серой мышкой» Олега и расхохотались.

Она повернулась и вышла из зала. Наташа уже одевала шубку, и вынимала из сумки телефон, чтобы заказать такси, но тут её догнал Олег на выходе из кафе.

 

— А что если нам пройтись немного? Раз вечер уже всё равно испорчен? Наталья Петровна? Ну, разреши мне проводить тебя. Я тоже не хочу там оставаться, — просил Олег, забегая вперёд и заглядывая в лицо Наташе.

— Нет, всё-таки, ты пьян. Уйди, пожалуйста. Мне пора домой.

— Если считать один бокал Шампанского, то пьян. А больше не притрагивался, — Олег попытался взять Наташу под руку, но она увернулась и села в автобус, подошедший к остановке. Олег поспешил за ней.

Они ехали в полупустом автобусе и молчали. Он проводил её до дома, как сам выразился: в целях «её же безопасности».

На следующий день на работе только и говорили о выходке Олега, и о смущении Натальи. А она как ни в чём не бывало сидела на своём рабочем месте и читала тексты, глядя в компьютер. Только в отличие от прежней формы, на ней была синяя блуза с серебристыми запонками и такого же синего цвета туфли на каблуке.

— А Наташка-то, похоже, растаяла, — торопилась поделиться своим мнением с коллегами Алла.

— Ага, наш ледокол сдался. Гляди, а ей идёт этот цвет. Я и не замечала, что у неё голубые глаза… — поддержала секретарша Ирочка.

Во время обеденного перерыва все сотрудники покидали офис. Кто торопился в столовую неподалёку, кто в кафе, а кто в буфетную при торговом центре.

Когда все вернулись на рабочие места, то увидели, что на столе у Наташи стоит букет алых роз в банке с водой.

Наташа покраснела и замялась у своего стола. А потом беспомощно оглянулась вокруг и села, стараясь не смотреть на цветы. Через минуту она отнесла их на подоконник.

Аллочка запела тоненьким голосом: «Алые розы – цветы любви… Алые розы мне подари…»

— Да перестань, Алла, это не мне, наверняка Анастасии Сергеевне хотели подарить, но она сегодня на совещании… Вот и поставили тут. Случайно. И не смешно, — ответила Наташа.

После работы она шла на остановку, и снова увидела Олега. Он поздоровался и слегка поклонившись, сказал:

— Я там сегодня цветы приносил в знак извинения за вчерашнее поведение…

— Так это твои розы?

— Они для тебя. Ты не взяла их? – Олег, сделав грустное лицо нарочито громко вздохнул.

— Послушай. Ты заключил пари на меня. Что, неподъёмная сумма или очень не хочется проигрывать? – вскипела Наташа, — мне жаль тебя. Если хочешь, я могу притворится, что ты победил. И игра закончена. Ты оставляешь меня в покое. Договорились?

— Хорошо, но как мы докажем, что ты влюбилась? – спросил Олег.

— А я ещё и должна влюбиться? – удивилась Наташа, — неужели так поставлен вопрос? Я покажу всему твоему печатному цеху, что оценила твои знаки внимания. Вот и всё, и точка. И ты больше не показываешься мне на глаза. И это – большая уступка от меня, между прочим.

— За что же такое снисхождение? – Олег сложил руки на груди.

— Потому что не вижу более простого и лёгкого способа избавиться от тебя, — строго ответила Наташа.

— Но завтра последний день перед новогодними выходными… Ты точно придёшь? – спросил Олег, — обещаешь? Пойми, мне очень нужно… Сумма действительно большая, и дома меня не поймут…Я влип.

 

Наташа была взбешена его признанием. Ведь ещё сегодня, увидя на столе букет, заботливо поставленный в банку, сердце её дрогнуло, и новое ощущение тепла взволновало её. Но теперь всё рухнуло…

Назавтра она была ещё наряднее. Яркая красная кофточка, тончайшего вязания очень шла к такой же помаде на губах Наташи. Сотрудницы молча переглядывались, и показывали на неё глазами. А она встала и пошла в печатный цех.

Там почти никого не было.

— Привет, а где все? – удивлённо произнесла Наташа.

— Я тут, и это главное. У нас закончились срочные работы. Конец года, сама знаешь. Теперь всё после каникул. Трое отпущены в отгулы, один на больничном, один парень вон сидит, и я… Так я слушаю… — Олег улыбался и не мог отвести взгляда от похорошевшей Наташи.

— Ну, — начала Наташа, — спасибо тебе за всё. С Новым годом, тебя, красавчик… — она говорила громко, явно привлекая внимание сотрудника.

— Слушай, я не знаю, что ещё говорить, — прошипела она и обвила его шею руками. А потом поцеловала его в щеку и тут же отвернулась и ушла.

Олег как стоял на одном месте, так и не сдвинулся. Он глупо улыбался и шептал:

— Ох и наивная ты, Наташка, хоть и замредактора… Люблю я тебя. И не было никакого пари…

Рабочий день был короткий, все торопились домой. Олег снова поджидал Наташу у выхода их офиса.

— Ну, теперь что? – спросила она, — кажется, я все наши договорённости выполнила.

— Почти, — ответил Олег, — но осталась одна малость.

Он вынул из кармана билеты в Большой. Наташа вытаращила глаза.

— Откуда такое чудо? Как удалось достать?

— Вот это я тебе расскажу потом, а сейчас бегом на балет! Мы успеваем. И никакие отговорки не принимаются…

— Ничего не понимаю. Ты же говорил, что всё. Но я так обожаю балет! Не могу отказаться… — говорила Наташа, а Олег быстро вёл её под руку к метро.

После спектакля они торопились к Наташе. Ещё в антракте он признался ей, что никакого пари и в помине не было. И что эту уловку он на ходу придумал от трусости, так как не мог сразу сказать, что она нравится ему. И давно.

Наташа молчала. Казалось, что она испытывала облегчение, весь вечер они сидели рядом и Олег часто смотрел не на сцену, а на неё… И ей это было очень приятно.

— Наташа, мне многое тебе надо рассказать. Но это потом. А сегодня я прошу тебя: давай вместе встретим Новый год, что бы потом ни было между нами.

Она согласилась. Позвонила матери, что придёт не одна. И получилось спонтанное знакомство с ее родителями. Новогодние дни они встречались каждый день. А когда вышли на работу, то все сотрудники редакции заметили явные перемены в Наташе. Она улыбалась, была отзывчивой и весёлой.

— Ох, эти красные розы…- шутила Аллочка, — Наталья Петровна, а вам так идут новые наряды. Вы совсем другая в них.

— Ой, спасибо, не надо мне столько комплиментов. Я не заслужила… — скромничала Наташа, и постоянно посматривала на часы. Она ждала обеденного перерыва. Теперь они ежедневно обедали с Олегом, и радовались каждому часу, проведённому вместе.

— Как любовь меняет людей, — говорила Ирочка, глядя вслед уходящей Наташе.

— Так оно и должно быть, когда любишь, — эхом отвечала Алла, — на то она и любовь!

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,347sec