Настоящие мужчины

— Виталина, ты прекрасно знаешь, что мне не нравится твой избранник!

Наина Валерьяновна была категорически против общения дочери с однокурсником Виталием. И известие, что та собралась замуж за любимого, встретила в штыки.

 

— Нет, нет, и ещё раз нет! Я его терпеть не могу!

— Мама, ты можешь его и не терпеть, это же я замуж собираюсь. Я уже большая девочка, поэтому, могу расписаться с Виталиком и без твоего согласия.

— Только через мой труп!

— Мама, я люблю его! И он меня любит!

— Боже мой, как можно любить человека, который дарит девушке ромашки? Настоящий мужчина должен дарить розы!

— Я люблю ромашки, и он это знает. Тебе же он принес розы при знакомстве, был предупрежден.

— Не будет моего благословения на этот брак, так и знай!

— Но почему? Из-за того, что он недостаточно мужественный?

— Да! И мнения я менять не собираюсь!

У Наины Валерьяновны были свои представления о том, каким должен быть мужчина. Высоким, сильным, и красивым, дарить розы, петь романсы и носить любимую на руках. Правда, такой замечательный мужчина, ей так и не встретился, но она не теряла надежды, что дочь осуществит ее мечты. А Лина выбрала Виталия, прыщавого и тощего парня, который под первые три параграфа маминой мечты явно не подходил. Остальные тоже были трудно выполнимы, дарить розы любимой каждый день, студенту не по карману. Петь он не умел, а сидеть на руках у парня, Виталина не хотела сама, ей же не три годика, а целых двадцать лет.

***

Влюбленные обнявшись, вздыхали на скамейке в парке возле института, поход в ЗАГС откладывался на неопределенный срок. Худощавый очкарик Виталий конечно же, не дотягивал до брутала, придуманного мамой бессонными ночами.

Но и Лина, которую мама всегда торжественно называла Виталиной, не имела модельной внешности. Обычная серая мышка, ничем не выделяющаяся среди однокурсниц, даже учеба ей давалась с трудом. Если бы не Виталий, который помогал постоянно, то давно бы исключили за неуспеваемость.

— Чего приуныли, влюбленные воробушки?

Здоровяк Тимур и его брат-близнец Артур, незаметно подошли и обняли влюбленных сзади за плечи.

 

Любви воробушков, так называли друзья Виталия и Виталину, завидовали многие в институте. Ребята влюбились друг в друга с первого курса, и ходили как первоклашки, держась за руки. Известие, что воробушки решили подать заявление в ЗАГС, обрадовало всех друзей до единого. Девчонки перебирали свой гардероб в поисках нарядов, а парни надеялись на свадьбе наесться на месяц вперед.

— Мама Лины против нашей свадьбы – Виталий еле сдержался, чтобы не всхлипнуть.

— Почему?

— Почему?

В унисон удивились братья, третий день сидевшие на хлебе с чаем. Мешок картошки, привезенный отцом из деревни, был давно съеден прожорливой компанией друзей по общаге. И шесть кубиков прекрасного пресса, почти прилепились к спине.

— Ей не нравится Виталька – в отличии от жениха, Лина не стала сдерживаться, крупные слезы покатились по щекам – она считает, что мужчина должен быть сильным и мужественным.

— А я видите какой – Виталий согнул руку, показывая пустоту в рукаве в том месте, где должны быть мышцы.

— Зато ты умный, без твоей помощи, из нашей группы половина не перешла бы на третий курс.

— А маме Лины нужен сильный и мужественный зять, а не умный.

— Представляете, она хочет, чтобы мой будущий муж мог передвинуть шкаф.

– Какой шкаф?

— Какой шкаф?

Братья были похожи друг на друга как две капли воды, и никто из знакомых не мог их отличить, и разговаривали они часто дуэтом, к чему все привыкли.

— В прихожей шкаф стоит, еще от дедушки остался, огромный и тяжелый. Его и трактором не сдвинуть.

— Это не проблема – заржали братья — придется вам помочь. Очень хочется на вашей свадьбе погулять, и наесться вдоволь.

***

— Ай!

Наина Валерьяновна снова высказала всё, что думала о злосчастном шкафе, об угол которого больно задела плечом. Он стоял так близко к входной двери, что невозможно было пройти, не зацепив его.

 

— Найдется наконец мужчина, который одолеет это чудовище – всхлипнула она, потирая ушибленное плечо.

Вопрос относился к дочери, сама Наина Валерьяновна давно оставила за туманной далью, мечты об мускулистом избраннике.

— Хорошо, мама, сегодня вечером придут мои друзья, и поставят его так, как тебе хочется. И кстати, приглядись к ним, может я кого-то из них выберу себе в женихи, твой совет для меня важен.

— А Виталий – воспряла духом мать, может ещё не всё потеряно, может дочь и вправду взялась за ум.

— Я подумала над твоими словами, пожалуй, ты права. На одном Витальке свет клином не сошелся, вокруг столько красивых и сильных парней.

Вечером дверь на звонок, открыла сама хозяйка, принарядившаяся по такому торжественному случаю. И ахнула, увидев двух красавцев, головами подпирающих потолок в подъезде.

— Здравствуйте, я Тимур!

— А я Артур!

У Наины Валерьяновны затрепетало сердце от вида жгучих брюнетов, состоящих из горы мышц и смазливых мордашек.

Ай да дочь, ай да мышка, сразу двух красавцев отхватила!

— Проходите молодые люди, очень приятно познакомиться с друзьями дочери.

— А нам-то как приятно увидеть такую замечательную маму нашей Линочки.

— А я вообще подумал, что вы ее сестра, так молодо выглядите.

Парни не жалели красивых слов, чтобы понравиться маме сокурсницы, тем более что из кухни пахло чем-то жареным.

— Лина сказала, что вам нужно шкаф передвинуть, наверное, это он самый?

Ребята деловито оглядели массивный шкаф из темного дерева, занимающий половину маленькой прихожей. Огромный предмет мебели был явно предназначен для большого дома, и обитал в маленькой квартире не по своей воле. А осыпавшая местами позолота в дверцах, давно ждала реставратора с умелыми руками.

 

— Артур, ты возьми за тот угол, а я за этот.

— Раз, два, взяли!

Отчаянно скрипя и царапая ножками старый паркет, шкаф впервые за последнее столетие тронулся с места, и пополз к входным дверям.

— Нет, не туда!

Наина Валерьяновна издала вопль ужаса, увидев что ребята шкафом собираются забаррикадировать вход.

— А куда?

Два баса прогрохотали под ухом, оглушая женщину.

— Сюда, к зеркалу!

Хозяйка в отчаянии смотрела на глубокие царапины в старинном паркете, и уже была не рада своей затее. Лучше бы стоял на месте, билась она плечом об него пятьдесят лет, еще бы двадцать потерпела.

— Раз, два, взяли!

Шкаф скрипел и стонал, цеплялся за пол и стены, но беспощадные близнецы одним рывком передвинули его обратно. Старинная мебель покосилась, и остановилась в миллиметре от любимого столика с зеркалом.

— А что, нормально!

Один из братьев грохнул кулаком по стенке шкафа и тот испуганно выпрямился, натужно скрипя старыми боками.

— Может поужинаете с нами – робко предложила хозяйка, чтобы отвлечь парней от мебели.

— Конечно – хором прогрохотали парни, и в две секунды заняли стулья возле кухонного стола.

Лина положила в тарелки немного картофельного пюре, и котлетку с размером с куриное яйцо.

— Ну, это разве еда для настоящего мужчины – обиженно заныли братья, и выхватив из плиты кастрюлю, опустошили ее в свои тарелки. Потом очистили сковородку от котлет, которые были рассчитаны Наиной Валерьяновной на два дня.

 

Она с ужасом смотрела как мелькают ложки, захватывая еду, и челюсти размалывают ее, словно мельничные жернова. Два одинаковых агрегата по уничтожению еды работали синхронно, и у хозяйки закружилась голова от увиденного.

— Маловато будет – рыгнули Артур с Тимуром – Линка, дай еще что-нибудь.

Лина заглянула в холодильник, и пожала плечами, не зная, чем еще порадовать прожорливых красавцев.

— О, сыр, дай сюда!

Кусок сыра, которого обычно хватало на неделю, был разломлен на две части большими руками, и братья заглотили его почти не заметив.

— А ещё – Тимур не дожидаясь предложения, встал и открыл холодильник – у вас же ветчина осталась.

Вслед за ветчиной в ненасытных утробах гостей исчезли рыба, салат и весь остальной запас еды.

— А больше ничего нет? Ну тогда мы пойдем, спасибо вам за угощение!

Артур с довольным видом, погладил округлившийся живот и встал из-за стола.

— Эх, сразу видно, что в доме нет мужчины, даже покушать нечего – подмигнул Тимур брату, натягивая кроссовки шестьдесят последнего размера на свои ласты.

Когда Лина за женихами закрыла дверь, Наина Валерьяновна выдохнула облегченно.

— Мама, ну как тебе мои кавалеры? Как думаешь, кого из них выбрать?

— Неважно кого выберешь – махнула мать рукой – этих горилл нам всё равно не прокормить!

— Зато это настоящие мужчины, видела, как они шкаф передвинули?

— Я вижу только то, что скоро он нам на голову свалится. Не нужно этих Шреков в женихи, доченька, звони своему Виталию, я согласна!

На свадьбе Виталины и Виталия гуляли всей группой, весело и с размахом, насколько позволяли финансы родителей молодоженов.

 

Наина Валерьевна с умилением смотрела на зятя, который ножом аккуратно резал на мелкие кусочки бифштекс, и не торопясь цеплял на вилку.

В сторону близнецов, подчищающих от еды тарелки в радиусе досягаемости, она старалась не смотреть. Те чувства, что у нее вызывали эти красавчики — косая сажень в плечах, совсем не соответствовало настроению данного торжества.

А дядя Виталия, небольшого роста мужчина с редкими волосами, так красиво ухаживал за ней, подкладывая в тарелку закуски, что она быстро забыла про них.

И кружась в танце с любезным кавалером, сверкающим лысиной, подумала, что параметры, которые она придумала для идеала мужчины, не так уж и важны.

А шкаф нужно продать любителям старины, пусть они мучаются, перетаскивая это чудовище по своему дому.

Гулира Ханнова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,408sec