Наваждение. Рассказ.

У Павла не было причины не доверять Олесе. Ну да, бывало, что они pyгались из-за всяких пустяков, типа кто первый пойдет в душ или какой смотреть фильм. Главное, что в основных вопросах они были практически единодушны – ребенка заводить еще рано, сначала нужно пожить для себя и хотя бы немного сократить ипотечный peдит, а выходные каждый волен проводить по-своему, не нужно спорить, что лучше: заедать хороший фильм пиццей, доставленной из ближайшего ресторана, или поехать на фестиваль уличного театра. Если бы его спросили, счастливый ли у них с Олесей бpaк, он бы не задумываясь ответил бы, что да, очень счастливый.

 

***

Олеся так и не призналась никому в том, что брак у нее оказался несчастливый. Когда они познакомились, Паша показался ей таким веселым, легким на подъем. Они проводили вечер в одной компании, и подружка Олеси сказала, что ей нужно на дачу, собрать малину, пока та не обсыпалась. Отпускать подружку никто не хотел – она была с гитарой и здорово пела. И тогда Олеся вызвалась поехать и собрать малину. А Паша, которого она знала на тот момент часа два, легко согласился составить ей компанию. Она и сейчас помнила вкус переспевшей малины и то, какими липкими были ее пальцы и его губы.

Сейчас Пашу уже никуда не вытащить. Да, она понимает, что он много работает, и работа его связана с постоянными разъездами. А у нее, наоборот, крошечный кабинет и никакого разнообразия. Поэтому в выходные так хочется поехать куда-нибудь и посмотреть что-нибудь новое… Ладно, если бы он согласился на ребенка, тогда бы Олесе было куда тратить свою кипучую энергию. Но ребенка Паша не хотел, вечно находил какие-то отговорки.

***

Он совсем не удивился, когда Олеся купила резиновые сапоги и корзинку, будто сошедшую с картинки сказки про Красную Шапочку. Сказала, что поедет с одноклассницами собирать грибы. Павел только посмеялся – да ты же их терпеть всех не можешь, что, решила увести их в лес к Серому Волку?

— Дурак! Мы грибы будем собирать. Белые. Поедешь с нами?

Что-то в ее голосе насторожило Павла, обижается она, что ли? Неужели и правда придется ехать с ней в лес? Подобные мероприятия он терпеть не мог – ехать на электричке часа два, и это хорошо, если место сидячее будет, а потом еще по грязи шлепать неизвестно сколько, а грибов, как окажется, и нет совсем.

— Ладно, не хочешь – дома сиди, – смилостивилась Олеся. – А про волка это смешно. Шапку красную одолжишь?

На самом деле Павел не очень любил давать свои вещи даже жене. Тем более, жене – вечно она что-то теряет, ломает или вконец портит. Но тут решил не жмотиться и полез в ящик, искать лыжную красную шапку.

Странно, он никогда и не замечал, как ей идет красный цвет! Она покрутилась перед зеркалом, улыбнулась ему, и Павел подумал – а, может, и правда, поехать за грибами? Но потом его взгляд упал на резиновые сапоги, и он передумал.

***

С Ваном Олеся познакомилась в приложении для изучения языков. Вообще-то, корейский её не особо интересовал, она выбрала его заодно с подружкой уже после того, как полностью прошла курс английского. Ну а Ван учил русский, и сначала это было простой перепиской, которую можно вести хоть со школьником, хоть с восьмидесятилетней бабушкой. Но как-то со временем все изменилось, Олеся не успела это отследить, и в какой-то момент поняла, что ждет его сообщений гораздо больше, чем выхода новой серии «Игры престолов» или возвращения Паши с работы.

Он сам предложил приехать, сказал, что давно мечтал посмотреть на Россию. То, что Олеся замужем, он знал, она еще в самом начале рассказала, но обсуждая общие планы, Пашу они оба деликатно обходили стороной.

В первый раз они встретились в аэропорту – Олеся прилетела его встречать. Он оказался ниже, чем она думала, но при этом куда симпатичнее. Русский Ван успел выучить лучше, чем Олеся корейский, и говорили они на смеси русского и английского. Они пообедали в ресторане при отеле, потом пошли гулять. Когда они перебегали дорогу в неположенном месте, Ване взял ее за руку и больше не отпускал.

Это она придумала ехать за грибами, потому что остальные его предложения были слишком опасными. Она не собиралась изменять мужу, она вообще ничего такого не собиралась делать и была уверена, что получится поддерживать отношения в дружеском формате. Не получалось.

 

***

Без Олеси сразу стало тихо, и Павел прибавил звук на телевизоре, чтобы эта тишина не давила на уши. Вообще-то, он собирался посмотреть фильм, но тут вспомнил про футбольный матч и решил начать с него, и пока он не начался, прыгал с канала на канал, никак не мог ни за что зацепиться. Послушал новости про то, как мальчик спас брата, пригнув в ледяную воду и протащив брата на себе до самого берега, потом что-то про роботов и про преступника, которого разыскивают уже целый месяц – он напал на трех женщин, и всего одного типажа, очень на Олесю его похожие, так что Паша даже разволновался. Хорошо, что Олеся с одноклассницами пошла, наверняка этот кореец выбирает только одиноких женщин. Неужели его так сложно найти, внешность-то приметная? Павел встал, сходил до кухни и заварил себе чай. Заказанная пицца почему-то не лезла в горло. Нет, неужели она и правда обиделась? Может, нужно было с ней поехать?

***

Сначала все шло более или менее – Ван на каждом шагу находил чему удивляться или восхищаться, и все время благодарил Олесю, что она показывает ему такую Россию. В лесу они встречали и других грибников, и кто-то, прям как Паша, назвал ее Красной Шапочкой. Грибов, правда, оказалось немного, но зато какие запахи, какие звуки! Ван же быстро выдохся и стал предлагать поехать обратно. Олеся указывала ему на корзину и объясняла, что без добычи возвращаться нельзя. В какой-то момент он поймал ее за руку, притянул к себе и спросил:

— Долго ты будешь мне голову морочить? Поехали уже в гостиницу.

Олеся попыталась высвободить руку, но он держал крепко. И в этот момент наваждение, точно так же крепко державшее ее, как и рука Вана, развеялось. Она поняла, что не хочет ходить с ним по лесу и собирать дурацкие грибы. А хочет домой, к Паше – есть пиццу и смотреть смешной фильм.

***

За матчем следить так и не получалось – почему-то не выходила из головы Олеся в этой его дурацкой красной шапке. А вдруг они заблудятся там в лесу? Или гадюка ее укусит? Или клещ? Интересно, осенью есть клещи? Наверняка, куда им деваться-то. А эти девчонки глупые ни штанины в носки не заправят (некрасиво же!), ни спреем каким не обработаются, разве что Шанелью своей набрызгаются. Павел решил позвонить Олесе, узнать, как там она.

Телефон был недоступен. Вообще-то, обычно дело в лесу, но Павлу стало не по себе. Он написал сообщение и положил телефон рядом – как доставится, он сразу увидит.

Нет, действительно – почему он не поехал с ней? Как вообще так получилось, что выходные они стали проводить по отдельности? Да, Олеся любит всякие дурацкие мероприятия, а он – сидеть дома. Но можно же найти компромисс? Можно же одни выходные проводить дома, а вторые куда-нибудь ехать, почему ему раньше это в голову не приходило?

Он проверял телефон каждые десять минут, но ничего не менялось. Даже решил попробовать позвонить одной из одноклассниц, но он не знал ни имен, ни номеров. Можно было, конечно, взять ноутбук Олеси и проверить там, но это было неправильно, он это понимал. Вряд ли бы ему понравилось, если бы она лазила в его ноутбуке, хотя ничего такого секретного там не было.

Когда раздался звонок, Паша так обрадовался – Олеся, наконец-то! Но эта была не Олеся. Мужской голос, незнакомый, который представился майором полиции…

***

Все случилось внезапно, прямо как в кино, только страшнее. Впереди показалась темная фигура, и сначала Олеся не испугалась, даже обрадовалась, потому что Ван отпустил ее руку. Она подумала, что еще один грибник. Только когда они поравнялись, и она столкнулась с колким ледяным взглядом светлых глаз, ей стало не по себе, а когда в руке у мужчины что-то сверкнуло, от страха в животе словно свинца налили.

— Карманы выворачивайте, – потребовал он.

Ван посмотрел на Олесю жалобно, словно маленький ребенок, и ей вмиг стало неприятно. Паша бы не испугался и не искал у нее поддержки. Он бы врезал этому мужику, использовал бы один из своих знаменитых приемов, которые так любил показывать Олесе – до семнадцати лет он ходил на айкидо, и даже пояс у него был какой-то, только Олеся не помнила, какой.

— Я второй раз не повторяю, – проревел мужик и двинул Вану по лицу.

Тот жалобно заскулил и принялся доставать из карманов телефон, карточки, документы… Олеся в это время прикидывала, как далеко были прошлые грибники, и в какую сторону нужно бежать, а еще какой лучше прием использовать, чтобы вырубить его наверняка. Подумав о том, как она будет рассказывать об этом Паше, Олеся широко улыбнулась – он точно будет ею гордиться…

 

***

Первым, кого Павел увидел, был кореец. Тот сидел на лавочке, прижимая к одному глазу нечто похожее на полотенце. Павел догадался, что внутри полотенца лед, потому что левая половина лица явно встретилась с чьим-то кулаком. Павел сразу подумал, это о том новостном сюжете, и у него в буквальном смысле слова кровь застыла в жилах.

— Олеся! – закричал он. – Где моя жена?

Неизвестно что бы он сделал, если бы в этот момент не появилась Олеся. Бледная, с такими темными глазами, словно зрачки заняли их все, она шатающейся походкой двинулась к нему. Павел видел, что еще чуть-чуть, и Олеся расплачется, поэтому притянул ее к себе, принялся гладить по спутанным волосам и бормотать ей на ухо утешающие слова. Уже потом, когда она рассказала про нападение, про то, как она воспользовалась приемом, которому он ее научил, как вызвала полицию, Павел понял, что Олеся была одна. Без одноклассниц. Точнее, был еще этот кореец, который так и сидел на лавке прижимая мокрое уже полотенце к заплывшему глазу. Но как он оказался в компании Олеси?

Смутные догадки, которые неприятно копошились в его голове, становились все яснее и яснее. Павел вспомнил и про приложение для изучения языка, и про то, как Олеся в первое время приходила к нему и с гордостью произносила выученную фразу на корейском. Кажется, она даже упоминала какого-то парня, с которым переписывается, чтобы помочь ему с русским. А потом вдруг все прекратилось – она больше не делилась с ним новыми выученными фразами и не упомнила корейца. Павел решил, что Олеся переключилась на очередное хобби, как с ней всегда бывало, но, видимо, нет.

Оставался вопрос – насколько все это серьезно. Можно было устроить допрос прямо здесь – взять этого парня за грудки и вытрясти из него всю правду, он не был похож он на того, кто будет сильно сопротивляться. Или задать вопрос самой Олесе, глядя ей прямо в глаза – уж он сможет уловить в них даже малейший намек на ложь. Но спрашивать не хотелось. Хотелось сгрести ее в охапку и утащить домой, подальше от всех этих кошмаров.

— Больше никуда тебя одну не отпущу.

Эти слова вырвались сами собой, Павел не собирался их говорить.

Олеся всхлипнула, вытерла ладошкой щеки.

— Поехали домой? – спросил он.

— Поехали. Только нужно отвезти Вана в гостиницу.

Голос ее звучал равнодушно, словно она предлагала забросить коробки на заднее сидение.

— Подвезем, – отозвался Павел. И больше ничего не стал спрашивать. Олеся взяла его за руку, и он вдруг подумал – а было бы классно вот так вести за руку дочку или сына. Захотелось сразу ей об этом сказать. Но он сдержался – такие разговоры не для посторонних ушей…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,423sec