Жареная картошечка

Женя никого не знал в новом доме, куда они переехали недавно. Лишь Лиза, жившая с матерью на первом этаже, сама подошла к нему во дворе и спросила:

— Ты новенький? Давай дружить. Моя мама работает тут дворником, и всех жильцов знает, а я знаю всех ребят, конечно, сверстников. Мне тринадцать лет.

Лиза оказалась старше Жени на год. Но выглядела как ровесница, потому что была небольшого роста и худышка. Кудрявые светлые волосы делали её похожей на Мальвину из сказки про Буратино, а зелёные широко распахнутые глаза смотрели внимательно и дружелюбно.

 

Теперь они всегда гуляли вместе, и постепенно Лиза познакомила нового друга с другими ребятами во дворе. Соседи говорили о новых жильцах, что папа у Жени начальник на заводе, у него есть средства, потому и квартиру им дали трёхкомнатную.

Однако квартиру Жениной семье дали большую потому, что с ними ещё жила бабушка, а она была фронтовичка.

Лиза нравилась мальчику, он раньше не дружил с девчонками, стеснялся. А теперь ему стало казаться, что с Лизой они понимают друг друга с полуслова, и у них много общего и даже вкусы одинаковые. Женя часто выносил дорогие конфеты из дома и угощал Лизу, когда они катались на его велосипеде по очереди.

— А у нас конфеты шоколадные только по праздникам, — сказала однажды Лиза, — потому что у мамы зарплата небольшая, но карамельки дома всегда имеются. Я их тоже люблю, но мама не разрешает выносить еду на улицу, говорит, что кушать надо дома, а перед едой тщательно мыть руки.

Но Женька всё равно выносил конфеты, чтобы угостить свою подругу.

Как-то раз он зашёл за Лизой перед прогулкой, а она открыла ему дверь в халатике и голубом кухонном переднике и махнула рукой:
— Заходи! Сегодня мама велела мне самостоятельно приготовить обед, так я как раз картошечку жарю. Сейчас быстро поем и пойдём гулять.

Женька скинул ботинки и прошёл в кухню. Он был поражён. Раньше никогда не видел, чтобы девчонки сами вот так готовили, по-настоящему, как мамы или бабушки.

— Ты что, сама умеешь готовить? – удивлённо спросил он.

— А что тут уметь? Начистил картошки и положил на сковородку, вот только масла надо налить, чтобы не пригорела и лука добавить, — говорила с улыбкой Лиза, — и ещё посолить в меру. А ты что, никогда сам картошку не жарил?

— Неа, — протянул Женька, — мне мама и бабушка не доверяют. Да я как-то и не просил их об этом.

Он сел на табурет и смотрел, как Лиза ловко перемешивает картошку, солит, и она скворчит на сковородке, издавая умопомрачительный аромат.

— Сейчас я тебя угощу. А то ты меня всё конфетами балуешь… А я тебя — своей фирменной картошечкой! – улыбалась Лиза, видя, с каким восторгом Женька наблюдает за приготовлением блюда.

— Я люблю картошку, но мама всегда делает пюре. Почему-то говорит, что жареная картошка вредна для организма, — сказал Женька.

— Это если слишком много съесть, а я масла норму лью, много не добавляю, поэтому у меня не вредно, — ответила Лиза и выключила газ.

Она положила в тарелки по горке золотистой картошки и достала из холодильника банку с свежепросольными огурцами.

— А это вприкуску, хорошо идут. Ну-ка, бери! – девочка достала по огурцу и положила рядом к картошке. Женька ел, и ему казалось, что ничего вкуснее в жизни он ещё не пробовал.

— Обалдеть, как вкуснооо, — млел он, — а огурцы ты тоже сама солила?

— В этот раз – мама. Но и я смогу. Тут ничего мудрого нет. Главное – в меру соли и побольше укропа, петрушки, а ещё чеснока и листочков чёрной смородины. Обожаю… — со знанием дела ответила Лиза.

Они съели порции, и Лиза быстро вымыла посуду. После этого ребята побежали во двор, где их ждали приятели.

 

Домой Женька вернулся позднее обычного.

— Ты что это к ужину опоздал? – спросила мама, — неужели не проголодался?

— А я в гостях дополнительно пообедал, — заявил Женька.

— Это в каких таких гостях? – спросила бабушка.

— У Лизы, с которой я дружу. Она меня такой вкуснятиной накормила!

— И что же это было? – всё ещё удивлялась мама.

— Картошечка. Жареная. С луком и огурчиком, ммм… — промычал Женька, поглаживая живот.

— Картошечка? – в один голос переспросили бабушка и мама, — ты же обедал дома. Разве не наелся?

— Дома не так вкусно. Я так давно не ел жареной картошки! – заявил Женька. Мама и бабушка переглянулись и засмеялись.

— Лиза, между прочим, сама её при мне жарила. Уже готовит, как взрослая. А вы меня к плите не подпускаете.

— Верно парень говорит, — вмешался в разговор отец, — пора ему тоже готовить учиться. К тому же в армии это может пригодиться. И вообще… Я тоже хочу жареной картошки!

— Сеня, у тебя гастрит. Какая жареная картошка? – заволновалась бабушка.

— Какая, какая… с огурчиком, — улыбнулся отец, — хоть раз в неделю могу я выпросить любимое блюдо?

— И я! – засмеялся Женька.

— Ах, так? Вам не нравится, что я вам готовлю? Тогда готовьте следующий ужин сами, мужчины, — сдалась мама, подмигивая бабушке.

На следующий вечер, папа и Женька жарили картошку. Они чистили её вместе, потом резали соломкой, клали на разогретую шипящую сковородку и добавляли репчатый лук, который впервые чистил и резал, роняя слёзы, сам Женька.

— Ну, что я вам скажу, — сказала мама, отведав картошки, — вкусно! Молодцы! И молодец Лиза, вдохновительница!

Женька расцвел, будто совершил что-то геройское и очень важное для всей семьи.

Через неделю маме был день рождения. Женя с отцом пошли покупать ей подарок. Они выбрали духи в красочной высокой коробке, а потом подошли к цветочному киоску.

— Без цветов женщинам подарки не дарят. Даже цветы – уже подарок, наверное, самый желанный, — пояснял папа, — а уж в день рождения цветы – это закон. Твоя мама любит белые хризантемы.

Отец купил цветы и доверил нести их сыну. Женя посмотрел на букет, понюхал его и спросил:
— Папа, а можно цветы дарить просто так? Не в день рождения?

— Конечно, можно, — ответил отец и посмотрел на Женьку. Мальчик, стесняясь, начал:
— А если ты никогда не дарил ещё этому человеку цветы, то как подарить их в первый раз? Надо что-то сказать? – спросил Женька, отведя глаза в сторону.

— А знаешь, иногда и говорить ничего не надо. А подарить просто так, — ответил отец, скрывая улыбку, — а знаешь, вот давай-ка и ты подари хоть своей подружке Лизе веточку хризантем. Думаю, ей будет очень приятно.

Он повернулся к продавщице цветов и сказал:
— Упакуйте ещё одну веточку, попушистее. В отдельный пакетик.

Продавщица быстро подала веточку хризантем, и Женька взял её и снова понюхал.

 

Они шли к дому молча. У подъезда отец взял свой букет и сказал:
— Иди, сразу и дари, нечего его домой тащить. Порадуй человека…

Он поднялся на третий этаж, а Женя постучался в дверь на первом.

Лиза открыла дверь и увидела Женю с цветами.

— На, это тебе… — Женька подал девочке цветы и с наслаждением смотрел, как зелёные глаза распахнулись ещё шире и покрасневшее личико утонуло в пушистой белоснежной ветке хризантемы.

— Мне? – наконец-то спросила она, — за что? За картошку?

— Ага. И за картошку тоже, — радостно кивнул Женька, — пока. Пойду теперь мать поздравлять. У неё сегодня день рождения. До завтра!

— До завтра… Ой, спасибо, Жень! Спасибо! – слышался девчоночий счастливый голосок на весь подъезд, а Женька, не чуя под собой ног от охватившего его чувства взросления, собственной мужественности и значимости, пошёл обнимать маму.

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,390sec