Предала

— Она предала меня! Предала!

— Да почему так категорично-то! Сразу предала… ну, обманула.

— Но доверять я ей больше не смогу! Никогда! Мы пообещали друг другу. Поклялись! А она…

Полночи они переливали из пустого в порожнее. Ира предлагала Лену понять и простить. Виктор ужасно злился…

 

Виктор был работящим. Он всегда знал, что хочет жить хорошо. Не в крайней бедности, как жили его родители, и вынуждены были жить они с сестрой, Ирой, всё детство, а хорошо. Не богато, так хотя бы просто зажиточно.

После выпускного и армии он впрягся в работу. Пошёл на стройку и изучил там досконально весь процесс. Проявил лидерские качества, и стал прорабом. Как раз подзаработал денег, купил свою первую машину. Он не помогал родителям, которых и сейчас интересовала только бутылка. Может Витя бы и помогал, несмотря на полуголодное детство, если бы они хоть пытались не пить и что-то делать. А то все детство была отравлена рваной одеждой, пустым холодильником и пьяными родителями. Жили на пособия, да отец иногда что-то ходил разгружать, когда на ногах держался. И сейчас ничего не поменялось. Такой жизни Виктор для себя не хотел, и с алкоголем даже не пытался познакомиться. Единственное, он курил. Как начал по малолетству, по глупости, так и не бросил. Курил много, но это была его единственная дурная привычка.

Сестре Ирине тоже повезло выбраться из болота. Она вышла замуж за хорошего парня, с которым училась в одном классе. За Лёню Дашкова. Вышла, и выбрала жить своей семьей, и заботиться о себе и муже. Поначалу-то она ещё пыталась что-то сделать, чтобы вытащить родителей из синей ямы, а потом оставила эти бессмысленные попытки. Маму Валю и папу Толика всё устраивало, и ниоткуда выбираться они не хотели.

Витя с Ирой были в хороших отношениях. В детстве им часто приходилось объединяться, чтобы спрятаться от разбушевавшегося отца. Или идти, собирать бутылки, чтобы сдать и купить себе хлеба и какой-нибудь крупы. А если повезет, и шоколадку. Тяжелые ситуации объединяют людей. Роднят иной раз крепче крови. А уж если люди родные, да плюс прошли через такое, то это уже навсегда. Виктор не мог представить ситуации, в которой бы они с Ирой поссорились, или перестали друг друга поддерживать.

Когда он убедился, что замуж сестра вышла правильно, то выдохнул с облегчением.

— А ты что же, так и будешь холостяковать? — спросила Ира.

Брат был старше сестры на четыре года. Всего-то двадцать пять ему на тот момент и исполнилось.

— Успеется. — легкомысленно отмахнулся Витя.

Он не думал о женитьбе, потому что считал: для создания семьи нужно крепко стоять на ногах. Вот будет стоять крепко, съедет со съемной квартиры в свою собственную, тогда можно и о семье подумать.

Поскольку Витя честно трудился, это всегда непросто. Путь до собственной квартиры занял у него больше времени, чем он предполагал. Но всё-таки он купил её. Новую, с чистенькими белыми стенами. Двухкомнатную. Было Вите тогда уже тридцать три года. Зато он с чистой совестью мог сказать, что живет, как человек. Новая квартира, новая машина, постоянный заработок. Пора и о семье подумать — жених-то завидный!

Огляделся Витя и не понял, на ком жениться-то? Получалась ерунда какая-то. Молодым девчонкам надо было или гулять, или замуж за бизнесмена. Бизнесменом Витя не был. Он ещё в молодости понял, что не выйдет из него бизнесмен. Не стал и огород городить.

Все ровесницы Виктора были уже давно замужем, и имели по ребенку, а то и по два-по три. Были у Ирины незамужние подружки, но Витя их забраковал:

— Не нравятся!

 

— Ну и сиди один, как сыч! — фыркнула сестра. — Ольга, например, постоянно о тебе спрашивает. Чем не нравится-то? Не урод, не тупая. По хозяйству шустрая. Не невеста — сокровище.

— И что же ее никто не откопал до сих пор, сокровище такое? — съехидничал Витя.

— Подержи! — Ирина сунула брату в руки своего младшего, Никиту. — Я картошку почищу.

— Я хотел на балкон выйти, покурить.

-Бросал бы, Вить! Вредно же это.

Витя держал племянника очень осторожно, боясь уронить. Никите только исполнился годик. Прикольный пацан. Везде шныряет, всё-то ему любопытно… нет, семья нужна. Хорошая, дружная семья, не такая, из которой произошли они с Ириной.

— Ты с предками давно говорила?

— Говорила. — кивнула Ира. — Недавно матери звонила. Ноет, что всё болит, сама пьяная. Говорю: брось пить, спрашивает, при чем тут это? Денег просила.

— На водку?

— На что она еще может просить? Она-то врет, что на лекарства, но у них же одно лекарство. Говорю же, пьяная в дрова звонила.

Ира всхлипнула, потянулась вытереть слезы, чуть не выколов себе глаз картофелечисткой. И разрыдалась от такой нелепости пуще прежнего.

— Ирка, брось! — сказал Витя.

Он подошёл к сестре, осторожно держа племянника, и крепко обнял её свободной рукой. Прижал голову Ирины к своему плечу:

— Брось! Мы вырвались. Пусть сами теперь, сами уж, как хотят. И лечатся, чем больше нравится. Водкой так водкой.

— Жалко их. — провыла Ира.

— Жалко у пчелки. Ладно, поеду я. Спасибо!

— А ужинать?

— Дома поужинаю.

— А Ольга?

— Ой, отвяжись!

Судьбу свою Витя встретил нежданно-негаданно в магазине, когда покупал сигареты. Небольшой павильон рядом с домом. Он по пути с работы заехал, как обычно, за сигаретами, а в магазине оказался неисправен банковский терминал. Виктор растерянно похлопал себя по карманам. Налички не было. Ну вот! Придется ехать, покупать в другом месте. А ведь он устал и хотел домой. Как вдруг приятная продавщица лет тридцати сказала:

— Да занесете завтра! Не беда. Завтра моя смена тоже.

И протянула ему две пачки.

— А вдруг я не занесу? — с интересом спросил Витя.

— Да занесете! Вы же часто у нас покупаете. Людям нужно верить.

На следующий день Витя принес деньги за сигареты, и одну белую розу.

— Спасибо! — сказал он. — Очень выручили.

— И вам спасибо. — ответила девушка, принимая цветок.

«Лена» было написано на её бейджике.

 

Потом она сходила с ним покурить, и разговорились. Лена оказалась приезжей и незамужней. Витя пригласил её на свидание. Так, суть да дело. Витя с Леной сошлись. Стали жить вместе, в его квартире.

Ирина Лену одобрила. Нормальная простая девушка. Симпатичная. Витя говорил про её подругу Ольгу, что она никому не нужна, раз до сих пор одна. Но про свою девушку Лену он, судя по всему, так не думал. Хотя… это не её дело совсем. Лишь бы брат был счастлив.

Витя в союзе с Леной был счастлив, в общем-то. Он не спешил на ней жениться, а она сама тоже не поднимала эту тему. Виктор для себя решил: получится ребенок — сразу в ЗАГС. Ему было уже тридцать пять, Лене — тридцать два года.

Виктор хотел ребенка. Лена вроде тоже хотела, но не так сильно переживала. Ну, не дает Бог… бывает. Хочется, конечно, а что делать?

Витя считал, что уже пора начинать что-то делать. Обследоваться, например. Обоим. Но для начала Лене.

Обследовались. Сначала Лена, а потом и Витя. В целом, все было неплохо. Но профилактически рекомендовали для начала пропить витамины и пересмотреть образ жизни.

— В каком смысле? — удивился Витя. — Мы вроде ничего такого…

— Курите? Выпиваете? Жареное, жирное, острое едите?

Виктор не выпивал. Он не пробовал алкоголь и раньше, когда все его друзья начинали. Вите не было любопытно пробовать то, благодаря чему его родители каждый день находились в нечеловеческом состоянии.

Лена же иногда могла выпить бутылку пива. Или вина с коллегами на работе в магазине. Но пьяной Виктор её никогда не видел.

Врач сказал, что придется отказаться на время даже от малых доз алкоголя. И полностью от курения. И Вите в том числе.

— И мне? — поразился он.

— И вам. Вы ребенка хотите?

Ещё доктор распечатал целый лист рекомендаций по питанию. Виктор с Леной пришли домой. Дома он сам начал этот разговор:

— Давай договариваться. Бросим курить. И выпивать.

— Ты не выпиваешь.

— Ну и ты не будешь. Согласна?

Лена прикусила губу и помолчала с задумчивым выражением лица. Потом сказала:

— Вить, ты куришь две пачки в день! Как ты бросишь?

— Брошу. Я очень хочу ребенка.

Виктор никому не рассказывал, как прошел для него отказ от курения. Он ехал на работу за рулем, а голова кружилась. И в голове словно гудел набат, призывая его плюнуть на всё, и закурить.

Он выдержал. Лена тоже избавилась от вредных привычек. Питались они теперь правильно, полезно и сбалансированно. Сначала трудно, а потом ничего. Привыкли, втянулись. А потом Бог послал им малыша. Не сразу. Ещё через два года, но получилось. Лена забеременела.

Виктор сразу же на ней женился. Всем вокруг он говорил, что его жена — молодец. Чтобы подарить ему сына, отказалась от вредных привычек, готовила еду по рецептуре, высчитывая граммы, да ещё и на работу успевала ходить. А там, в магазине, соблазн. И сигареты тебе, и пиво. Но Ленка — кремень! Всё выдержала, и скоро родит Виктору сына. Да-да, срок уже позволил сделать УЗИ, и у них будет сын!

 

Пока они вели правильный образ жизни, а ребенок все не получался, у Виктора тоже были соблазны. Его постоянно пытались с кем-нибудь познакомить. То снова Ирина со своими подружками:

— Оля про тебя спрашивала. Она здорова, хоть завтра забеременеет.

То мужики на работе сватали Вите каких-то подруг жены, тоже считая что Лена бесплодна, и Витя тратит на неё время зря. Но Виктор и Елена знали, что им нужно, и все получилось. Будет сын, будет семья. Он светился от счастья.

Увидев, что брат так радуется, Ирина успокоилась, наконец-то. Перестала ему сватать своих подружек, и Лену приняла. Даже купила еще не рожденному племяннику много разной красивой малышковой одежды.

— Лена, давай с тобой договоримся кое о чем. — сказал Витя жене незадолго до родов.

— О чем?

— Давай уже и не будем курить. Зачем сыну плохой пример подавать?

— Хорошо. — сказала Лена.

— Нет, давай договоримся и пообещаем друг другу!

Так и сделали. Витя истово хотел, чтобы его сын ничего дурного от родителей не видел. Никаких таких привычек. Особенно остро сейчас вспоминалось его жуткое детство. Их с Ириной детство, которого по сути не было.

Родился сын, назвали Михаилом. Михаил Викторович. Отец не чаял души в мальчике. Пылинки сдувал. Первым просыпался ночью.

— Витя, да куда ты? Тебе на работу! Я сама…

— Я помочь хочу. И мне нравится с ним возиться.

Чтобы у сына было всё, Виктор взял подработку — катался в выходные по несколько часов в такси на своей машине. В наши дни это не сложно: установил приложение, заключил договор, да катайся.

— Куда ты купил такой дорогой комбинезон? — огорчалась Лена. — Он вырастет из него за месяц!

— У моего Мишки будет самый красивый комбез! Да, Мишаня? Утю-тю!

Малыш заливался хохотом. Счастье, которое поселилось в доме с тех пор, как стало известно о том, что скоро будет ребенок, стало просто огромным с его рождением на свет. Счастье заполняло квартиру и выливалось из окон и дверей. Казалось, сейчас побежит по улице и осчастливит еще кого-нибудь.

— Я тебя люблю сильнее всех на свете! — говорил Витя.

— Я тоже люблю его сильнее всех! — обижалась Лена.

 

А потом Мишка выкидывал какой-нибудь фокус, и они умилялись, и хохотали. И были счастливой семьей. И Виктор думал, что у него всё получилось.

А потом он однажды почувствовал себя на работе простывшим. Проконтролировал доставку материалов на объект, раздал задания рабочим, и поехал домой. Дома было пусто. Ленка, наверное, повезла Мишаню гулять. Виктор позвонил ей, но аппарат запиликал где-то в комнате. Отлично! Ушла гулять, а телефон дома забыла! Вот он ей задаст! Мало ли что? Гуляет с ребенком. Должен быть телефон, чтобы в случае чего быть на связи. Мишка уже вовсю ходил с полгода, мало ли. Упадет, нос разобьет, и как горе-мамаша скорую вызовет?

Виктор гнал от себя разыгравшуюся фантазию про сына с разбитым носом. Он уже отлично ходит, даже бегает, чего Витя всполошился, как курица?

Он пошел искать своих в парк за домом, и увидел издалека картину, которую не ожидал увидеть в самом страшном сне. Возникло ощущение, что Виктору со всей силы дали под дых. Лена сидела на лавочке и наблюдала за Мишенькой, который играл в песочнице на площадке посреди парка. Она сидела, не сводя глаз с ребенка, и курила. Витя не хотел верить своим глазам. Курила. Мир рухнул.

Увидев мужа, Лена быстро избавилась от сигареты. Она покраснела. Витя подошел и спросил сдавленным голосом:

— Давно?

— Что — давно?

— Не притворяйся. Куришь давно?

Она понурилась. Потом нехотя сказала:

— Полгода. Как кормить перестала.

— Как же так?

У Лены не было ответа на этот вопрос, который бы удовлетворил Виктора. Она просто сидела дома, постоянно с ребенком. Да, на всем готовом, но устала. Устала, и захотелось снять напряжение.

— Ты должна была сказать мне! Что не выдерживаешь! Что хочешь сорваться!

— Ты бы сказал: нет! — она тоже повысила голос.

— Да. — Витя вдруг успокоился. — Я бы сказал: «Нет»!

— Поэтому я и врала. — вздохнула Лена. — Боялась сказать правду.

Виктор развернулся и ушел. Ночевать он не пришел. Поехал к Ирине:

— Пустишь переночевать? Только я простыл, что ли…

— Ничего. Лёнька в рейсе, размещу тебя подальше от детворы. А что с тобой такое-то? На тебе лица нет!

Виктор всё рассказал сестре. И она, неожиданно, приняла сторону Лены.

— Ты спятила, да? Она предала меня! Предала!

— Да почему так категорично-то! Сразу предала… ну, обманула.

— Но доверять я ей больше не смогу! Никогда! Мы пообещали друг другу. Поклялись! А она…

Полночи они переливали из пустого в порожнее. Ира предлагала Лену понять и простить. Виктор ужасно злился.

 

— Первый раз в жизни жалею, что я не пью! Сейчас бы напился…

— Ну, напейся! — фыркнула сестра. — Раз в жизни можно.

Он подумал и сказал:

— Не, нафиг! Не хочу. Вдруг понравится.

— С первого раза точно не понравится. — успокоила Ира.

Они поговорили о родителях. Потом опять о Лене. Потом Виктор сказал:

— Разведусь я, наверное…

— А Мишка? — ахнула Ира.

— Мишка со мной. Я не могу без сына.

— А мать может? И кто тебе его отдаст? Она просто курит! Да у нас полстраны курит! Нашёл недостаток, тоже мне!

— Да не в этом дело! Она меня обманула!

— В суде будешь об этом рассказывать?

— Предала! — стоял на своем Витя.

Сестра сказала, что он нудный, и ушла спать. Виктор лёг, но до утра ворочался. Уснул он, когда уже рассвело. А проснулся от того, что нежная маленькая ручка гладила его по щеке:

— Папа! Папа!

Ага. Он, наверное, уснул наконец-то, и ему приснился Мишаня!

— Папа!

Виктор распахнул глаза. Мишенька стоял рядом с кроватью и улыбался. Витя начал соображать: он у сестры, она ушла спать в детскую, а ему уступила кровать в спальне. А пришел он сюда потому, что вчера…

— Миша, где мама? — спросил Виктор, подскочив на кровати.

— Тям! — мальчик неопределенно махнул рукой.

Лена сидела в кухне, Ирина поила её кофе.

— Сигарету? — издевательски спросил Виктор.

— Ох, и нудный у тебя мужик! — сказала его сестра. — Полночи мне тут нудил о том, какая ты такая сякая. Тьфу!

Лена вздохнула и отвернулась к окну. Ирина вышла из кухни. Пусть поговорят.

— Ты чего пришла?

— А ты чего ушел? Мишку насилу уложила. Как же, ляжет он, когда папы дома нет. Когда папа на ручках не поносил.

— Интересная ты… предала меня, ещё пришла тут права качать.

— Да почему предала-то?! Зачем такие громкие слова?

— А вот представь, что я тобой всё это время гордился. Какая ты у меня молодец! А ты только кормить перестала, и за сигарету схватилась. И мы договорились, а ты обманула меня. Это предательство!

— Ладно! — вздохнула Лена. — Я виновата. Прости меня.

— Я готов ради нашей семьи на все, а ты…

Внезапно она рассмеялась.

 

— Я сказал что-то смешное?

— Ага. Ты правда нудный! Жуткая зануда! Душнила! Как я не замечала столько лет?!

Он сел за стол и потер переносицу. Не выспался ни черта, еще и нос заложен. И голова болит. Но ругаться с Ленкой больше не хотелось. Она такая своя… родная. Часть его жизни. Мишина мама. Его собственная жена.

— Я не хочу, чтобы мой сын видел тебя с сигаретой! Вот так тебе, коротко и ясно. Без занудства!

— Это наш сын, не только твой. И он уже видел. Прости…

— Ну, чтобы больше не видел! — строго сказал Витя.

Лена помедлила немного и протянула ему руку через стол:

— По рукам.

Он смотрел недоверчиво.

— Честное слово, Витька! Я не хочу терять нашу семью! Я вас слишком люблю. Больше всех на свете!

Он взял протянутую руку и сказал:

— Это я вас люблю больше всех на свете.

Подбежал Мишаня, с разбега уткнулся отцу в ногу. Витя поднял сына и прижал к себе. Он поверит Лене. Ему очень хотелось ей поверить. Слишком хотелось. Как она там сказала, когда они познакомились, и она дала ему сигарет в долг? Людям нужно верить…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,380sec