Ненужный любимый сыночек. Рассказ

— Девчонки, как же здорово, что мы опять встретились! Всё-таки, что ни говори, а школьные друзья — это ни с чем ни сравнимо. Потом уже таких друзей никогда не бывает, ведь сдружились мы без всякой задней мысли. Ни деньги, ни связи нас тогда не волновали, это самая чистая дружба, ну ведь правда же? — Ирина на встрече одноклассников немного расслабилась, пару фужеров выпила, и ещё сентиментальнее стала, чем обычно.

 

Вообще Ирина в их троице всегда была их активным центром, самой веселой заводилой. Вот и сейчас встреча одноклассников подходила к концу, но им не хотелось расставаться. И Ирина тут же предложила, — Девчонки, а идём ко мне! По старой памяти, ну как раньше, я ведь ближе всех к школе живу. Как жила, так и живу в той же родительской квартире. Правда у нас внук сейчас гостит, Глебушка, его Виктор перед самым моим уходом на встречу уложил спать. Но вы же понимаете, что это не помеха, чайку попьем, у меня пряники есть вкусные, мармелад, вчера пирог грушевый, тот самый, мамин фирменный, испекла.

Помните?

Помните мамин пирог, как мы зимой после школы ко мне бежали? На плите щи стоят горячие, а мы пирога сначала налопаемся, с грушами, да с сахарной пудрой. Мама придет, щи не ели, а от пирога почти и не осталось ничего! Но она не ругалась никогда, — от этих воспоминаний Ирина сразу же немного погрустнела, но подруги её приглашение тут же поддержали, — Иринка, да мы с радостью, у нас тоже такие же о школе теплые воспоминания, особенно когда к тебе заходим. У тебя там даже и не сильно в доме всё изменилось, ведь и мебель поди всё та же, что отец твой делал, вот это память о нём! Хороший человек был Владимир Николаевич. А мама твоя такая добрая была, мы тебе даже немного завидовали, — наперебой заговорили Людмила и Светлана.

— А Глеб твой от Наташи или от Виталия? — по дороге всё расспрашивали Ирину подруги, давно не виделись.

— Виталика, от сына внучек, а Наташа ещё учится, она второе высшее получает, мало ей одного, — мягко и с заметной любовью по пути объясняла Ирина. Да они и дошли уже, идти тут всего ничего.

Дом Ирины в пяти минутах ходьбы от школы. Вошли, Ирина сразу палец ко рту приложила — не шумите. Но тут же муж Иры Виктор из комнаты вышел, — Привет, девчонки, да всё уже, внук проснулся! Молодцы, что зашли, идём вместе чай пить!

— Ой, а это кто у нас? — Люда и Светлана увидели, как из-за двери комнаты выглянул ещё заспанный мальчик. Светленький, разрумянился от сна, увидел чужих и чуть не заплакал. Потом бабу Иру свою заметил, сразу разулыбался, ручки тянет, — Баба Ия, иди ко мне сколее, иди!

— Ой, какой милый, такой хорошенький, сил нет, а как на тебя похож, Ирочка! Да и на Виктора тоже, весь ваш внучек, сразу видно, не откажешься.

Ирина улыбнулась, сняла Глеба с рук, — Беги к дедушке. Ну а у вас как? У тебя, Люда, насколько я помню, тоже внук?

 

— Ну да, только у нас не так расчудесно, как у тебя. Мой то Олег женился и к жене в другой город укатил, а я тут осталась. В первом классе мой внук Захар уже, ну а видимся не часто. На каникулы они мне его привозили, ну так это так, баловство одно, не успел ко мне привыкнуть, как и уезжать пора. Олег зовёт к ним переехать, а я никак не решусь, жалко из родных мест уезжать, — Людмила пожала плечами, словно показывая, что не знает, как и поступить лучше.

— Ой девочки, хорошо вам, а моя Анюта не замужем пока. Не знаю и дождусь ли внуков, уж очень она у меня с гонором, довыбирается чувствую, что так одна и останется, и тот ей плох, и другой не хорош, — Светлана посетовала.

— Девчата, чай уже готов, — позвал их Виктор.

Подруги переглянулись — ну и везучая ты, Ирина, ну с самого детства вокруг тебя тепло, уютно, люди добрые вокруг, ну приятно и глазу и сердцу смотреть на тебя!

Виктор заварил ароматный чай, расставил тарелочки с домашним печеньем, ну и конечно грушевый пирог с сахарной пудрой, как от мамы Ирины — Александры Трифоновны, домашний, фирменный. Глеб уже весь в сахарной пудре, — Баба, это гути? — Да, милый, груши это, груши, — Ирина к подругам обернулась, — Говорит наш Глебка плохо, хотя ему уже почти три с половиной. Мы с ним к логопеду ходим, ещё в студию на лепку и в бассейн. А попозже может на хоккей его запишу или ещё куда.

— Ну ты просто супер бабушка, — восхитилась Людмила, — Послушала тебя, так мне совсем стыдно стало, может хоть на время к своим поеду, хоть им с Захаркой немного помогу.

Ирина голову опустила, словно замешкалась, потом на подруг посмотрела, оглянулась — Глебушка к деду играть убежал, — Да нет, девчонки, не всё у нас так хорошо, как вы думаете. Мне даже неудобно стало, вы думаете, что у меня всё распрекрасно, а это не так. Я очень сильно за Глебушку переживаю, не поверите, но не нужен он своим маме и папе.

— Да ты что, Ирина, ты что такое говоришь? — не поверили подруги, — Да не может быть, с чего ты это взяла? Ну показалось, так нам, бабушкам, иной раз чего только не кажется. Ну занятые они, так ты сама на себя мальчика взяла, чего же теперь пенять на кого-то!

 

— Да не в этом дело, — Ирина держалась, но у нее слезы блеснули, — Плохо всё, развелся наш сын Виталий со своей Аллой ещё год назад, не получилась у них семья, всё не слава Богу. Потом Алла из декрета вышла и пошла работать, якобы ей жить не на что, алименты маленькие. А по ходу ей Глеб просто надоел, да она им и в декрете не очень то и занималась. Алла берет его иногда в выходные, но не каждый раз, то она устала и ей выспаться надо, то у нее работы много. Я её не сужу, но думаю, что Алла свою личную жизнь устраивает, а Глеб ей просто не нужен. Приедет, подхватит Глеба на руки — любимый мой сыночек, любимый! А сама только и смотрит, как бы уехать побыстрее. Да и Виталик наш не лучше, на неделе то заедет к сыну, а то и нет, некогда говорит было. Приедет, подарков привезет, и тоже Глебу — сыночек мой любимый! А какой же он любимый, если ни маме, ни папе он и не нужен совсем, хорошо хоть мы с Виктором ещё не совсем старые, — Ирина тихо вздохнула, грустно так улыбнулась, а тут и Глебка выбежал, — Баба Ия, иди играть сколее!

— Иду, мой дорогой, идём ка посуду убирать, кто у нас лучше всех посуду моет? — засуетилась, засветилась любовью к внуку Ирина.

— Иришка, спасибо за чай, за пирог, да вообще за всё, — Светлана и Людмила засобирались, — И не переживай, знаешь, слава Богу живы все, а жизнь она такая переменчивая. Может помирятся, а может твой Виталий женится и сына в семью возьмёт.

Ирина с сомнением головой покачала, — Спасибо, милые мои подруги, вы заходите, я всегда вам рада, всегда!

Людмила и Света шли молча, каждая о своем думала. — Да уж, вот так вот думаешь, что у других всё лучше, ну прямо идеально, я вот про Ирину всегда так думала. А у неё ведь и родители рано ушли, почти сразу, как школу окончила, один за одним. А потом и Виктор от чего то долго лечился, Ира не любит жаловаться, но знаю, что долго. Да уж, в каждом дому по кому, а в каком и два, — сказала Людмила, Светлана ей кивнула, — И не говори, а мальчишечку как жалко, хоть у него и такие хорошие бабушка и дедушка, но без родителей плохо всё равно. Ишь как сказала Ирина — любимый вроде, а на деле не нужный никому, вот ведь дела. А без родителей и жизнь другая, будто и не настоящая. Любимый, да ненужный Глеб сыночек получился.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,379sec