Последствия измены

То, что Николай ей изменяет, Марина поняла задолго до того, как он сам в этом признался. Налицо был, как говориться, полный «букет» классических признаков неверного мужа — он стал уделять ей меньше внимания (хотя и так, вообще то, за последние лет восемь его было негусто), он задерживался после работы надолго по сомнительным поводам, он постоянно таскал с собой телефон и поставил на него пароль, а из совместного бюджета стали исчезать суммы, про которые Коля, ранее любивший детализированные финансовые отчеты для себя и жены, никак не мог внятно объяснить, куда же они подевались.

 

— Изменяет?! — ахнула лучшая подруга Света, заглянувшая к Марине почаевничать и посплетничать обо всем на свете.

— Изменяет, — будничным тоном подтвердила Марина. — Еще пирога отрезать? Думаю, в следующий раз в начинку я попробую добавить еще сыру тертого…

— Да как можно про пирог, когда тут такое! — взмахнула руками Светлана.

— Можно, — спокойно возразила хозяйка дома и пошла отрезать пирог — для себя. — Пироги вкусные со мной на всю жизнь останутся, а мужик, он то есть, то вот — нету. Ну и пусть! — наконец-то добавила чуточку живости в бесцветный голос она. — Заявление я уже подала. На развод, в смысле.

— А он что?!

— Коля пока не в курсе. Вечером вернется — скажу. Ты извини, кстати, но я на шашлыки не выезжаю на выходные — мне еще вещи собирать, — Марина наморщила нос. — Чую, кухонную технику не спасти — чеков у меня нет уже давно, а свекровь ее просто обожает… то соковыжималку у нас возьмет на пару дней, то хлебопечку на недельку…

— Так пусть себе свое купит, — фыркнула Света. — Или сынок пусть ее обеспечивает! А это ты на свои деньги, не вздумай уступать!

— Иногда проще уступить, чем потом свекровь меня хоть в Антарктиде найдет и будет требовать отдать, — наморщилась Марина. — Ничего… Я потом еще лучшую куплю!

— Куда ты, кстати? К родителям?

— Возможно, — вздохнула Марина.

Как бы ни далось ей все это сравнительно легко в эмоциональном, психологическом плане, а вот в плане того, что дальше, после развода по жизни делать практически, все было не так просто! Дело было в том, что родители Марины жили на самой окраине, да еще в однушке. Когда-то владели замечательной трешкой, кстати, но в середине нулевых рискнули ее продать (Марина к этому времени уже замуж вышла за Колю), купить однушку и вложиться в бизнес! Они надеялись, что вложения быстро вернуться и станут, может, даже миллионерами, купят еще три таких квартиры, как были! Марина, кстати, свою долю от недвижимости не стала в это дело «стопроцентно прибыльное» пускать. А вот родители… Ну, оказалось, что дальний знакомый их то ли развел, то ли подвел, сам никудышным бизнесменом оказавшись… И последствия были простыми — ни денег, ни квартиры… Правда, свои деньги Марина тоже не сохранила, потому что в те далекие времена была, как сейчас уже понимала — чисто дурочкой влюбленной и отдала мужу денежки. Сделали капитальный ремонт, он закрыл кредит за машину, да еще свекровь отправил в санаторий. В общем, славно вышло!

И это было странно, прямо сейчас Марине почему-то очень жаль было тех денег, аж вот плакать захотелось, что так по дурьему ими распорядилась, когда лучше бы на счет себе положила и хранила «на черный день»! Но еще Марина понимала, что когда ты по большой любви замуж выходишь, то о всяких там «черных днях» в будущем не думается. Кажется, что все будет хорошо! И вы вместе. Во взаимопонимании, уважении, обожании существуете. Навсегда, как говориться! И вообще то, даже сейчас, после того, как Николай предал вот так, Марина могла бы согласиться с утверждениями о том, что в мире существует настоящая любовь… Просто вот ей конкретно не повезло!

— Сниму квартиру, наверное, — пожала она плечами. — Зарплата позволяет…

Да, теоретически, с зарплатой старшего бухгалтера в небольшой фирмочке, торгующей принтерами и подобной техникой, я смогу себе это позволить, подумала Марина. Но нужно будет еще столько потратиться! Тот же кредит, который опять же — по наивности, взяла полгода назад ради того, чтобы Николай мог, видите, порадовать свою племянницу, которая на выпускной школьный хотела получить смартфон модный последней модели! И что у меня тогда в голове вместе мозгов было, подумала Марина. Обидно и досадно! Но, нужно как-то двигаться дальше…

— А давай тебя на сайте знакомств зарегистрируем! — предложила Света и Марина чуть не выронила пирог.

— С ума сошла?

— Почему? Но как же… Говорят же, что новая любовь — лучшее лекарство от разбитого сердца!

 

— Если ко мне хоть один тип подойдет знакомиться, — проворчала Марина. — То ему понадобится лекарство от разбитого носа, вот что я скажу! Нет. Спасибо. Обойдусь. Одна поживу! Кота, может, заведу… Или собаку! А что? У Коли аллергия же на шерсть, вот и живем в одиночестве…

— Кстати, а почему он изменил то? — спросила Светлана.

— Захотел и изменил! — отрезала Марина, которую весь этот разговор уже начинал раздражать. Но и выговориться хотелось — устала в себе все носить.

— Просто без причины же не бывает…

— По велению кончиков ушей изменил! Устраивает такой ответ?!

— Не сердись, — вздохнула Светлана. — Я просто помочь хочу… Может быть, как говорят, это… из вашего брака ушла страсть? Или у него… Там ребенок?

Марина застыла, не донеся ложку десертную с пирогом до рта. Об этом варианте она не думала как-то… Но он был вероятен!

Дело было в том, что Марина была бесплодна. Врачи сказали, что шансов никаких. И сколько же слез она тогда пролила! И как же была благодарна супругу за то, что он не бросил тогда.

— Ничего, — утешал ее Николай. — Знаешь, сколько по родне детишек есть? Буду о них заботиться по мере сил, компенсировать, так сказать то, что без своих…

Вариант взять из детского дома не рассматривался — Николай сказал, что его мама будет категорически против. Точка. Вообще, мнение свекрови с самого начала было тем самым фактором в их взаимоотношениях и семейной жизни, который мог решить что-то окончательно. Коля очень был привязан к своей родительнице, которая, после сбежавшего от ответственности отца мальчика, отдала его воспитанию лучшие годы и «принесла в жертву бабье счастье» как она сама говорила.

И вот теперь у Марины мелькнула мыслишка — а не была ли в курсе свекровь про его измены? Да наверняка! И она, естественно, молчала. Ну и плевать! На все уже, по большему счету, плевать…

Светлана, еще раз выразив сочувствие по поводу семейной трагедии Марины, наконец ушла. И та пошла собирать вещи. И это оказалось так непросто! Хотя бы потому, что если куда за эти годы Марина и ездила, то вполне хватало одной дорожной сумки, а теперь нужно было куда-то уместить такую кучу вещей… Не по пакетам же с узлами все рассовывать? В результате, Марина решила сходить до рынка и она как раз переступала порог квартиры с несколькими крепкими дорожными сумками и еще с парой огромных клетчатых, когда встретила вернувшегося домой Николая. Глаза у него были кругловатой формы, а их выражение — шокированным.

— Ты куда? — спросил он.

— Уезжаю от тебя, — ответила она просто. — Вот, вещи потихоньку собираю… Заявление, кстати, на развод которое, уже подала.

— Что ты сделала?!

— А ты чего ждал, муж? — Марина опустила упаковку для багажа, уперла руки в бока. — Что я останусь, вся такая гордая, что муж всего лишь любовницу на стороне завел, а не к нам в дом притащил?

— Я ведь… Вчера попросил прощения…

— Ишь ты! И что это меняет?!

— Мы вчера не успели договорить и я мог бы объяснить…

— Я послушаю объяснения про то, как устроены черные дыры в космосе или почему дельфины спасают людей, но про то, почему ты решил изменить… Нет, эти байки оставь кому-нибудь другому!

— Не все так просто, родная.

— Дай пройти! — Марина нахмурилась и оттеснила Николая в сторону плечом. Ишь! Еще этих жестов, что не отпускает, не хватало!

 

— Я должен тебе все объяснить… — поплелся за ней следом Николай.

— Ну говори, — мрачно усмехнулась Марина. — Только учти, что слушать я тебя буду меньше, чем радио в маршрутке, — она принялась собирать вещи. И Николай заговорил.

…История это началась еще до его знакомства с Мариной, когда Николай был зеленым выпускником ВУЗа и парнем по уши влюбленным в свою однокурсницу Клару.

Все друзья, знакомые, а порой и случайные люди говорили, какая они красивая пара! Вот только у родителей молодых было иное мнение.

Каждая из сторон считала, что их драгоценное и единственное дитя, выросшее во взрослого человека, как-то недостаточно разумно для того, чтобы самостоятельно выбирать себе вторую половинку! Иначе говоря — с обеих сторон думали, что партия выбралась какая-то неподходящая… И казалось бы, все просто — ведь на дворе уже двадцать первый век, можно и самим, без наставлений родителей разобраться! Вот только Клара, в отличии от Николая, не была готова к бунту. И она согласилась с мнением родителей. Им пришлось расстаться…

Николай признался Марине — если бы тогда между ними встал просто другой мужчина, он бы не сдался, он бы отстаивал свою любовь! Но когда Клара сама, со слезами на глазах призналась, что любить его продолжит, но быть они вместе не смогут, потому что тогда она потеряет любовь, уважение и поддержку отца с матерью… В общем, с этим Николай ничего поделать не мог! Он не мог позволить себе стать человеком, который вот такой гад, целую семью рушит ради своей любви эгоистичной… Он предложил остаться друзьями. Клара сказала, что быть может это и получится… Но не сложилось. Дело же было в том, что для Николая это оказалось слишком мучительным в итоге — общаться с ней, видеть рядом и понимать — что она не его! И так они перестали общаться совсем…

И вот как раз в этот непростой период своей жизни он и встретил Марину. И да, с ней, клялся Николай, у него была счастливая жизнь, не о чем жалеть, не о чем грустить!

— Тогда как же так вышло? — спросила Марина. — Что, твоя Клара развелась с мужем или с кем там разошлась… И вспомнила, какая у вас первая любовь была?

— Нет, — покачал головой Николай. — Все не так просто…

Оказалось, что Клара долгое время не могла устроить личную жизнь, она посвятила себя карьере, она заботилась о родителях и с большим энтузиазмом принимала участие в жизни детей своей двоюродной сестры. А потом в ее жизни пришла настоящая любовь и шесть лет назад она наконец-то вышла замуж.

— Она меня на свадьбу приглашала, — объяснился Николай. — Я тогда тебе сказал что командировка на два дня. На самом деле на свадьбе был.

— А почему нельзя было со мной туда?

— Не знаю, почему я так решил, — пожал плечами Николай. — Сам себя не пойму.

— Ладно, уже неважно, — вздохнула Марина. Но у нее возникли подозрения. — И ты тогда понял, что все еще любишь ее?

— Ты меня ненавидишь?

— Я просто хочу разобраться…

— Нет. Я тогда просто радовался за нее. Пытался представить, как было бы, если бы она за меня выходила… Но вспоминал нашу свадьбу. С тобой. И думал, что нам с Кларой повезло… Ну, что у нас семейное счастье для нее, для меня, по-своему сложилось, пусть и с другими людьми. Мы иногда переписывались потом, звонили друг другу, обменивались фото из отпусков… У них сын родился. Назвали Гришкой. Мальчик… Похож на отца, — Николай замолчал надолго, глядя в окно. Марина не торопила его. Ей только казалось, что муж собирается с силами, чтобы продолжить и рассказать нечто важное, нечто такое, что окончательно все прояснит.

— Он умер. Муж Клары. Год назад в автокатастрофе. И ее родители… Тоже. Они вчетвером в машине ехали. Клара… Выжила, как говорят врачи, чудом!

Марина ахнула — как бы ни относилась она к этой женщине, но не могла не посочувствовать такой кошмарной утрате! Это было просто ужасно!

 

— Клара была сильной, — продолжил Николай. — Она знала, что должна позаботиться о сыне… Иногда я навещал их. И постепенно… Ты поверишь, если я скажу, что сперва и не думал ни о чем таким? Я просто хотел, чтобы ей стало чуть легче! Иногда я отвозил ее на рынок или еще куда, иногда помогал разобраться с документами, там ведь наследство. Мы водили Гришу в парк, гуляли… И вот тогда, — Николай тяжело сглотнул и чувствовалось, что данная часть рассказа теперь дается ему нелегко. — Я понял вдруг, что смотрю на Клару иначе… Понимаешь, я начал в воображении примерять на себя роль… Ее мужа. Отца Гриши. Я вдруг подумал, что у меня может быть… Нормальная и полноценная семья. Прости! Я говорю просто ужасные вещи!

— Можешь не продолжать, — Марина прошла на кухню, встала к раковине и взялась мыть чашку. Потом поняла, что та, вообще то, чистая и нервным жестом, так, что едва не расколотила, поставила посуду на место. То захотелось чаю выпить, то вдруг расхотелось. — В общем, ты решил обменять одну поломанную жену бесплодную на жену уже с ребеночком? Ну, удобно, что сказать! И выгодно… Ты же ей очень нужен, опора, защитник, кормилец!

— Знаешь, если тебе станет легче, то можешь меня ударить, — Николай опустил голову.

— Не станет. Ну, ударю я тебя, а толку? Что, этим машина времени запустится? Нет? Значит и смысла нет! А вообще… Хватит! Давай продолжим говорить, но сменим тему, хорошо? Документы на развод я подала и теперь нам надо решить.

— Ты должна забрать эти документы, — глухо сказал Николай. — Нам нельзя разводиться.

— Мне не послышалось? — у Марины чуть челюсть не отвисла. — Ты что хочешь, я не пойму, чего ты добиваешься? Хочешь жену оставить и любовницу с ребенком при этом? Знаешь, такой наглости я от тебя не ожидала! Это уже вообще за гранью! Это вообще…

— Ты не так поняла, — Николай внимательно смотрел на жену. Как будто взглядом дыру хотел прожечь. — Все не так…

— А как же?! — нервы у Марины барахтались на волоске, ни ниточке, тоньше шелковой и у нее уже чуть так темнело в глазах. — Объясни уже!

И Николай объяснил. В кратких, рубленых фразах он изложил страшную правду. Оказалось, что недавно у Клары обнаружили заболевание. Ей оставалось всего несколько месяцев. И она решилась попросить Николая об одной вещи. Она хотела, чтобы он после ее смерти усыновил Гришу. И чтобы они с Мариной стали ему родителями. Дело было в том, что родственники Клары отказались забирать к себе мальчика. Вот так вот неожиданно люди, которых она годами считала своими близкими, внезапно показали, что они, оказывается, не готовы к такой ответственности, кому-то вообще дети не нужны, у кого-то и своих хватает… Получалось, что Гриша рискует отправиться в детский дом. Если только Николай и Марина не возьмут его себе.

— Мы уже собирались с тобой встретиться, в смысле, Клара готовилась вот, на днях, поговорить с тобой, потому что такое же, конечно, нельзя одному решать. И знаешь… Она понимает, что ты можешь отказаться, я за тебя ничего ей не обещал, поверь! Я ведь понимаю, что это совсем не то… Не то, на что ты рассчитывала.

— А Гриша… Он точно не твой сын? — с подозрением спросила Марина.

— Точно, — вздохнул Николай. — Можно будет и генетическую экспертизу сделать. Он от другого мужчины, точно.

— И ты при этом… — Марина взмахнула рукой в воздухе. — То есть ты готов усыновить ребенка своей первой и не забытой за годы любви даже при том, что ребенок не твой? Просто… Это странно так! Я просто не представляю, как ты вообще пришел к этому решению!

— Да я сам не знаю, — горько усмехнулся Николай. — Просто вдруг понял, что не могу этого пацана кинуть как есть. Но… Ты не отвечай мне сразу сейчас, ладно? Это все непросто… Нужно подумать, конечно, много чего еще обсудить, наверное. Но ты… Просто подумай, ладно?

Марине казалось, что она спит. И видит какой-то кошмар! И все никак не может проснуться. Она кивнула.

— Хорошо… Мне нужно пару дней. Больше ни слова обо всем этом, хорошо? Просто живем рядом, как соседи, ладно?

 

Николай был согласен. И он действительно в следующие дни больше не заговаривал об этом и вообще очень мало общался с женой. Марина размышляла… Хотя, в голове как-то не укладывалось! Но она сразу отмела вариант посоветоваться с ее родителями. Ни к чему, решила она, нагружать их такими своими бедами… А вот Светлане пришлось все выложить на следующий же день, потому что подруга, как увидела Марину, так поняла, что у той что-то серьезное случилось, нечто большее, чем уже начавшийся бракоразводный процесс.

— Я даже не знаю, что сказать, — выразила мнение Света после того, как все узнала.

— Если даже у тебя слова кончились, то значит, дело совсем плохо, — шуткой попыталась разрядить атмосферу Марина. — Понимаешь, если логично подумать, то я, наверное, могу как дура согласиться…

— И будут на тебе ехать! — подхватила Светлана.

— Ага. Но есть и другой вариант. Понимаешь, я ведь всегда детей хотела! Эту радость прочувствовать от материнства… И Колю я ведь любила! Так может… Это наш шанс? Страшно, что он так возник, очень страшно! Но может быть, мы должны рискнуть и тогда… — Марина перевела дыхание. — У нас будет семья? И его душа успокоится, что поступил правильно, не предал ту, которую любил когда-то.

— Запутанно. Странно. Непредсказуемо, — покачала головой Светлана. — Но решать, конечно, тебе.

Марина подумала, что она никогда не видела мужа таким счастливым, как в тот момент, когда она сказала ему, что готова встретиться с Кларой. Марина решилась на это… Она решила, что готова совершить некоторое усилие над собой, чуть сломать гордость и еще как-то что-то… Но она сделает это! В конце-концов, это ведь может быть намного лучше, чем горькое одиночество, если она сейчас разведется… А дальше что ее ждет? Кому она будет нужна?! Значит, остается только путь прощения и принятия. И точка. А там… Будь, что будет!

Клара оказалась очень милой, симпатичной женщиной. И сын ее Марине очень понравился.

— Привет, — улыбнулась она Грише. — Это тебе, — она протянула ему подарок — фиолетового плюшевого кролика.

— Спасибо, — ответил мальчик. — А хотите тортик? Мама тортик купила!

И они пили все вместе чай. И говорили сперва о сущих пустяках, что помогло как-то перестать так сильно уж нервничать… Потом Гришу отправили смотреть мультики, а взрослые взялись обсуждать самое тяжелое. Да, Клара сейчас пробовала лечиться, но врачи говорили, что это — бесполезное занятие. Но нужно было принимать лекарства, чтобы хотя бы облегчить боли.

— Ты звони, если что, — в конце уже, когда уходили, сказала Марина. — В любое время! Ну, ты не одна… Мы с тобой!

Когда Марина в красках передала все Светлане, та так расчувствовалась, что аж всплакнула, но потом все-таки объявила подруге, что та — дурочка! Что могла бы попробовать счастье свое в другом месте найти. Быть может, встретился бы вдовец с детками?

— Нет гарантий, что встретился бы, — решительно возразила Марина. — И пожалуйста… Я уже приняла решение, не отговаривай меня, хорошо?

Марина забрала заявление на развод. И они с Николаем занялись подготовкой всех тех множества бумаг, которые должны были потребоваться для усыновления Гриши. Теперь Марина практически всегда сопровождала мужа, когда он ездил к Кларе в гости.

А еще Николай поклялся, мол, то самое у них с Кларой лишь раз случилось и пообещал, что больше этого не будет, честно! Марина была тронута такой тактичностью мужа… А потом, чувствуя себя глупой немножко, сказала, что она не против… Если он будет дарить Кларе всю заботу, внимание и любовь, которые только возможно, потому что… ей это нужно.

Время полетело, понеслось стремительно! Клара отправилась в соседний город в какую-то частную клинику — ее врач очень на этом настаивал и на это время Гриша поселился в квартире Марины и Николая. И вот тут Марину как волной накрыло!

 

Она вдруг потонула в чувстве, которое сама определила как материнскую любовь к этому мальчику! Она баловала Гришу, отдавала ему все свое свободное время! И в голове ее уже возникали яркие картинки — вот они с мужем отводят Гришу в первый класс. Вот позже купят дачу и будут выезжать на лето на нее отдыхать и станут ходить с мальчиком на речку и в лес по грибы. А потом Гриша подрастет… Но он будет славным парнишкой! И наверняка, да, обязательно так и будет, но он перестанет ее со временем называть теть Мариной и будет называть мамой. И теперь Марина вдруг поняла, что она — счастлива! Да, неправильно как-то было быть счастливой, когда это происходило из кошмарной жизненной трагедии другого человека, но Марина просто ничего не могла с собой поделать…

А потом это случилось. Просто в один из дней, когда Клара уже вернулась в город, она позвонила Николаю и они о чем-то разговаривали долго… А потом он, завершив звонок, повернулся к жене белее мела.

— Что случилось? — приложила Марина руку к сердцу. — Ей хуже стало?! — она то думала, что у них в запасе еще есть пара месяцев.

— Клара не больна больше, — часто моргая сказал Николай. — Выздоровела! Лекарство… Один препарат был… Помогло! Врачи говорили и одной десятой процента нету… Но, оно помогло! Она… Выздоравливает!

Марина села. Хорошо, что внизу было кресло, так что на пол не упала. Из глаз ее потекли слезы. Какое счастье! Живой человек будет! Ребенок сиротой не останется!

Да, радость была велика. Вот только Марина далеко не стала соотносить случившиеся перемены с тем, что могло теоретически последовать за ними… И когда она наконец-то задумалась об этом… Ох! Это было похоже на удар молнии! Потому что она вдруг осознала, что Клара — это любовница ее мужа. И у него есть к ней чувства. И в принципе, что им теперь мешает, так сказать, продолжить свои взаимоотношения? Ведь в таком случае Николай может быть отцом Гришеньке… А она, Марина… Ну, она вообще лишняя, образно говоря, в этом уравнении! И так уж вышло, что Николай первым заговорил об этом всем.

— Клара хочет, чтобы я развелся с тобой и мы поженились, — сказал он.

— Вот как, — хмыкнула Марина, смотря в свою чашку чая так пристально, будто в осевших на дно чаинках могла прочесть будущее. — Я могу ее понять, наверное… Новая жизнь, да? Новые горизонты и все такое…

— А можно серьезно?

— А я, по твоему, шучу?! Нет, знаешь, если с другой стороны глянуть, то это черная неблагодарность получается! Я, выходит, готова была мамой чужому ребенку стать, а она не стесняясь, хочет чужого мужа увести? Ее наглости я могу только позавидовать! Я так никогда не сумею! А может, так было бы проще жить?!

— Марина, — Николай редко называл ее по имени. Но сейчас вот назвал. И накрыл ее руку своей. — А я вообще то сказал ей, что не согласен.

— Что? — бесцветным голосом спросила Марина. И если бы ей супруг сейчас объявил, что улетает на освоение планеты Марс, то она бы это осознала легче чем то, что прозвучало.

— Я не хочу этого, — покачал головой Николай. — Мне самому непонятно, как так, то… Во как перегорело то, что я ней чувствовал. А может быть, я уже свыкся с тем, что она исчезла из моей жизни? Нет… Знаешь, все не так! Я просто осознал…

— Что осознал?

— На что ты готова была пойти ради меня. Ради нашей семьи.

— Вообще то, я и ради себя готова была на это. Мне ведь самой тоже очень хотелось… настоящую семью и ребенка, — призналась Марина. — Но если бы ты был мне противен, если бы я к тебе ничего не чувствовала, то, да, я бы не согласилась.

— И это значит, — подхватил Николай. — Что мы друг для друга что-то значим, верно? И вот что я тебе скажу. Я отказал Кларе. И еще хоть тысячу раз откажу. Все! Теперь все…

— А Гриша как же? — голос Марины дрогнул.

— Он славный мальчик, — сказал Николай. — Я к нему привязался. Мы вместе… Но он… Не мой сын. И я… Думаю, ему будет лучше, когда его мама встретит какого-нибудь мужчину, одинокого изначально и он станет ему отцом. Тогда все будет правильно. Да, я думаю, у них все обязательно в будущем сложится хорошо!

 

А потом в жизни Марины произошло то, к чему она совсем не была готова. Николай сказал, что им, пожалуй, пора взять ребенка из детского дома. Совсем маленького, младенца…

— Но твоя мама… — начало было Марина, но супруг не дал ей договорить.

— Я ведь был готов против ее мнения когда мы думали забрать Гришу. Так с чего мне теперь на него оглядываться? А вообще, нужно было мне понять это уже давным-давно. То, что у нас с тобой — отдельная, своя жизнь. И только нам решать, что с ней будет…

Меньше чем через год Марина и Николай стали приемными родителями сразу для двух малышей — близнецов Арины и Арсения. И они полюбили их всем сердцем сразу же и навсегда. И даже свекровь Марины со временем смирилась с их решением и тоже привязалась к малышам. А потом они узнали, что Клара выходит замуж. И она звала Николая и Марину на свою свадьбу, предлагала помириться и дружить! Но они отказались. Потому что решили, что пришло время окончательно закрыть эту главу в своей жизни и начать немножко все заново для своей и только своей семьи.

Автор: Таня Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,414sec