Невестка

— А вот и мы! – с широкой улыбкой Мила ступила на порог теперь уже своей квартиры.

— Мы? – Нина Константиновна вопросительно посмотрела на сына, но Вадик видимо был не в курсе.

— Ну да! У меня для вас сюрприз.

Через пять минут Вадик вызывал скорую для матери, которая стонала на диване в кухне. Такого сюрприза от покладистой невестки не могла ожидать даже она!

 

***

Нина Константиновна была женщиной требовательной, властной и жесткой. По–другому сохранить порядок в семье, где росли двое сыновей, по ее мнению, было невозможно.

Она строила мужа и сыновей, добиваясь беспрекословного подчинения. Как считала сама глава дома, у нее идеальная семья, в которой всем комфортно и уютно. Однако, бунт начался откуда не ждали. Старший сын, едва закончив школу и поступив в вуз, порвал все связи с семьей. Он вырвался из атмосферы казармы и уже не захотел возвращаться. Предприняв несколько попыток управлять своевольным парнем дистанционно, Нина Константиновна была вынуждена признать – старший сын оказался бракованным товаром, о котором даже говорить стыдно. И уж тем более, стыдно вспоминать о нем, рассказывать друзьям и близким, а также интересоваться новостями его жизни. Даже о том, что сын женился и стал отцом, Нина узнала от знакомых, сделав вид, что не удивлена и не обижена. На самом деле, весь спектр своих негативных эмоций она вылила на мужа и младшего сына, которым досталось ее гнева в тройном размере.

Спустя еще несколько лет, не выдержав такой жизни рядом с «боевой подругой», собрал вещи и ушел муж Нины. Он нашел себе пусть и менее красивую, менее ухоженную и эффектную, но скромную, добрую и понимающую женщину, которая приняла его с радостью.

— Да как он мог! Старый сморчок! Седьмой десяток разменял, а туда же — любовь у него! Настоящие эмоции! Душевное тепло! Откуда слов-то таких нахватался! – рвала и метала Нина.

— Мам, перестань! Вы никогда хорошо с отцом не жили. – промямлил Вадик, косясь на разъяренную мать.

— Ты мне еще поговори! Тебе откуда знать, кто и как живет? И смотри у меня, узнаю, что общаешься с отцом, не рассчитывай на наследство!

Младший сын, Вадим, к этому времени уже давно разменял четвертый десяток, но продолжал жить с матерью и находиться в полном ее подчинении. Мать строго контролировала едва ли не каждый шаг сына. Распорядок дня его не менялся много лет и был составлен таким образом, чтобы мама не скучала и ни в чем не знала отказа. С утра он просыпался и готовил ей завтрак, варил кофе, накрывал стол. А потом убегал на работу, чтобы всего через час отзвониться маме и отчитаться, что на работу добрался, все хорошо.

Вадим понимал, что так жить неправильно. Но по-своему жалел мать, понимая, что без него она останется совсем одна.

С другой стороны, ему было даже удобно жить с ней, оправдывая неудачи в личной жизни и карьере ее влиянием и постоянным вмешательством.

Вечером Вадим спешил домой, так как маме становилось скучно и требовалась компания. Ни подруг, ни друзей у нее не было, а со всеми родственниками она разругалась в пух и прах еще будучи молодой.

Теперь все ее общение составлял сын, поэтому отпускать его от себя она страшно боялась. Он был пришит к ее юбке намертво, в тридцать пять лет оставаясь маминым сыночком, не желающим что-либо менять в личной жизни.

Нина не задумывалась, что рано или поздно младший сын может последовать примеру старшего брата и отца. Захочет семью, жену, детей, самостоятельность. Полностью подавив его волю и подчинив себе, она считала, что такую «подлянку» он ей уже точно не сделает. Каждый раз, когда сын только намекал на ухаживание или симпатию к какой-либо девушке, мама находила на даму компромат и представляла ее в самом неприглядном свете, сопровождая рассказ едкими замечаниями.

— Сын! Не разочаровывай меня! Неужели тебе могла понравиться эта необразованная, грубая лимита, которая только за тем и приехала в столицу, чтоб найти себе простачка вроде тебя? Ну не может такая пронырливая штучка влюбиться. Те более, в такого, как ты.

— Ну мам, чем я плох? Вроде не последний человек в офисе.

 

— То же мне, должность! Менеджер! Не спорь со мной и немедленно прекрати общение с этой Машей, на которой акрила больше, чем на китайской фабрике!

Однако, несмотря на свою активную работу по снижению самооценки сына, Нина в очередной раз ошиблась. В офис Вадима пришла новая сотрудница, которая буквально за пару недель вскружила мужчине голову так, что напрочь вытеснила из его мыслей всю логику, здравый смысл и мамины указания относительно вот таких хватких штучек из провинции.

Мила была девушка общительная, веселая, живая. Она быстро перезнакомилась со всеми, нашла себе кучу друзей, которые за дружеской беседой выложили всю подноготную на каждого сколь-нибудь значимого холостяка. Вадим среди прочих оказался весьма неплохим вариантом. Холост, без детей, коренной москвич, квартира в хорошем районе. Без кредитов, ипотек и алиментов. А также разводов в анамнезе. Чем не идеальный жених? Однако, в женихи его решительно никто не рекомендовал:

— Мил, у нас коллектив молодой, мужчин много, мигом тебе найдем подходящего, — тоном заговорщика говорила начальница отдела кадров Марина, откусывая пятый пирожок, принесенный Милой.

— Ой, здорово! А то я все никак сама не познакомлюсь ни с кем! Все стесняюсь. Москвичи такие все важные, манерные. Пожалуй, только Вадим на фоне других отличается дружелюбием…

— Вадим? Ну нет, дорогая! Тут тебе ловить нечего, — поперхнулась пирогом от смеха Марина.

— Почему?

— Да это ж маменькин сынок до мозга костей! Он без ее ведома шаг ступить не может. Уж сколько его наши старые девы и разведенки охмуряли, без толку! Если мама сказала, что девочка бяка, он в ее сторону даже смотреть не будет.

— Почему? Разве мама не хочет счастья своему сыну?

— Нормальная может и хочет. Но эта в ежовых семью держала. Пока муж и старший сын не сбежали из этой тюрьмы. Она все силы на младшего бросила. Он намертво к ней привязан.

— Так может пора жить самостоятельной жизнью?

— Мил, может я тебя лучше с Палычем сведу? Хороший мужик!

— Ага! С тремя детьми от трех жен и пушистым хвостом из алиментов? Ну уж нет! Спасибо за помощь, я сама себе найду мужа.

С того дня Мила начала обнародовать план по захвату Вадика в свои любовные сети, применив все классические приемы обольщения.

Вадим, не избалованный женским вниманием, легко поддался чарам. Даже с учетом того, что мама была категорически против очередной «ушлой деревенщины».

Не прошло и месяца, и Вадик ходил за Милой как привязанный, глядя на нее влюбленными глазами. Видимо влюбленность придала парню уверенности в себе, потому, что он решился даже пойти наперекор маме. Настолько, что собрался жениться и привести молодую жену в родительскую квартиру.

— Мам! Мы с Милой после свадьбы будем жить у нас, — радостно сообщил он.

Нина Константиновна заметила, что сам факт переезда сын не додумался обсудить, поэтому решила бороться хотя бы с женитьбой.

— Свадьбы? Сынок! Я думала, что воспитала тебя хоть немного умнее! Ну кто же женится на первой встречной, которую знает всего месяц? Сначала надо пожить, узнать друг друга, притереться! (а уж я позабочусь, чтоб твоя ненаглядная сбежала от тебя через неделю, — подумала мать про себя).

 

— Но я хочу прожить с ней всю жизнь.

— Тем более! У вас вся жизнь впереди, куда торопиться.

Мнимое согласие матери воодушевило парня, поэтому он не стал спорить. Тем более, за временное отсутствие штампа, мама позволила его любимой переехать к нему и жить практически семейной жизнью.

Мила, услышав новости, немного надула губки, но согласилась, взяв обещание не затягивать с «позорным» сожительством и оформить отношения официально.

— Милый! У меня ведь тоже гордость и честь есть! Я не хочу, чтобы меня считали падшей женщиной, которая согласна на сожительство. Если помнишь, за мной не только ты ухаживал… Если упустишь свой шанс, я могу принять предложение Павла Павловича. Он меня замуж на второй день знакомства позвал.

Мила постоянно поддевала Вадика и его неуверенность в себе. Собранные сведения подтверждали, что он у нее с рук будет есть, если она сможет победить его мамашу, либо подружиться с ней. Совместное проживание давало возможность познакомиться с врагом поближе.

Нина Константиновна, согласившись пустить девушку сына, рассчитывала таким образом указать сыну на ее недостатки и выставить вон. Она не думала, что привязанность к этой деревенской простушке окажется сильнее, чем «настоящая любовь к маме». Однако, недооценивать врага ей точно не стоило. Не успела Мила переступить порог их квартиры, она активно взялась за наведение своих порядков. И начала с самого затратного – затеяла ремонт.

Первой под раздачу попала их с Вадимом комната. Старинный (читай древний и затертый) ковер уехал на помойку, обои были заменены на более современные, а мебель и шторы заказаны в одном чуть ли не самом лучшем магазине города. Нина Константиновна скрипела зубами, но молчала. Ведь все траты недоневестка взяла на себя. Под конец свекровь вынуждена была признать, что получилось неплохо и даже сквозь зубы дала согласие на проведение ремонта во всей квартире.

— Пусть делает! Раз денег у нее много! Значит с моим тюфяком точно не ради квартиры и прописки, раз сама так тратится! – рассуждала она сама с собой, рассматривая чек из мебельного магазина, который Мила якобы случайно забыла на полке в прихожей.

Нина старалась не комментировать и не встревать с замечаниями. Ну делает дурында деревенская, старается, свои деньги на их квартиру тратит. Так и пусть! Потом соберет свои пожитки и свалит. А обои-то со шторами останутся!

Так прошло полгода. Девушка уже сделала ремонт в квартире, дошла очередь и до бытовой техники. По инициативе Милы была приобретена стиральная машинка и новый холодильник.

Вадим тихо радовался, что мама и невеста нашли общий язык и не ругаются, опасаясь признать, что большая часть расходов была оплачена из его заначки, о которой мама не знала.

Нина привыкла к покладистой и послушной Миле. Даже иногда ловила себя на мысли, что не зря позволила сыну связаться с ней. Все-таки неплохая пара получилась! Можно и расписаться позволить. За прошедшее время Мила не вызвала нареканий и не была уличена в корысти. Кроме того, девушка была не скандальная, быстро подружилась со всеми соседями, которые даже с Ниной начали здороваться. Да и дом хорошо вела, была хозяйственная и аккуратная. Не заметив минусов, Нина дала высочайшее благословение на брак.

Только вот после официальной регистрации выяснилось, что никакого имущества у невестушки за душой нет. Приехала покорять столицу, жила у какой-то бабки, дальней родственницы.

 

Нина была озадачена. Откуда же были деньги у такой нищей девицы? К счастью, делиться сомнениями с сыном не стала, иначе поехала бы молодая пара подавать заявление на развод сразу после регистрации.

Кроме отсутствия какого-либо своего имущества, девушка и прописана была в глухой деревеньке, в старом доме своей бабушки. Поэтому пришлось Нине Константиновне, скрепя сердце, прописать нового члена семьи в своей квартире.

Справедливости ради, невестка за такую доброту свекровь чуть ли не на руках носила, все прихоти выполняла, была вдвое приветливее и внимательнее, чем обычно. От всех этих ухаживаний и заглядываний в рот Нина размякла настолько, что забыла обо всем. Да и вообще она в последнее время заметила за собой странность – ей совсем расхотелось орать и скандалить. Все прихоти ее выполнялись, никто не злил и не раздражал ее. Даже с соседками начала посиживать у подъезда, да нахваливать свою невестку.

Прошло еще несколько месяцев. одна из соседок как-то похвалилась, что у сына с невесткой королевская двойня родилась. Это ж надо! Такой повод для гордости и зависти! Нина не спала две ночи. Решила, что и ей непременно нужен внук. О тех трех, которые родились у старшего сына, она даже слышать не желала. Тот был ломоть отрезанный, маму бросивший, а значит – внимания не достойный. Нужен был внучек от Вадика и Милочки. Чтобы было кем перед соседками хвастать. Чтоб непременно был вундеркинд, читал с года и музицировал на скрипочке, с трех. Нина все придумала и даже план занятий набросала. Дело было за малым – уговорить молодых родить! Сын был не против. Он вообще редко высказывал протест, особенно, если мама чего-то чересчур настоятельно хотела.

А вот с невесткой неожиданно появились проблемы. Своенравная девчонка наотрез отказалась рожать ребенка до тех пор, пока у них с Вадимом не будет своего жилья.

— Мила! Это что за новости! Вы столько времени уже живете. Пора рожать, часики тикают. Ты не молодеешь. Да и я хочу на внука порадоваться.

— Мама, при всем уважении! Я тут бесправная приживалка получаюсь. А если рожу, в декрет уйду, а вы меня выставить решите. Мне куда с ребенком прикажете?

— Да ты что, милая! Кто ж тебя с ребенком выставит?

— Нет! Я не собираюсь рисковать. Пока вы нам свое жилье не купите, или хотя бы в этой квартире долю мне не отпишите, ни о каких детях и речи быть не может.

Нина Константиновна решила без боя не сдаваться. Однако, обнаружила неожиданно прочную оборону от мягкой и угодливой невестки. Девушка твердо стояла на своем. Даже отселив мужа, который не мог определиться, на чьей он стороне, в общую комнату. Кроме того, Мила перестала вести хозяйство, убираться и готовить. Отвыкшая от этих удобств Нина не выдержала и сдалась.

Так как на покупку нового жилья денег не было, а заначка Вадика вся ушла на ремонт и обновление обстановки, решено было отделить Миле треть квартиры. Старший сын и муж давно отписали свои доли в пользу матери, так как она заранее проела им плешь, опасаясь посягательств на имущество со стороны других женщин.

Мила ликовала! Такой милой и внимательной она не была даже после свадьбы! Счастливый Вадик был снова допущен в спальню, а Нина Константиновна вновь получила идеальный порядок в доме и разносолы на столе. Спустя неделю Мила сделала семье потрясающий сюрприз, от которого Нина Константиновна едва не отправилась к праотцам.

 

— А вот и мы! – с широкой улыбкой Мила ступила на порог теперь уже своей квартиры.

— Мы? – Нина Константиновна вопросительно посмотрела на сына, но Вадик видимо был не в курсе.

— Ну да! У меня для вас сюрпри-из.

— Какой? –хором спросили муж и свекровь, удивленно переглядываясь.

Мила с ослепительной улыбкой отошла от двери, чтоб дать возможность «сюрпризу» войти в дом.

Им оказались четверо детей, мальчик и три девочки, возрастом от четырех до десяти лет.

Все еще ничего не понимающая свекровь издала нервный смешок, спросив:

— Ты что, на полставки няней устроилась? Только учти, я против, чтобы ты чужих детей в мой дом таскала!

— Ну дом теперь не только ваш. Да и дети не чужие. Заходите, заходите, не бойтесь, — поторапливала Мила детей. — Это мои! Они у моей бабушки жили. Сегодня я их как раз всех здесь прописала. Так что, давайте знакомиться! Это Костик, Алина, Катя и маленькая Сонечка! Завтра старших в школу оформлю, а малышку в садик. И еще, им комната нужна! Вы, мама, переезжаете в зал, он поменьше, вам хватит. А вашу комнату для девочек переделаем. Но это временно! Костик уже большой, ему своя комната нужна. Поэтому вы, мама, через пару месяцев на кухню переселитесь, здесь же диван раскладывается. А сыну вашу комнату отдадим. Надеюсь, никто не против?

Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,348sec