Лучше поздно, чем никогда

Родители Вики развелись, когда ей едва исполнилось двенадцать. Почему это произошло, она, конечно, не знала, вернее – не понимала.

 

Девочка одинаково любила и маму, и папу. Поэтому, когда у нее спросили на суде, с кем она хочет остаться, Вика испытала настоящий ужас.

Разве могла она выбрать между двумя самыми дорогими, родными людьми? Девочке казалось, что чужие дяди и тети подталкивают ее к предательству, поэтому она стоически молчала. Как на допросе. И суд вынес решение: дочь будет жить с матерью.

Тот день, когда отец уходил из дома, Вика запомнила надолго. Он подошел к ней, опустился на колени и тихо сказал:

– Прости меня, доченька…

Все. Больше Вика папу не видела. Двадцать лет!

Мать категорически была против их общения. Кляла бывшего мужа на чем свет стоит. Старательно прививала дочери ненависть к нему. И отчасти добилась своего.

Взрослея, Вика перестала вспоминать отца и их трогательное прощание. Речь о нем заходила только в те дни, когда мать получала алименты. Каждый раз она возмущалась, насколько они ничтожны. Говорила, что этот «злыдень» скрывает доходы, не думает о дочери и не хочет ее содержать. Вика слушала и верила. А кому ей еще было верить, если не родной матери?

Прошли годы. Вика вышла замуж. Мужа звали как отца – Николай. Когда родилась первая дочь Наташенька, Вика увидела, какие глубокие чувства муж испытывает к малышке.

– Коля, мне иногда кажется, что ты любишь нашу девочку больше, чем я, – сказала Вика однажды, – я думала, ты мечтал о сыне.

– Мечтал. Представлял, как буду ходить с ним на рыбалку, как научу водить машину, разбираться в технике. Как сделаю его настоящим мужиком. О друге я мечтал, понимаешь? А вот о том, что может родиться девочка – я даже не думал. Вернее – не мечтал. Не представлял, что это возможно. Девочка… Это же совсем другой мир, другие чувства. Нежность… Ласка… Любовь… Такое может подарить только маленькая принцесса. Мой отец говорил, что родить себе подобного – ума много не надо. А вот дать жизнь более совершенному существу – это высший пилотаж.

Вика не ожидала, что ее обычно неразговорчивый муж сумеет найти такие слова, чтобы объяснить ей свои чувства к дочери.

И она вдруг подумала о своем отце. Вспомнила, сколько боли было в его глазах, когда он стоял перед ней на коленях.

«Господи, а ведь он меня любил! И, конечно, не меньше, чем Коля любит нашу девочку! Как я могла это забыть? Боже мой! Где он? Жив ли? Помнит ли меня?»

 

На следующий день Вика занялась поисками отца. Благо с некоторыми родственниками по его линии она была знакома.

Получив заветный номер телефона, она, с замиранием сердца, набрала его.

Трубку долго не снимали.

И вдруг раздался знакомый до боли голос, который казалось, она совсем забыла:

– Да, я слушаю…

Вика молчала. Она не могла произнести ни слова от волнения.

– Ну что же вы? Говорите…– мягко подбодрил отец, будто знал, кто ему звонит.

– Здравствуй, – еле слышно произнесла Вика.

Молчание в трубке длилось несколько секунд. Вике они показались вечностью. Действительно, а захочет ли отец с ней разговаривать? Может, он давно вычеркнул ее из своей жизни, имеет других детей, семью, любимую женщину? А тут она со своими проснувшимся чувствами…

– Доченька моя, – Вика поняла, что отец с трудом сдерживает слезы, – наконец-то…

– Папа, я хочу встретиться. Ты не против? – Вика решила действовать сразу, не откладывая на потом. Она и так потеряла много времени.

– Против? Да ты что, Виктория? Я ждал двадцать лет! Когда? Где?

– Я приеду прямо завтра. Я теперь знаю, где ты живешь. Всего три часа езды на машине. Мы будем утром, часов в десять. И знаешь, папа, мама меня никогда не называет Викторией…

– Я подумал, что ты уже взрослая. Значит – уже не принцесса, а настоящая королева! Королева Виктория! Когда-то я мечтал, что именно так буду тебя называть. Приезжай, я жду тебя…Давно жду.

Вечером Вика рассказала мужу о разговоре с отцом. Плакала и рассказывала, как тот уходил, как она скучала по нему, как страдала. Как потом мама внушила, что папа ее не любил, бросил, забыл и все такое. Сказала, что любовь Николая к маленькой Наташе всколыхнула ее память, разбудила заснувшие чувства. Что она хочет видеть отца как можно скорее.

– Чего же ты плачешь, Вика? Конечно, поедем! Познакомим деда с внучкой. Я готов.

Встреча была невероятной. Сначала Николай Сергеевич увидел Вику, которая стремительно выскочила из машины ему навстречу. Он тут же заключил ее в объятья и долго не мог отпустить:

– Девочка моя, какая же ты стала! Красавица! Ой, а это кто?

Мужчина с изумлением посмотрел на кудрявую, как он сам, девочку, которая важно сидела на руках своего отца.

– Это твоя внучка. Наташенька, – Вика продолжала держать отца за руку. – Доченька, это твой дедушка.

 

Николай Сергеевич не мог говорить. Он несмело протянул руки к ребенку. Видимо опасался, что малышка испугается чужого человека. Но Наташка, словно почувствовав родную душу, сама протянула ему в ответ маленькие ручонки…

Они говорили несколько часов и не могли наговориться. Вика рассказывала отцу о своей жизни, он ей – о своей.

Оказалось, что он так и остался один. Жениться пытался, но семьи не случилось. Работал в школе, потом в детском доме («Вот почему алименты не устраивали маму» – подумала Вика).

– Ну, а сейчас я на пенсии.

– Как? – удивилась Вика, – по возрасту вроде рановато.

– По состоянию здоровья, – обронил отец и тут же сменил тему, – кстати, у меня, Виктория, для тебя есть подарок.

Отец принес какие-то бумаги и вручил дочери.

Вика стала читать и ахнула. Отец оформил на нее дарственную на квартиру в областном центре! Она так мечтала переехать в этот город!

– Папа, спасибо! Но как? Откуда у тебя там жилье? А этот дом?

– Этот дом мне здесь дали. Я работать не работаю, но кружки в местной школе веду. Ребят организовал, мы фонд помощи старикам организовали. Надо же чем-то полезным заниматься. Не могу сидеть без дела. А квартира пустует. Так что можете прямо сейчас занимать. Не наследства же вам ждать в самом деле. А я на радостях еще поживу!

– Пап, а, может, давай к нам? – вдруг предложила Вика, которую очень взволновало упоминание отца о проблемах со здоровьем.

– Нет, Виктория. Твоя мама этого не переживет. Если вы переедете, мы и так будем жить гораздо ближе…Боже мой, как же я счастлив, что вы нашлись!

Домой ехали молча. Только возле дома Вика произнесла:

– Какая же я счастливая…

– Да, достойный мужик твой отец. Только… нужно матери все рассказать. Узнает от других – не простит…, ‒ отозвался муж.

– Она и так не простит, – уверенно сказала Вика, – но все равно: вечером пойду к ней, признаюсь…

– Мама, привет! – Вика старательно изобразила веселость.

– Явилась! – мама почему-то злилась, – где это вас носило? Пришла с внучкой повидаться, в дверь лбом постучала и обратно. Предупреждать надо…

– Мы к отцу ездили, – выдала Вика, подумав: «Будь что будет».

– К какому еще отцу? Что ты несешь?

– К моему отцу, мама.

– А у тебя есть отец? А-а-а! Это тот, который тебя бросил и забыл?

– Он не меня бросил, а тебя. И он обо мне не забыл. Алименты ты регулярно получала.

– Да как ты смеешь?! Ты не знаешь, что сделал этот урод!

 

– Это не имеет значения, мама. Это ваши дела, ваши отношения. При чем здесь я? Он любил меня. И любит.

– Не смеши меня! Ты просто доверчивая дурочка. Пойми: он – чужой нам человек! Враг!

– Тебе – чужой. А я, вообще-то, получилась из вас двоих, мама. Так что наполовину – я папина. Следуя твоей логике, ты и меня ненавидишь наполовину?

– Не говори ерунды!

– Это не ерунда. Мы с тобой всю жизнь вместе. А ведь это папа тебе меня подарил. Будь это другой мужчина, я тоже была бы другой. Как ты не поймешь этого? Однажды ты заставила меня хромать, выбив из моей жизни одну точку опоры. Сейчас я ее обрела. И не позволю покалечить меня снова. Так что общаться или нет со своим отцом я буду решать сама. Ты тут ни при чем, мама.

– Делай что хочешь! Только потом не жалуйся! – мать выскочила из собственного дома, громко хлопнув дверью.

«Ну что ж, я так и думала», – подумала Вика и тоже ушла, закрыв дверь своим ключом.

Не сдерживая эмоций, Вика рассказала Николаю о разговоре с матерью.

– Жестко ты, – задумчиво подытожил он, – это плохо закончится.

– Когда-нибудь закончится. Должна же она понять. В конце концов, почему я должна жить так, как она хочет? Кстати, отец не звонил?

– Звонил… Переживает… Не хочет, чтобы вы поссорились из-за него.

– Дело совсем не в нем, Коля. Дело в том, что я стала взрослой, а мама этого не заметила. Впрочем, все как всегда…

Мать и дочь не общаются около года. Да уж, не зря говорят:

«У старых грехов длинные тени…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,459sec