Ничего уже не вернуть

Я был студентом последнего курса геологического факультета, когда встретил ее. Весной, как обычно, мы пошли в поход в горах на Кавказе. Я очень любил это время года, когда вершины еще в снегу, а склоны покрывает яркая сочная зелень. А у подножий уже расцвели первоцветы.

В этом я видел удивительное сочетание зимы и лета, контраст из снега и цветов будил во мне фантастические чувства. А как хорошо вечером было посидеть у костра, наблюдая, как пляшут языки пламени. А искры поднимаются к небу, высокому, черному, бездонному, и сливаются там со звездами.

 

В этот раз мы оказались не одни, недалеко от нас разбили лагерь еще одна группа туристов. У нас была чисто мужская компания, а оттуда звенели чистые девичьи голоса и веселый смех. И мы решили познакомиться со своими соседками, вечером нарвали цветов, прихватили с собой красное и корзину фруктов, и пошли.

Девчата оказались рады нашей компании, среди них было всего два парня, и то, это их братья. А дело то молодое, кровь кипит, воздух пьянит, ночь готова взять под свой покров влюбленные парочки. Я и не заметил, как всех девчонок разобрали и разошлись в разные стороны. Остался я один у костра, спать бы уйти, да нельзя, надо очаг сторожить.

Сидел я, сидел, скучно…Да и запел!

Полюбя тебя смущаюсь,
И не знаю как сказать,
Что тобою я прельщаюсь,
И боюся винным стать. (русская народная)
-Хорошо поете! — услышал я и невольно вздрогнул.

-А? — обернулся на голос.

-Поете, говорю, хорошо, — увидел я девушку, выползающую из палатки. — Меня Светой зовут!

-Саша, — робко ответил я. А сам обрадовался ночной фее, неожиданно возникшей передо мной. Она показалась мне нереально красивой при свете костра. — Я в студенческом хоре занимаюсь.

-Чувствуется профессионализм.

-Ну уж прям таки и профессионализм, — засмущался я.

-Это я Вам как будущий учитель музыки говорю, — ответила она. — А Вы кто по профессии?

-Скоро геологом стану.

-Геологом? Как романтично! Вас ждут суровые края!

-Я об этом всю свою сознательную жизнь мечтаю.

-Любите горы? — поспешил я продолжить разговор, боясь, что фея может испариться.

-Очень люблю!

-За что?

-За свободу, которые они дают. Свободу мыслей, свободу от повседневных обязанностей, внутреннюю свободу от преодоления своих страхов. А Вы, за что любите горы Вы?

-Ну, я же геолог, — рассмеялся я в ответ. — За сокровища, которые они таят в себе.

-А разве небо, которое сейчас над нами, не сокровище? — присела она напротив, запрокинув голову вверх.

Я залюбовался на ее белую, тонкую шею, показавшуюся полупрозрачной, и у меня аж губы пересохли.

-Посмотрите, какие на нем чарующие россыпи звезд!

Я послушно задрал голову, а когда опустил, обжегся об ее взгляд.

-У Вас глаза как звезды, — сказал.

Света откровенно и с любопытством меня разглядывала. А я разглядывал ее!

 

Она была такая тоненькая, казавшаяся обнаженной в своем коротком сарафанчике, беззащитная. И меня совершенно не волновало то, что у Светы короткая прическа, раньше я заглядывался на длинноволосых блондинок. А у нее темный цвет волос, но шея, изгиб ее лебединой шеи сводил меня с ума.

Это называется — любовь с первого взгляда, я понял, что пропал.

Почти до утра просидели мы у костра со Светой, закутавшись в теплые пледы, разговаривали, пели песни. Парни по очереди возвращали своих подружек, целовали их возле палаток, желая спокойной ночи, и расходились. Я в свой лагерь пришел последним.

А утром мы свернулись и вместе с девчонками продолжили путь, теперь уже мы всегда были вместе. Свету я узнал сразу, хотя она и одета была по мальчишески: в брючный костюм защитного цвета, на голове кепка. Но даже в этом она казалась мне сказочной, похожей на принцессу Эльф. До чего же хрупкая, словно хрустальная!

Хорошо, что мы оказались из одного города. Девчонки уехали раньше, и я договорился со Светой встретиться с ней по возвращению возле фонтана на центральной площади. Мы уже обнимались с ней, сидя по вечерам у костра, и даже целовались. Но дальше этого не шло, девушка оказалась строгой по сравнению со своими спутницами.

Почему? Я понял это позже, когда сжимал ее в жарких объятиях в ее уютной квартире, девушка жила одна. Оказалось, что я у Светы первый мужчина в ее жизни, и она доверилась мне.

А пока что, я только вернулся, отмылся, сбегал в парикмахерскую, переоделся и пошел на свидание. По пути заглянул в цветочный магазин.

-Самый красивый букет роз для моей девушки.

-Будет исполнено, — улыбнулся мне пожилой продавец восточной внешности. — Вот, этот букет называется «Арабская ночь».

-А какая она, арабская ночь? — поинтересовался я.

-О, это тысяча и одна ночь Шахерезады, ночь сказок, тайны и волшебства.

«Это точно» — подумал я позже, глядя на бархатные цветы в свете лампы на столике в кафе, где мы сидели со Светой. Это была волшебная ночь!

Несмотря на то, что я еще был студентом, деньги у меня водились. Родители мои были обеспеченными, да я и сам подрабатывал. Поэтому много еще букетов цветов купил для Светы у старого араба.

И все они носили удивительные названия: красные — «Пламенное сердце», белые — «Утренний поцелуй», желтые — «Прикасаясь к неосязаемому», розовые — «Достучаться до небес» и так далее.

А потом я защитил диплом и получил распределение на Урал. Я, конечно, рад был этому, но совсем не хотелось расставаться со Светой. И тогда она поехала со мной на все лето. Мы договорились, что поженимся, когда она закончит музыкальное училище, а учиться ей оставалось год. И я заберу ее к себе. А пока нам предстояла долгая разлука и короткие встречи наездами, она ко мне, я к ней.

В начале лента я вернулся в родной город, чтобы поздравить Свету с Днем рождения, ей исполнялось 22 года.

-Давненько тебя не видал, — улыбнулся в седую бороду цветочник-араб.

-Я теперь на Урале живу. А сегодня мне нужен самый шикарный букет для моей возлюбленной! Выберете мне 22 самые свежие розы.

И старый шельмец вместо 22 роз вручил мне 32, добавив десять бесплатно, в знак благодарности постоянному клиенту. А мне ничего не сказал об этом!

Светлана вела себя как обычно в тот вечер, Но утром закрыла за мной двери навсегда. Она обиделась на меня и навсегда вычеркнула из своей жизни, а я так и не понял, за что! Все мои попытки вернуть нашу любовь оказались безуспешными! А вскоре она и вовсе вышла замуж за другого и родила ему двух дочерей.

Сказать что я страдал, это ничего не сказать, я рвал и метал. И даже пытался покончить с жизнью, специально сорвавшись со скалы. Но Бог решил по своему, он оставил меня жить на земле, только в инвалидной коляске. Меня забрали родители. Десять лет я боролся со своим недугом, прежде чем снова встал на ноги. И познакомился с чудесной девушкой, медсестрой, Танечкой. Она много помогала мне и вселяла в меня надежду.

 

И вот, как только я начал твердо ходить, я пошел в цветочный магазин, чтобы купить цветы для Тани. Я хотел сделать ей предложение руки и сердца. Старый араб еще работал там. И только сейчас он рассказал мне о тех, лишних, десяти розах в букете. Я попросил его больше так не делать и рассказал ему свою историю!

Тот очень огорчился.

-Не делай добра, не получишь зла! — сказал он. — Я очень виноват перед тобой и всю жизнь буду вымаливать у тебя прощения. Простишь ли ты когда-нибудь меня?

-Уже простил, — ответил я. — Что было — то прошло. Ничего уже не вернуть…

Немного помолчал, задумавшись о Свете.

-Но зато я встретил девушку, которая полюбила меня всем своим сердцем. Она никогда не обидится на такой пустяк, и всегда будет рядом со мной: и в горе, и в радости! Значит, не виноват ты ни в чем, это рука Всевышнего направляла тебя тогда!

-Позволь, я подарю тебе этот букет в знак своего уважения к тебе и большой благодарности! Он носит название: «Принцесса души».

Букет был великолепен, я принял его. А Таня приняла мое предложение. С тех пор мы всегда вместе. Моя жена для меня настоящий подарок! И я благодарен за нее судьбе!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,465sec