Поздний развод

Антон выходил на пенсию и не знал радоваться этому или нет. С одной стороны, он был теперь свободен. А с другой стороны, он совершенно не знал, чем заняться. С женой они давно жили плохо.

Несговорчивый характер Антона его супруга почувствовала почти сразу после замужества. Как только закончился «букетно-конфетный» период их влюблённости, Антон показал себя. Ира терпела суровый нрав мужа, ей некуда было идти.

Родители её развелись и жили уже два года в новых семьях. Поэтому молодая супруга терпела и безосновательную ревность Антона, и его окрики, и тем, что он полностью держал в своих руках финансы семьи, выдавая Ире незначительные суммы на её гардероб и нужды.

 

Но Антон имел хорошо оплачиваемую работу, умел ладить с начальством и у него были связи с нужными ему людьми. Он мог достать дефицитный товар, выхлопотать путёвку в приличный санаторий и устроить дочь в хорошую школу к самому лучшему педагогу.

Ира была за это благодарна мужу, она понимала, что ей вряд ли бы удалось так наладить их быт. В их квартире был сделан отличный ремонт, с годами куплена хорошая импортная мебель.

Когда знакомые заглядывали к Ире и Антону в гости, то хвалили их квартиру, поражались обстановке.

«Наверное, считают, что я самая счастливая…» — думала Ира, провожая гостей, и вздыхала. После посиделок подвыпивший муж долго не засыпал, донимая её нравоучениями и похвалой самому себе.

А Ира была прилежной хозяйкой, безропотной подчинённой своего мужа. Она давно не видела ласки от Антона, не чувствовала, что он вообще её любит. Окрики, ругань на неё по любому поводу стали ежедневным способом общения Антона.

— Распоясался что-то ваш супруг, Ирочка, — говорила ей при встрече соседка. – Вы плачете чуть не каждый вечер. Он вас бьёт?

Ира опускала глаза и ничего не отвечала. Конечно, все соседи слышали их ссоры, и Ира вынуждена была сопротивляться мужу.

В ссорах она пыталась доказать ему, что она не вещь, не служанка, а жена – равноправный член семьи. Но всё было бесполезно. Они иногда не разговаривали неделями. Но всегда уступала первой Ира. И Антон это знал.

Дочка их привыкла к такому образу жизни, она закрывалась в своей комнате и не выходила оттуда до тех пор, пока «гроза» не проходила. Она очень жалела мать и ненавидела отца, а как стала подрастать, то первой её мечтой было: уйти из родительского дома.

Анна старалась учиться лучше, почти на одни пятёрки, именно потому, что знала: ей нужно поступить в институт, получить образование, чтобы стать самостоятельной и не зависеть от отца.

Когда Антон вышел на пенсию, Ира всё ещё работала, потому что была младше супруга на восемь лет. Она не могла себе и представить, что останется в квартире с мужем на весь день. Он уже начал на неё поднимать руку.

— Не терпи ты его, доченька, уговаривала Иру мать, — приходи ко мне. Пусть в тесноте, да не в обиде. В моей однушке проживём. А он пусть там остаётся.

Наконец, Ира решилась уйти от мужа. Он, казалось, совсем взбеленился от её решения. Когда Ира обмолвилась о том, что неплохо бы им было разменять квартиру, Антон закатил скандал:

 

— Столько лет я на неё горбатился, сколько денег сюда ввалил, ты соображаешь, что говоришь? Один ремонт чего стоит, а сколько я всего доставал, для чего старался? И ты предлагаешь начать мне жизнь сначала в какой-нибудь однушке? В наши-то годы?

— Но ты же понимаешь, что мы давно не любящая пара… Нам надо жить отдельно, — предложила Ира.

Антон кричал и требовал объяснений почему он так плох и где бы она давно была, если бы не он. Ира ушла ночевать к матери. Вернулась она только за своими вещами, когда Антона не было дома.

Вернувшись домой, Антон заметил, что шкафы Иры пусты и сменил личину в квартире.

Ни о каком размене жилплощади он не хотел и слышать. Он обещал Ире оставить и дочь ни с чем, если она подаст на развод и раздел имущества. А Ира догадывалась, что Антон, работая, скупал золото и хранил его у своей матери. То есть, были у него накопления, но сколько – Ира точно не знала.

И когда она подала на развод, муж ещё долго тиранил её звонками и угрозами, что Ира пропадёт без него и будет сидеть на паперти, прося милостыню…

Но когда Ира прошла весь путь развода и дележа (а квартиру всё же пришлось разменять), то на нервной почве она похудела на десять килограммов.

Но теперь они с Аней жили отдельно, в небольшой квартире, пусть без такого шикарного ремонта и обстановки. Антон тоже получил более скромное жильё.

Первое время Ира ничего не хотела даже слышать о бывшем муже: как он живёт, и что вообще с ним. Так она устала. Ира уже не работала, ведь дочка после института обеспечивала себя.

А Антон вскоре стал пить, и буквально через несколько лет превратился в дряхлого человека, по лицу которого была видна его слабость к спиртному.

Ира, напротив, успокоилась, стала больше времени уделять себе, даже похорошела и выглядела моложе своих лет.

Однажды Аня сказала ей:

— Мама, ты не жалеешь, что рассталась с отцом?

На что Ира ответила дочери:
— Что ты. Я только глубоко сожалею, что не сделала этого раньше. – Ира заплакала и стала просить у дочери прощения:

— Прости меня, Анечка, я всё детство и юность тебе испортила, ты насмотрелась на наши скандалы… сама-то не жалеешь отца?

Аня отрицательно покачала головой.

— Я тебя жалею, себя жалею. Бабушка старенькая очень и всегда переживала за нас… А теперь тебя не узнать, и я этому рада.

 

— Мне кажется, что я только сейчас и жить начинаю. Смотри, дочка, не попади в такое замужество, как было у меня. Никому не пожелаю такого счастья… — вытирала слёзы Ира.

— Я замуж не тороплюсь, мама, не волнуйся.

Антон прожил недолго. Перед смертью он пропил все свои накопления с сомнительными дружками. Поговаривали, что они его ограбили и припугнули, чтобы молчал. С ними он не проявил своего характера, сник, и вскоре в одночасье умер.

Квартиру унаследовала дочь. Но жить в ней не стала. Продала и купила себе другую, рядом с мамой. Вот такая судьба сложилась у этой семьи…

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,381sec