Никого не слушай

— А вы знаете, чем эта Анна в Москве занималась? — коллеги смотрели на Никиту, буквально раскрыв рты, и ждали продолжения его реплики. — Она находила богатых мужиков и разводила их на бабки.

— А как именно она их разводила? — я не могла больше слушать этот бред и решила вмешаться. Новенькая Аня мне даже очень нравилась и, чем бы она ни занималась, проживая в столице, это ее личное дело. Никита так точно не вправе ее судить.

 

— Будто ты не знаешь, как это бывает?! — Никита перевел взгляд на меня и капли его ядовитой слюны тоже полетели в мою сторону.

— Я? Скорее это твоя прерогатива! — с Никитой мы вели давнюю войну, которая началась сразу после того, как мы перестали играть в любовь и разъехались по разным квартирам.

— Это еще почему? — глаза Никитушки вылезли из орбит. Он никогда не понимал ни моего юмора, ни отношения к его выкачиванию денег из собственного отца. Зато он всегда считал, что я находилась подле него именно из богатства отца Никиты.

— Потому что «разводить на бабки» можно не только «богатых мужиков», но и собственных родителей, — я решила не церемониться и сказать как есть. Никита же не особо переживает, когда рассказывает обо мне разнообразные небылицы. Благодаря ему, кем я только не была в глаза своих коллег. И бешеной нимфоманкой, и неряхой, и шизофреничкой.

Никита запыхтел, ноздри его раздулись, а я, развернувшись на каблуках, покинула место нашей очередной схватки. Я знала, что война не окончена, но хотя бы он оставит в покое бедную Аню. Пусть даже на некоторое время.

Я была молоденькой выпускницей института, когда пришла работать на фирму, где и познакомилась с Никитой. Только этот факт объясняет мое откровенное безумие при выборе этого человека себе в спутники жизни. Не разглядела, не распознала, глазоньки были покрыты пеленой. Так бывает. При взгляде на слишком яркий светящийся предмет, его свет рассеивается и он является нам как бы в окружении прекрасных лучей. А Никита, нужно признать, безусловно, очень хорош собой, по всем критериям, определяющим внешнюю красоту. Но вот внутри! Все с точностью до наоборот. Если бы я сразу разглядела внутреннее состояние души Никиты, то обходила бы его самой дальней стороной.

— А правда, что вы с Никитой когда-то встречались? — спросила меня новенькая Аня, когда мы вместе вышли пообедать.

— К сожалению, — я не стала отрицать очевидные факты.

— Почему к сожалению? Он такой красивый!

— Красивое, Аня, часто бывает ядовитым.

— Да, знаю, — Аня вздохнула, — сама как раз пострадала, по глупости влюбившись в богатого и красивого.

— Ты из-за этого вернулась в наш город? — я знала, что Аня родом из наших мест и здесь до сих пор проживают ее родители. — Редко кто из столицы возвращается, тем более, прожив пять лет.

— Да, — Аня склонила голову над тарелкой с салатом.

— Не нужно, не вспоминай об этом. Так быстрее заживет.

— Да, нет. С тобой мне хочется поделиться. Я уже слышала, какие слухи ползут обо мне и хочу, чтобы ты знала, как все было на самом деле. Я познакомилась с Игорем на вечеринке у друзей. Он мне сразу понравился, с первой секунды. Никто из ребят не предупредил меня о том, что Игорь женат. Да в тех кругах никто на этом и не зацикливается. Игорь сам мне потом признался, да было уже поздно. Я влюбилась, так что не представляла, как смогу расстаться с ним. Все уговаривала себя — вот еще немножечко, еще чуть-чуть побуду рядом с любимым! Но он стал для меня как наркотик, я не могла без него дышать. А потом в квартиру, которую я снимала и, где мы встречались с Игорем, явилась его жена. Это было ужасно. Я вернулась с работы, увидела на кухне свет и вбежала туда с сияющим лицом. Представляла, как сейчас обниму Игоря. Но на кухне вместо него сидела незнакомая мне женщина. Она презрительно оглядела меня с головы до ног. Ее взгляд даже будто проник в душу, и я поежилась, испугавшись, что женщина сможет понять всю глубину моих чувств. Отчего-то я уже знала, кто передо мной.

— Аня, не мучай себя. Не нужно пересказывать мне неприятные для тебя вещи. И ты забыла периодически отправлять в рот кусочки огурца, — я пыталась отвлечь девушку от тяжелых воспоминаний, но все напрасно.

 

— Ничего, мне нужно выговориться, — сказала Аня и все же подцепила вилкой немного салата. — Не знаю, где я тогда набралась смелости? Наверное, сила любви укрепляет изнутри. «Я вам его не отдам!», — твердо сказала я, а гостья еще внимательнее стала меня разглядывать. Наконец, она заговорила, бесцеремонно распахнув холодильник и достав оттуда банку холодного чая. Открыв напиток и сделав большой глоток, жена Игоря заявила: «Видишь ли, мой супруг раскусил твои планы». «Какие планы?», — опешила я. «Ты не первая, кто зарится на его миллионы. Только, милая, это деньги мои!». Я совершенно не понимала, о чем она говорит и даже постаралась поскорее выпроводить гостью, подумав, что возможно женщина не в себе. Когда она ушла, я тут же позвонила Игорю и услышала самые страшные слова: «Прости, Анюша! Ты же всегда понимала, что мы не сможем быть вместе. Пришло время нам расстаться». Позже от знакомых я узнала о том, что жена Игоря действительно очень богата и именно поэтому Игорь никогда не оставит ее. Он привык жить на широкую ногу. А любовь? А что любовь? Слишком мелкая монета в нашем мире, на нее не купишь шикарный автомобиль, и не пообедаешь в фешенебельном ресторане.

— И из-за этого ты уехала из Москвы?

— Окончательное решение я приняла, потому что заболел мой папа. Сердце стало часто шалить, а я очень люблю своих родителей. Но, я радовалась тому что, наконец, могу покинуть место своих душевных терзаний.

— Спасибо, что поделилась со мной, Аня, — только я сразу предполагала нечто подобное. Мне кажется, наш заносчивый Никита все же помог мне кое в чем. Я стала лучше разбираться в людях. Пойдем, завтра расскажу тебе свою историю.

По дороге Аня вспомнила, что должна была отправить некоторые письма и убежала в ближайшее отделение связи. Дальше я потопала одна и возле самого входа в здание, заметила припаркованный автомобиль с московскими номерами.

— Здравствуй, Яна! — из машины вышел мужчина и поздоровался со мной.

Я пристально вгляделась в его лицо, но совершенно не могла припомнить, где мы могли видеться раньше. — Не узнала? Немудрено, столько лет прошло. Я Федор Леушин, мы сидели за одной партой целых три года. Правда, это было еще в начальной школе.

Мужчина улыбался так, словно был чрезвычайно рад меня видеть, и я сразу узнала эту улыбку.

— Федька, ротик до ушей, хоть завязочки пришей! — пропела я и рассмеялась от души. Этой глупой присказкой я сама же и дразнила его в детстве. — Как ты здесь? Это же надо! Как ты меня узнал? Я бы ни за что не догадалась, что это ты!

— Столько вопросов, Яна — попа пья..

— Тихо! Я здесь почти уважаемый сотрудник! Мне еще одно прозвище не к чему!

— Теперь я здесь и можешь пожаловаться мне, если кто обидит. Помнится, именно так ты делала в школе.

— У тебя были большие кулаки.

— Сейчас они еще больше!

Мы, смеясь, вошли в офис, и тут случилось нечто странное.

— Добрый день, Федор Михайлович! — вытянулся по стойке смирно охранник.

Ну ладно, может, Федька и Михайлович, я этого из детства не запомнила, но чего так строиться то? Не генерал, чай, перебьется.

Я, не сдержавшись, прыснула. Но, тут же в моей голове всплыла фраза, произнесенная тем же Никитой, буквально накануне этого дня. «К нам едет ревизор! Зовут Федор Михайлович, и он наше новое столичное начальство», — Никита как всегда первым узнавал все офисные новости.

 

Осознав, что вполне возможно, мой бывший одноклассник Федька и есть то новое начальство, я приуныла. Кто там первый попал впросак у Гоголевского ревизора? Так вот, сейчас этим простофилей буду я. Вот кто меня тянул говорить гадости про большой рот Федьки? Тем более что сейчас он таким большим уже не кажется.

— Янка, ты чего? Не бойся, я не ем бывших одноклассниц, к тому же, превратившихся в таких красавиц.

Я даже сама не поняла, что после этих его слов, мой взгляд моментально метнулся в сторону его правой руки. Это у нас у женщин в крови. Мы сразу должны знать кто перед нами, свободный кандидат на наше сердце, или чужое достояние.

Федька же всегда был сообразительным, я у него половину уроков списывала, поэтому, ничуть не смутившись, произнес:

— Разведен, есть дочь от первого брака. А ты?

А что я? У меня только меганеудачный экземпляр, в качестве бывшего парня Никиты. Поэтому я не стала отвечать, просто пожала плечами. А Федька, или этот, как его Федор Михайлович, снисходительно больше не стал ни о чем расспрашивать.

Мы вместе вошли в офис, и я поняла, что ни я одна не знаю в лицо московского гостя. К счастью, никто на нас даже внимания больше не обратил, и реверансов моему бывшему однокласснику не отвешивал.

— Увидимся, Яна? — спросил Федор. Он уже успел нацепить маску руководителя, и его лицо было крайне серьезным.

— Конечно, — тоже деловито кивнула я и прошлепала на свое рабочее место.

Щеки горели. Тут же я поймала любопытный взгляд Никиты, этот наверняка, видел, что я явилась с обеда в компании незнакомца. Рядом появилась запыхавшаяся Аня и спросила:

— Видела новое руководство? Сева охранник сказал вы вместе вошли.

— Знакомый оказался, одноклассник. Только не говори никому.

Аня кивнула, и мы словно заговорщики приступили к работе. Где-то через час появился Федор в компании нашего директора. Они неспешно обошли весь офис и остановились неподалеку от нас. Я заметила, что Федор очень внимательно разглядывает Аню, а вот она на него никак не реагирует.

Мне казалось, что в конце рабочего дня Федя зайдет за мной, и мы сходим куда-нибудь поужинать. Каюсь, даже все полдня мечтала об этом. И когда Федор вечером действительно направился в мою сторону, уже начала расплываться в улыбке. Но Федя, кивнув мне, подошел прямо к Ане и о чем-то тихо с ней заговорил. После этого, Аня, никак не объясняя случившееся, взяла сумочку и вместе с Федором, вышла из офиса.

Не прошло и двух минут, как неподалеку от моего стола собралась кучка любопытных во главе с Никитой.

— Наверняка этот Федор Михайлович один из бывших ухажеров нашей новенькой. Видели как он быстро к ней подкатил!

— А ты, Никитка, не скалься. Если так, то с новенькой сейчас выгодно дружить, — рассмеялся кто-то из девчонок.

— Ну, вот еще, буду я прогибаться!

— Ну да у тебя же связи!

Я не заметила, как в офисе снова появился Федор. Я с понурым видом складывала сумку, собираясь домой.

 

— Яна, извини, убежал, ничего тебе не сказав. У меня просто сегодня возникло одно важное дело. Давай, может, завтра поужинаем вместе? Поболтаем обо всем и обо всех.

— Хорошо, — удивленно кивнула я.

Когда Федор снова вышел за дверь, все взгляды устремились в мою сторону. Я не собиралась ничего комментировать и поспешила покинуть своих коллег. А уже на улице я увидела, как от здания отъезжает та самая машина с московскими номерами. За рулем сидел Федор, а рядом с ним на пассажирском сиденье Аня.

Почему-то во рту появился привкус горечи. Как в детстве, когда ребята убежали играть, а тебя позвать забыли. Или не захотели, что гораздо хуже.

На следующее утро в офисе Никита собрал возле себя целую аудиторию из слушателей.

— Видели какая охота началась на новое московское начальство? — Никита говорил нарочито громко, чтобы я наверняка услышала его слова. — Две охотницы за богатым кошельком скрестили шпаги! Но Федор Михайлович выбрал ту, что помоложе. А вторая чуть не заплакала от обиды, сам видел!

Я решила проигнорировать его высказывания и сделала вид, что они меня не касаются. Ани за рабочим столом еще не было и позже я узнала, что она взяла больничный. Зато вскоре появился Федор и, как ни в чем не бывало, спросил:

— Яна, ну что, на сегодня все в силе? Сходим куда-нибудь вечером? Если честно, я ужасно соскучился по родному городу и по его обитателям!

Я растерялась. С одной стороны, отчего бы не поужинать с бывшим одноклассником? Тем более столько лет не виделись. С другой стороны, мне же придется потом сносить офисные сплетни. Федор просто уедет, а мне здесь работать.

— Все, отказы не принимаю, — махнул рукой Федор, не дождавшись моего ответа, — до вечера!

Никита, как и многие другие, конечно, видел, как я беседовала с руководством. Наверняка, мой бывший ухажер весь день вынашивал эти слова и под конец рабочего дня не выдержал.

— Ну, что Яночка, собираешься попробовать свои силы в охоте на более крупную дичь? — Никита без приглашения уселся рядом со мной.

— Что тебе от меня нужно? — устало спросила я.

— Да вот, хочу полюбопытствовать насколько далеко идут твои честолюбивые планы?

— Ничуть не дальше твоих. Это ты у нас любитель роскоши. Я как-то привыкла обходиться малым.

— Ну да, конечно, твои мама с папой не в силах обеспечить дочке достойное будущее, вот тебе и приходится изыскивать иные способы разбогатеть.

— Не у всех данное желание стоит на первом месте. Ты, Никита, судишь людей по себе, и тебе невдомек, что на свете могут быть другие ценности. И родителей можно любить не за деньги, а за то, что они есть.

— Про любовь заговорила! Что-то я не видел, чтобы ты приняла ухаживания какого-нибудь нищего! Вон Серега курьер на тебя заглядывался, что же ты с ним не стала встречаться? Или его ежемесячный доход тебя не устраивает? А вот ухаживания Федора Михайловича ты с радостью приняла.

Курьер Сережа не устраивал меня сам по себе, а не его доходы. Парень вел себя настолько развязно, что я его даже побаивалась.

— Признайся уже, Яночка, ты такая же охотница за богатством, как твоя новая подружка! Обе вы словно путаны, готовы продаться тому кто больше заплатит.

Я не выдержала и замахнулась, чтобы залепить ему пощечину, но Никита перехватил мою руку и больно сжал ее.

 

— Когда устанешь гоняться за кошельками, я подумаю, смогу ли принять тебя обратно, — прошипел он, глядя мне в глаза.

— Что-то не так? — рядом с нами остановился Федор Михайлович.

— Ну что вы, — ехидно ухмыльнулся Никита, — просто семейная сцена. Мы с Яночкой на данный момент в ссоре, но я надеюсь на скорое примирение. Вы же знаете, милые бранятся — только тешатся.

Никита проследовал на свое рабочее место. Мои щеки пылали от возмущения, мне хотелось наорать на бывшего парня и еще исцарапать ему лицо. Но вот в чем беда, когда тебя оскорбляют прилюдно, хочется одного — зареветь белугой и сбежать.

Федор заметил мое состояние и ни слова не сказав, пошел вслед за Никитой. Они о чем-то говорили буквально минуту и тут уже щеки Никиты покрылись краской. С пылающим лицом Никита неспешно подошел ко мне и промямлил:

— Извини, погорячился.

Десять минут я приводила себя в порядок, стоя возле зеркала в женском туалете. А потом с гордо поднятой головой села в автомобиль Федора.

— Ты не меняешься Яна! — рассмеялся Федор.

— Это еще почему?

— Постоянно притягиваешь к себе каких-то хлюпиков, которые готовы унизить тебя, таким образом самоутверждаясь. Помню, как подрался из-за этого с Денской Соболевым.

Мы провели с Федором чудесный вечер. Хохотали до упаду, вспоминая школьные годы и своих одноклассников. Решили, что нужно организовать встречу с бывшими друзьями и еще обязательно проведать нашу первую учительницу Татьяну Ивановну.

Он довез меня до дома и, проводив до подъезда, долго мялся, прежде чем сказать:

— Яна, я ведь специально напросился в эту поездку. Год назад разыскал тебя в соцсетях и как вор наблюдал за твоей жизнью. Оказалось детская влюбленность тоже может храниться в памяти годами. Мне страшно хотелось увидеть тебя, узнать какой ты на самом деле стала.

— И что же? Какой я стала?

— Именно такой, какой я тебя запомнил. Дерзкой и откровенной, но при этом хрупкой и ранимой. Обожающей справедливость и не терпящей лести. Красивой, — добавил Федор, посмотрев вдаль.

Не скрою, мне было очень приятно слышать его слова. Но я прекрасно понимала, что ничего между нами быть не может. Мы даже живем в разных городах. И при этом совершенно разными жизнями. В чем бы там не обвинял меня Никитушка, я никогда не была меркантильной. Будь Федор чуть более подходящим мне по статусу, мне бы больше пришлись по сердцу его комплименты.

— Спасибо, Федя. Но мне кажется ты напрасно все это затеял. Так не бывает, мы с тобой были знакомы будучи детьми. А теперь мы совершенно не знаем друг друга.

— Но это же поправимо?

— Ты пробудешь в городе еще три дня. Боюсь этого времени не достаточно для того, чтобы проникнуть вглубь человеческой личности. Но мы можем дружить как в детстве, — рассмеялась я.

На следующий день была суббота и я решила написать Ане, поинтересоваться ее здоровьем. Возможно у нее что-то стряслось, а я до сих пор не удосужилась помочь ей.

 

Аня ответила сразу же и спросила, сможем ли мы встретиться? Я приехала к ней домой, привезла побольше фрукты. Что бы там не случилось у Ани, витамины всегда пригодятся.

Мы закрылись в ее комнате и Аня приглушенным голосом сказала:

— Я не все тебе рассказала тогда. Дело в том, что я жду ребенка от Игоря, того женатого мужчины, с которым я встречалась, живя в Москве. Мои родители об этом пока не знают, да и вообще никто не знает. Только сам Игорь, я сказала ему об этом, еще до того как мы расстались. Не знаю как узнала о моей беременности жена Игоря, возможно он сам ей все рассказал. Только теперь она предлагает мне помощь.

— Она сама с тобой связалась?

— Нет, ее брат, Федор Михайлович.

— Федя брат той женщины? — удивилась я.

— Да. Когда он поехал в наш город сестра попросила его разыскать меня. Но так уж совпало, что я устроилась работать именно в эту фирму. Увидев меня в офисе, Федор Михайлович сразу узнал. У него было мое фото.

— И что же эта семейка хочет от тебя?

— Ничего особенного. Просто помочь. Та женщина она бесплодна и всегда мечтала иметь ребенка от Игоря.

Я совершенно не поверила в благие намерения этих людей и к Федору мое отношение резко переменилось. Что если они хотят отобрать ребенка у Ани? К тому же слишком много совпадений. То Федор говорит, что приехал в родной город из-за меня, то он разыскивает Аню по просьбе своей сестры, которая оказалась настолько любезна, что не только простила измену мужа, но и готова помогать его ребенку.

Я немного помнила сестру Феди. Ее звали Рита, она была на четыре года старше и иногда встречала брата из школы.

Вечером я сама позвонила Федору и попросила о встрече. Он явился в кафе с цветами и с очаровательной улыбкой на лице. Немного напоминающей ту самую его детскую улыбку, что была поводом для моих дразнилок.

— Хочу, чтобы ты знал, я не дам в обиду Аню. Чтобы вы там не задумали, у вас ничего не получится! — я сразу перешла к сути вопроса и даже скрестила руки на груди.

— Ого! Яна опять бросилась в бой! — рассмеялся Федор. Потом он отпил горячий кофе из чашки, обжегся и облился. Пару раз чертыхнулся и посмотрел на меня исподлобья. — Вообще-то, это не твое дело, но я помню, раз ты что-то там себе решила, то не отступишься. Яна, моя сестра несчастный человек. Она полюбила не того человека и всю жизнь мается этой любовью. По молодости, этот ее Игорь, заставил Риту сделать аборт и теперь она не может иметь детей. Муж ей периодически изменяет, Рита знает об этом, но терпит. Пару лет назад у Игоря уже была связь с девушкой, которая после этого забеременела. Но Рита узнала слишком поздно, женщина к тому времени уже сделала аборт. Сейчас Рита опасалась повторения ситуации и попросила меня, раз уж я еду в тот же город, разыскать Аню и предложить помощь. Лишь бы только не случилось еще одно убийство ни в чем неповинного ребенка. Сестра, конечно, тот еще философ, но ей кажется, именно ее любовь к Игорю и то, что она не может без него жить, явилось настоящей причиной несчастья.

Я долго молчала, опустив голову.

— Извини, накинулась на тебя. Но ты же понимаешь, как это выглядело со стороны?

Федя печально улыбнулся.

 

— Я знаю, если Аня сохранит ребенка, Рита будет бескорыстно помогать им.

Так и случилось. У Ани родилась девочка и сестра Федора регулярно поддерживает ребенка. Хотя сама Аня отказывается от помощи, но Рита настаивает.

Мы с Федором целый год вели дискуссии о том, есть у нас с ним шанс на совместное будущее, или нет. В конце концов Федор не выдержал и переехал обратно в наш город. Я категорически отказывалась поселиться в столице, не нужны мне московские «калачи», нас и здесь не плохо кормят!

В прошлом году мы с Федором поженились и теперь моя подруга Анюта раздает мне советы, как правильно питаться беременным, какие делать упражнения и прочее-прочее. У самой Ани недавно появился поклонник, который, на мой взгляд, души не чает в ее доченьке, улыбчивой девочке Лизе. А вот настоящий отец Лизы ни разу не пожелал увидеть ребенка. Уверена, они с Никитушкой из одного теста. Только тот живет за счет своего отца, а Игорь за счет до безумия влюбленной в него супруги. И вот это совершенно противоестественно, ведь они оба носят штаны и называют себя гордым званием «мужчина».

Автор: Юферева Т.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,395sec