Никто не знает, что спрятано под маской

Люду на работе все любили. Она была, как яркое солнышко среди серых офисных будней. Ей всегда можно было излить душу, получив хороший совет. Она могла подбодрить в нужную минуту или развеселить, если тебе грустно.

Люде было около сорока, точный возраст никто не знал. Работала она простым менеджером – оформляла заказы по телефону. Но даже ее клиенты, если попадали на другого работника, всегда просили соединить с Людмилой. Потому что с ней всем было приятно общаться.

А еще Люда очень вкусно готовила. Ко дню рождения каждого сотрудника она пекла торт. Красивый и безумно вкусный. После выходных обязательно приносила пирожки или печенье, поэтому для работников этого офиса понедельник был очень даже хорошим днем.

 

— Я из-за тебя скоро в проем не войду, — по-доброму ворчала какая-нибудь из девочек, накладывая себе уже третий пирожок.

— Главное в человеке – это душа. А с учетом того, как начальство нас гоняет, потолстеть тут никому не светит, — смеялась Люда.

Когда кто-то увольнялся, она обязательно подбивала всех накрыть стол, чтобы проводить в добрый путь бывшего коллегу. А когда у Максима, курьера их фирмы, родился малыш, Люда связала такое прелестное одеяльце, что половина сотрудников стали просить, чтобы она и им связала нечто похожее.

А еще на Люду всегда можно было положиться.

— Ты сможешь сегодня закрыть офис? – спрашивала начальница.

— Конечно, могу, — улыбалась Люда, хоть для этого и нужно было досидеть до последнего работника.

— Спасибо тебе! А то я на свидание иду, — тихо делилась она.

— А я то смотрю, сегодня от вас глаз не оторвать! Ваш кавалер в обморок упадет, как только увидит такую красоту.

— Да ладно тебе, — смущенно смеялась начальница.

— Я же всегда правду говорю, вы знаете.

Однажды Люда заболела, и в офисе тут же стало как-то грустно. Сотрудники по очереди звонили ей и спрашивали, нужно ли чем-то помочь. Лекарства, может, привезти или апельсинов, по классике.

Но Люда, несмотря на свое желание помочь абсолютно всем, сама помощь принимала неохотно.

— У меня простое ОРВИ. Вы думаете, я не смогу дойти до аптеки? Работайте спокойно и не думайте обо мне. Скоро вернусь к вам.

И все с нетерпением ждали возвращения Люды. От нее, словно, была какая-то зависимость. Поговорив с Людой один раз, хочется снова с ней увидеться.

Но вот какая штука: никто и ничего не знал про Люду. Ну, кроме имени, фамилии, да даты рождения. Есть ли у нее семья, откуда она родом, чем занимается в свободное время – все это было загадкой.

Если кто-то Люде задавал вопрос о ее жизни, она очень красиво уходила от ответа. И вскоре все поняли, что не хочет она говорить про себя. И отстали от Люды.

В один из обычных рабочих дней Маша, секретарь директора, засиделась на работе. Завтра должен был быть трудный день, и женщина хотела к нему подготовиться.

В офисе было тихо. Лишь несколько человек стучали по клавиатуре, никак не желая уходить с работы. Хотя, желание, наверное, и было, да вот рабочего времени, чтобы все успеть, не хватило.

Постепенно и те работники засобирались домой. Да и Маша уже закруглялась. Глаза слезились от яркого света монитора, а голова шумела от количества информации.

Выключив компьютер, женщина закрыла приемную на ключ и вышла в офис. Вначале она думала, что все уже ушли, но затем заметила свет где-то в глубине опенспейса.

Вначале женщина хотела просто пойти домой. Недавно на работу взяли охранника, и теперь его задача закрывать офис и проверять, чтобы все покинули рабочее место. Но что-то, словно, остановило Машу. Женщина решила все же посмотреть, кто это так заработался.

Возле компьютера сидела Люда. Было видно, что она полностью окунулась в свои мысли, и даже не заметила, как к ней подошла Маша.

— Людочка? Ты все еще здесь? – спросила женщина улыбаясь.

Людмила вздрогнула, повернулась и тут же навесила на себя улыбку. Но Маша успела заметить, как та украдкой вытирает слезы.

— Что случилось? – испуганно спросила она.

— Ничего-ничего, — торопливо ответила ей женщина. – Заработалась… Даже глаза заслезились. Сейчас домой пойду.

В офисе, конечно, все знали, что Люда не пускает никого в душу. Но одно дело не лезть с расспросами к веселому и довольному жизнью человеку, а совсем другое, когда видно, что этому человеку плохо.

 

Маша подвинула стул и села рядом с уставшей женщиной.

— У тебя что-то произошло?

Та грустно улыбнулась.

— Да нет… День просто сегодня такой…

— Работы много? – спросила Маша, аккуратно выведывая информацию.

— Нет, как всегда. Это… личное.

Мария улыбнулась, а затем накрыла руку Люды своей.

— Может, ты хочешь поговорить? Я помню, когда от меня ушел муж, только разговоры с тобой и спасали меня от депрессии. Я на работу бежала, потому что знала, что здесь есть ты, и ты меня и поддержишь, и развеселишь. Разреши отплатить тебе тем же.

Люда вздохнула. Было видно, что она борется с собой. Но вечно все держать в себе, видимо, для любого человека трудно. Даже для такого сильного, как Люда.

— Сегодня день смерти моего мужа и сына, — проговорила она.

Маше даже пришлось рот рукой прикрыть, чтобы не вскрикнуть.

— Какой ужас… Ты никогда и ничего не рассказывала.

— Не рассказывала… — повторила Люда. – Я пытаюсь об этом не думать, потому что это больно. И мне не хотелось, чтобы кто-то знал о том, что я пережила.

— Мне очень жаль, — искренне проговорила Маша. – Что случилось?

— Авария… Банальная авария. Такие происходят ежедневно, мы читаем про них в новостях и никогда не думаем, что и с нами может случиться нечто похожее.

Люда тяжело вздохнула, украдкой вытирая слезы.

— Я жила в другом городе. За тысячу километров отсюда. С мужем мы познакомились, когда нам было по восемнадцать. Он был очень веселый, легко заводил новые знакомства. К нам в гости постоянно приходили друзья. Было очень шумно, и иногда я даже злилась, что у нас постоянное веселье. Хотелось, порой, провести выходные в тишине. А сейчас мне так не хватает этого шума…

 

Люда поджала губы, уставившись в цифры на мониторе. Наверняка, этот документ открыт уже долгое время, и Люда даже не видит, что на нем написано.

— Мы поженились, и вскоре решили родить ребенка. И я быстро забеременела, но случился выкидыш. Мы с мужем тогда долго горевали, но он был моей опорой и поддержкой. А потом у меня никак не получалось забеременеть, и мы уже даже потеряли надежду, как вдруг – две полоски. Как же мы были счастливы…

Маша почувствовала, что и у нее глаза на мокром месте. А ведь Люда в своем рассказе даже до трагедии еще и не дошла.

— Родился мальчик, мы его Ромой назвали. Забавный такой был… Никогда на месте не мог усидеть. Мы с мужем были хорошими родителями, воспитывали его, учили и, главное, любили. Но в этот день, пять лет назад, все закончилось, не успев даже толком и начаться. Муж забирал Ромку из садика. На улице шел дождь, была плохая видимость. Встречная машина влетела в них, видимо, шла на обгон, и водитель не увидел наш автомобиль. Проклятый дождь… Каждый раз, когда на улице ливень, я вспоминаю тот день…

— Мне так жаль, — прошептала Маша.

— Муж погиб сразу, Ромка еще несколько часов был в реанимации. Но его не спасли. И я в тот день умерла…

В офисе воцарилась тишина, нарушаемая лишь гудением компьютера.

Люда вытерла слезы, а затем улыбнулась Маше.

— Думала, что наложу на себя руки. Жить было невыносимо. Но один раз мне приснился мой муж, который сказал, что я должна жить дальше. И должна радоваться жизни. Я проснулась утром, а вечером уже была на вокзале. Место, куда я поехала, выбрала наугад. По принципу, какой из поездов подойдет первым. А потом продала в своем родном городе квартиру, купила здесь маленькую однушку и начала учиться жить заново.

— Я даже не могу представить, как тебе было тяжело, — проговорила Маша, тоже вытирая слезы.

— Потом я устроилась на работу, — продолжила Люда свой рассказ. — И это стало моей жизнью, а коллеги моей семьей. Мне нравится вас радовать, разговаривать с вами, я так довольна, что мне снова есть, для кого готовить. И когда я прихожу домой, то с нетерпением жду нового рабочего дня. А все воскресенье стою у плиты, чтобы этот выходной побыстрее прошел. Я тот самый клоун, который смешит зал и плачет в одиночестве…

Их разговор прервал охранник, попросив их покинуть помещение. Маша предлагала Люде сходить куда-нибудь, развеяться. Но та отказалась.

— Спасибо, но я этот день хочу провести со своими близкими. Я с ними порой говорю, хоть и понимаю, что они меня не слышат. Но мне так легче. И, пожалуйста, — Люда замялась, — не рассказывай никому про то, что я тебе сегодня сказала. Без напоминания о боли жить легче.

Маша сдержала обещание, и никто из офиса так и не узнал, почему их солнечная Люда так ненавидит дождливую погоду.

Вскоре Маша ушла работать в другое место. Два года она не виделась с коллегами. Как-то связь оборвалась, и если поначалу она еще с кем-то созванивалась, то позже их общение сошло на нет.

Как-то раз, когда Маша с мужем в выходной день решили сходить в ресторан, она встретила Люду. Та изменилась, да так, что Маша ее даже не сразу узнала.

Женщины обнялись, радуясь встречи, а затем Маша заметила рядом с Людой солидного мужчину.

— Я смотрю, у тебя все в жизни наладилось? – тихо спросила ее Маша.

Людмила мельком взглянула на своего спутника, а затем, улыбнувшись, кивнула.

— Знаешь, если очень долго притворяться счастливой, то такой можно и впрямь стать, — проговорила она. – Никогда не знаешь, когда горе или счастье тебя настигнет. Главное, не унывать. Ведь жизнь у нас одна.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,426sec