Закон бумеранга

Андрей торопился в свой родной город, город детства, на встречу выпускников в школу. Он давно не был на малой родине. Мать Андрей перевёз к себе, в Пoдмocкoвье, как только сам «встал на ноги». Сколько же времени прошло, а кажется, что школьные годы были только вчера…

С кем он из класса был дружен? Наверное, одинаково тёплыми были отношения со всеми ребятами, но всё же с Лизой была настоящая дружба, так как сидели они за одной партой, списывали друг у друга домашние задания, шутили и вместе шли после школы домой.

Андрей слышал, что Лиза, закончив педагогический, пришла работать в родную школу, и вот уже пять лет трудится там в должности директора.

«Да, Лизка всегда обладала организаторскими способностями… — думал Андрей, подъезжая к городку, — чего стоит её поддержка для меня, когда я начал рисовать… Да если бы не она? Кто знает, как сложилась бы моя судьба…»

 

На Андрея нахлынули воспоминания. Тогда, ещё будучи в пятом классе, увлёкся он рисованием, да так, что хотелось ему сидеть с красками чуть ли не целыми днями.

— Надо же! – удивлялась мама, — да у тебя талант, припоминаю, что рисовал мой отец, твой дед, который погиб на фронте… Передалось, значит. Жаль, что я не умею, а папа помог бы тебе освоить азы.

Но Андрей записался в кружок живописи при местном доме Культуры, и стал одним из лучших учеников.

Особенно радовалась за него Лиза. Она иногда заходила к нему домой по выходным, и всматриваясь в акварельные работы, всегда вздыхала:
— Нет, Андрюшка, ты гений! Тебе надо на художника учиться. Непременно ты станешь знаменитым, вот увидишь!

Андрею льстили слова и восхищение девочки, но он понимал, что для поступления в училище надо представить много работ, а, чтобы научиться прилично писать картины, надо очень трудиться и не только карандашами рисовать и акварелью, но и масляными красками.

Денег у него на такие краски и хорошую бумагу не было. Жили они с мамой очень скромно. Андрей рос без отца, а бабушки и дедушки жили в деревне, у них самих не было лишнего, хотя они как могли помогали матери Андрея картошкой и соленьями.

Такое же точно положение было в семье Лизы. В этом товарищи по парте были похожи. Лиза также жила с мамой и сестрёнкой. Они теснились в однокомнатной квартирке, но было у них всегда чисто. Когда бы ни заходил Андрюша в гости, его всегда кормили простой едой: картошкой или макаронами с сыром, или поили чаем с сушками.

Однажды Лиза, рассматривая новые акварельные работы своего товарища, сказала:
— Пора тебе и за живопись маслом браться. Уже третий год на ИЗО ходишь, а маслом никогда не писал…

— У меня нет красок, сама же знаешь. Мне немного наш учитель давал попробовать писать на занятии, но надо покупать свои… — вздохнул Андрей.

— Вот что. У меня есть план, — заявила Лиза, — я буду продавать твои акварели, гуашь. И на вырученные деньги ты купишь краски!

— Продавать? – удивился Андрей, — да кто купит мои картинки? Кому они нужны-то? Сказала тоже…

— А вот зря ты так к себе относишься. И ко мне… — надулась девочка, — к примеру, моя мама собирается идти на день рождения своей подруги. Вместо того, чтобы покупать какие-нибудь духи или другую ерунду, она с радостью купит твой замечательный рисунок! Да если его оформить в рамочку, то будет вообще отлично смотреться!

Андрей прищурился на свою работу и кивнул:
— Ну, давай, попробуем… Не знаю даже…

Лизе того и надо было. Она забрала несколько работ и отнесла их домой, где они с мамой приспособили их в рамки от старых фотографий и ненужных выцветших иллюстраций. Получилось неплохо.

— Ну, и что дальше? – спросила мама Лизы Ольга Егоровна.

— Мамочка, миленькая, надо помочь Андрюше, он такой талантливый! Можно я из своей копилки ему пока деньги отдам хотя бы за две работы. Он так обрадуется! Ведь ему надо учиться писать!

— Из копилки? – мать внимательно посмотрела на дочку, — ты же целый год копила. И не жалко тебе? А куда ты работы денешь?

— Мы их подарим своим друзьям, когда пойдём к ним на день рождения или праздник какой-нибудь… Ну, мамочка…

— Делай, как хочешь. Ладно. Он действительно хороший мальчик, и отлично рисует. Думаю, что-то из него получится, — вздохнула мама и улыбнулась.

Еле выдержав три дня, Лиза принесла в школу деньги. Она разжала вспотевший кулачок и шепнула:
— Поздравляю! Твой первый заработок, Андрюшка!

 

Глаза её сияли. Андрей глядел на скомканные жёлтые рублики и не верил своим глазам.

— Неужели купили? – спросил он с недоверием.

— Тебе что, адреса и фамилии назвать? Купили, радуйся. И покупай краски! Ждём следующих картин, — потребовала Лиза.

Картинки она действительно подарила своим подружкам на дни рождения. А потом, когда Лиза принесла работы Андрея ещё раз, Ольга Егоровна купила две для своих коллег по работе на восьмое марта. Так девочка начала помогать с продажами начинающему художнику.

Мать Андрея тоже пристраивала впоследствии работы сына за небольшую плату, так и говорила своим покупателям: на краски и холсты сыну…

Андрей поступил учиться на художника, как и мечтала Лиза. А она стала студенткой педагогического. После школы их пути разошлись: Андрей уехал в столицу, там много работал, ему удалось познакомиться с профессионалами, которые его поддержали, и он сумел принять участие в нескольких значимых выставках, где его работы заметили и оценили. Он стал продавать свои картины довольно удачно, и заказчики приносили ему хороший заработок.

Теперь он вспоминал свой путь из родного городка с улыбкой, ему виделась Лиза, та белокурая кареглазая тонкая девочка, которая так поддержала его в самом начале творчества.

Когда он вошёл в школу, то первая, кого увидел и была Лиза. Только двадцать пять лет спустя после школы. Они обнялись, будто и не было долгой разлуки, рассмеялись и с другими одноклассниками пошли осматривать классы.

Встреча была радостной, все хвалили Андрея, его известность, его картины, и говорили, что он – гордость класса.

После вечеринки Андрей пошёл провожать Лизу. Она была несколько лет в разводе, растила дочку и жила по-прежнему с мамой.

— Старшая сестра уехала в другой город после замужества, а мы всё тут, как и в прежние времена. Сейчас увидишь маму, она постарела, но мы часто тебя вспоминаем, — прошептала Лиза, отпирая дверь в квартиру.

— Андрюшенька, — со слезами обняла Андрея Ольга Егоровна, — вот ты какой стал, и не узнать. А наша Светочка, моя внучка, уже самостоятельная, после института работает, сегодня на суточном дежурстве.

— Жаль, что я её не увижу, ведь я сейчас в дорогу, — сказал Андрей, вот только чаю выпью с сушками, как всегда…

Они засмеялись. На глазах у Лизы выступили слёзы. Она пошла на кухню готовить чай. Андрей и Ольга Егоровна прошли в комнату. Обстановка была всё той же… Около окна, рядом с книжным шкафом на стене висели картины Андрея. Те, детские, ещё ранние работы в самодельных рамках, но под стеклом.

Андрей так удивился, что молчал и рассматривал их, затаив дыхание. Потом оглянулся на мать Лизы и спросил:
— Откуда они у вас? Ведь она же говорила, что продаст их?
— Да, говорила. Но эти оставила себе… На память. А деньги отдала тебе из своей копилочки, — вздохнула с нежной улыбкой Ольга Егоровна, — она верила в тебя.

Тут вошла Лиза и обняла Андрея.

— Как же ты вырос! Это я и в прямом, и в переносном смысле! Да… Это твои работы. Узнаешь? – она засмеялась.

— Это я рисовал своего плюшевого мишку. Жаль, что он не сохранился, вот только на рисунке моём. Посмотрел, и аж дух захватило…

— Так возьми его себе. Хоть мне и жалко расставаться. Но, он и есть твой талисман, почти самый первый из удачных картин, — сказала Лиза.

— Возьму. Большое спасибо, что сохранила, Лиза… А вы, значит, так и живёте тут? – спросил он, оглядывая квартиру, — время будто остановилось.

— Да, а где же нам быть? – кивнула Ольга Егоровна, — тут мои девочки выросли. Мы год назад купили квартиру для Светочки, пока деньги выплачиваем за неё все вместе, а потом уж и ремонт в ней делать будем. Как раз успеем, может, к её свадьбе.

 

Андрей выпил чая, взял картину, упаковав её в отдельный пакет и поклонившись, ушёл.

— Так и уехал? – с грустью спросила Ольга Егоровна.

— Уехал, ему пора домой. Там работа. Он творческий человек. Телефон мой взял, на всякий случай, — ответила Лиза.

— Он женат? – спросила мать.

— Говорит, что периодически бывает. Он с юмором. Такому человеку, как Андрей, жена в тягость, мама. Он женат на искусстве… Понимать надо. Не до кого ему… А дочка есть тоже.

Через неделю Андрей позвонил и сказал Лизе, что будет ненадолго снова в городе и хочет повидаться с Лизой у них дома.

— Чая опять нальёшь? Я тут кое-какие дела устраиваю, моего учителя по живописи поздравлю с юбилеем. И к тебе загляну, — сказал он.

Ольга Егоровна и Лиза ждали Андрея с нетерпением. Они испекли торт, накрыли стол и смотрели в окошко.

— Вот вам! – Андрей вручил два роскошных букета Лизе и её матери.

Они выпили чая, душевно поговорили. Собираясь уходить, Андрей стал благодарить:
— Спасибо вам большое обеим… Теперь только понимаю, сколько вы сделали для меня. И никогда вашего добра не забуду.

— Ты так говоришь, будто навек прощаешься. А мы тебе всегда рады, Андрюшенька… — заметила Ольга Егоровна.

— Конечно, конечно… Лиза, а ты знаешь, Мишка мой нарисованный, меня радует и поддерживает. Это невероятно.

-Так он намоленный… — сказала Ольга Егоровна, — сколько лет на него смотрели. И тебя вспоминали.

Лиза торопливо заворачивала Андрею пакет с провизией в дорогу, а он разговаривал с Ольгой Егоровной в комнате.

— Передавай привет маме! Кланяйся от нас всех. Если надумает приехать на родину, мы всегда ей рады, — говорила Ольга Егоровна.

Андрей обнял Лизу и уехал, обещая не пропадать.

Когда его машина выехала со двора, Лиза, всё ещё стоявшая у окна, почувствовала нежное прикосновение к её плечу матери.

— Он тебе конверт передал. И сказал, чтобы обязательно его послушалась.

— Что такое? Какой конверт ещё?

Лиза открыла пухлый конверт и обомлела. Он был полон денежных купюр.

— Да что он, с ума сошёл? – вскрикнула она, — мама, а ты что смотрела? Зачем взяла?

— Я ничего не могла сказать, он приложил палец к губам и велел открыть потом, — оправдывалась Ольга Егоровна. Она и сама была взволнована. В конверте женщины нашли и записку. В ней Андрей писал, что картина его «Плюшевый мишка» продалась, и он умоляет потратить деньги на покрытие долга за купленную Свете квартиру.

— Алло, Андрей! – Лиза сразу же набрала его номер, — ну как ты себе это представляешь? Разве могу я взять такие деньги от тебя? Это много. Слишком много… И что значит, картина продалась? Зачем ты продал её? Я бы не хотела, я бы не отдала…Это же талисман.

Андрей ответил ей:
— Успокойся. Ты тоже тогда говорила, что продала мои картинки, а деньги отдавала свои. Врала, значит… Так? Вот и я соврал, как ты. Уж извини, Лиза… Мишка наш стоит на камине и смотрит на меня из детства. Спасибо, что сохранила. А деньги — вам на квартиру. Я могу себе позволить, это честно. И благодаря тебе, и этому Мишке…

Он положил трубку, а Лиза и Ольга Егоровна, обнявшись, плакали на кухне.

— Хороший он человек, — сказала мать.

— Он тоже самое говорил о нас, — улыбнулась Лиза, — главное, что Мишка на месте.

— Но вы оба врули… — закончила фразу мать, — и я вас обожаю.

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,317sec