Ночное дежурство.

Алексей закончил медицинский институт и уже пару лет работал в родном селе. Он всегда мечтал вернуться в родные края, помогать людям. Работу свою он любил и к пациентам относился бережно и внимательно, за что вскоре заработал всеобщее уважение односельчан.

Не обходилось и без сложных ситуаций. Их районная поликлиника была единственной на несколько поселений. До города не близко, в самых сложных случаях приходилось отправлять больных на скорой в город, в остальном же Алексей справлялся сам. Был он молод, одинок и почти всё свободное время проводил в своём рабочем кабинете.

Он вернулся в село, когда была ещё жива бабушка, но возраст её не давал надежды, что она долго проживёт вместе с внуком. Так и случилось! Бабушка не болела, поэтому ушла тихо, лишь немногим пережив свои девяносто пять лет. Алексей остался один. Родители жили далеко, отношения у них не слишком хорошо складывались, мама не понимала, как можно запереть себя в такой глуши.

Последний раз Алексей виделся с ними на прощании с бабушкой, мама и тогда пыталась уговорить сына уехать в город, но свой выбор он сделал и менять ничего не хотел. Об этом он думал в ночной тиши. Было его ночное дежурство, дневные пациенты давно разошлись по домам, Алексей надеялся спокойно отдохнуть, прошедшая неделя была очень напряжённой.

 

Конец января. За морозным окном завывал ветер, буран к ночи усилился и Алексей надеялся, что ночью никому не понадобится его помощь. Но, не всегда получается так, как хотелось бы! Алексей уже засыпал, когда раздался громкий стук в дверь. Сторож, и по совместительству истопник, дядя Миша открыл дверь.

Вместе с клубами пара в дверь протиснулся «снеговик». Конечно, это был человек, но занесённый снегом с головы до пят. Алексей вышел в приёмную.

— Доктор, помогите!

— Что у вас случилось?

— Жена рожает!

Когда снег понемногу стаял, Алексей увидел перед собой совсем молодого парнишку, с огромными от страха глазами. Дядя Миша подал парню кружку с горячим чаем, тот машинально взял её, не глядя отхлебнул, обжёгся, но это вывело его из замороженного состояния и он смог внятно говорить.

— Где вы живёте?

— У лесника, возле деревни Клюевка.

Алексей присвистнул.

— Далековато ехать. Что ж вы, батенька о жене заранее не позаботились? Наверное, тоже девчёнка молоденькая?

— Мы хотели завтра ехать в город, а недавно у неё началось.. И, как назло буран, я еле к вам доехал.

Пока парень говорил, Алексей собирал всё необходимое в дорожный чемоданчик. Дядя Миша качал головой.

— Может мне с вами поехать?

— А здесь кто останется? Топить надо, в двух палатах пациенты, нет, дядя Миша, ты здесь командуй, а мы поедем. Если что, Надя рядом, в соседнем доме, она поможет.

Парень отогрелся и готов был ехать.

Дядя Миша набросил на Алексея тулуп, такой же тулуп накинул на себя молодой человек

— Ну, с богом!

Сторож смотрел вслед повозке до тех пор, пока она не скрылась за пеленой снега. Он ещё раз перекрестился, что- то побурчал про нерадивую молодёжь и скрылся за дверью больнички.

 

Алексею казалось, что они движутся в снежном мареве уже очень долго.

— Как тебя зовут, парень?

— Иваном, а жена Марья, Марьюшка. Как в сказках!

— Что ж вы, Иван да Марья, в такую даль забрались?

— У жены отец сильно болеет, не могла она его оставить. Думали, успеем до родов, но всё раньше началось.

Иван говорил дрожжащим голосом, видно было, что он сам испуган.

— Ребёнок первый?

Хотя, что спрашивать, по возрасту Ивана видно, что не может у них быть детей мал мала меньше

— Первый! Сыночка ждём!

— Далеко ехать ещё?

Иван странно примолк.

— Должны уже на поворот к заимке сворачивать, но я поворота не вижу. Неужели заблудились? Как же там Марьюшка моя, отец не помощник, она одна. Ещё и ветер воет.

Алексею показалось, что в голосе Ивана послышались скрытые слёзы.

— Ваня, не раскисай!

— Я дорогу не вижу!

— Вон впереди, вроде огоньки горят, к деревне подъезжаем.

Иван пригляделся, и правда огни горят.

— Почти приехали, от деревни недалеко нам, скоро будем.

Лошади шли по занесённой дороге медленным шагом, но скоро деревня осталась позади. Подъехали к дому. Ваня бросил поводья и забежал в дом. Оттуда послышался его крик. Алексей забежал в дом. На кровати лежала девчушка, язык не поворачивался назвать эту пигалицу женщиной, которая должна произвести на свет дитя.

Огромные глаза на бледном лице, тени под глазами, видно было, что ночь нелегко ей далась. Иван стоял посреди избы со свёртком на руках. По лицу его бежали слёзы.

— Доктор, у меня сын! Сын!

— Но как она сама справилась?

— Мне баба Маша помогала. Она пришла, как Ваня уехал. Я плакала, почти ничего не понимала от боли, но почувствовала, что не одна. Как она узнала, я не пойму.

Из- за печки показалась маленькая, сгорбленная старушка, подслеповато глянула и накинула шаль на худенькие плечи.

-Ну всё, дохтур приехал, я здесь больше не нужна.

— Спасибо вам, бабушка! — Марья благодарно смотрела на пожилую женщину.

— Бывай, девонька! Расти своего богатыря!

И вышла в снежную ночь.

 

— У нас многие бабушку Машу опасаются, говорят, что ворожея она. А для меня она теперь роднее всех родных, без неё я бы не справилась.

Доктор осмотрел молодую маму, ребёнка, с ними всё в порядке. Марьюшке сил набираться. А вот молодой папаша всё стоял столбом, держа на руках новорождённого сына. Из соседней комнаты, опираясь на палку, тихо вышел мужчина, подошёл к зятю, глянул на внука.

— Спасибо, дочка, что успел я внука увидеть!

— Папа, увидишь ещё, как он побежит.

— Доктор, вы оставайтесь, скоро утро. Рассветёт, мы вас мигом довезём, по свету сподручнее. Вот в какую погоду внучок мой появился. А бабушку завтра надо навестить, за помощь отблагодарить. Ванюшка, там погляди, что ей получше отвезти. Курочку, сметанки, сам посмотришь, да доктору в дорогу собери.

— Да, батя! Всё сделаю в лучшем виде!

До рассвета почаёвничали. Малыш с мамой заснули, а мужчины сидели, негромко переговариваясь, удивляясь, как бабушка поняла, что их семье помощь нужна. Добрым людям помощь сама идёт. Это жизнь!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,381sec