Открытка из одуванчика

На улице было уже темно, когда послышался несмелый стук в окно.

– Кто там? – спросила Валентина Михайловна.

– Тетя Валя, это я, Татьяна, бывшая Ваша соседка. . .

Михайловна открыла дверь. В темноте, на пороге стояла молодая симпатичная женщина. — Здравствуйте, тетя Валя.

– Танюшка, ты? Что-нибудь произошло?

 

Танечка как-то незаметно появилась в семье Шагаловых. Тонкая, бледная, похожая на былиночку, еще совсем девчонка, а уж замужем. Старая Шагалиха (так ее называли соседи) просто объяснила появление Татьяны в доме:

— Валерка ее пожалел, потому что забеременела. Взял голую и босую. Что у детдомовки есть? Свадьбу не будем делать: нечего глупо деньги тратить. Да и перед кем выставляться? Расписались в ЗАГСе – и хватит с нее, чай не королевишна.

По презрительному тону и скукоженному выражению физии Шагалихи было понятно, что молодую невестку она не переваривает и хоть как-то помогать той осваиваться в жизни не собирается.

Валерка — парень лет тридцати, женился впервые (не мог долго найти себе пару, а может, и не хотел, неизвестно). Татьяне тогда только исполнилось семнадцать.

Валентина Михайловна жила рядом с Шагаловыми и невольно обращала внимание на то, что происходит в соседнем дворе. Там теперь появилась новая хозяйка, которая с утра до вечера была занята домашними делами: варила, стирала, убирала, носила большими ведрами воду. Беременная. Шагалиха же, гордо задрав нос к небу, приговаривала:

– Ничего с ней не станется. Они эти детдомовские как бурьян в поле растут! Валерка деньги зарабатывает, за день хорошо нарабатывается. Еще бы ведра он ей таскал!

И такое отношение для Михайловны было неудивительным: ведь рядом жила, все это время видела, как Шагалиха сыночка своего воспитывала. Валерка с детства был у матери лучшим в мире сынишкой. Любая его проказа возводилась в ранг добродетели, а все остальные — дураки, потому как не понимают, что он «всего-навсего ребенок». Что ей было до чужого, в сущности, ребенка?

А Татьяна молча сносила нагрузку, и, как выяснилось впоследствии, обиды. Рождение ребенка ничего не изменило в отношении Шагалихи и её сына к девушке. Стало даже хуже. Взбешенный ночными плачами ребенка, Валерка сгонял злобу на жене:

– Что ты за мать такая, что у тебя ребенок плачет? Неумёха, дура!

Дошло даже до побоев. Однажды обезумевший мужчина начал избивать Татьяну прямо во дворе. Это увидела Валентина Михайловна и немедленно вмешалась:

– Что ты делаешь, паразит! Разве так можно? Отпусти ее немедленно, иначе вызову милицию!

 

Валерка тогда не осмелился продолжить издевательство, с милицией шутки плохи.

На крик соседки выскочила Шагалиха и, по-своему оценив ситуацию, обратилась к сыну:

– А в самом деле сынок, разве в доме нельзя было найти общий язык?

Татьяна же испуганно и одновременно благодарно посмотрела на соседку — первого человека, заступившегося за нее.

А спустя некоторое время по деревне пронесся слух — в доме Шагаловых произошло необычайное событие: молодая мать убежала из дома, оставив полуторагодовалого Виталика. Шагалиха возмущенно кричала на каждом углу:

— Мало ее Валерчик учил. Ишь, надумала… Кинула ребенка и сбежала, чертова детдомовка. Разве она знает, что такое матерью быть?…

***

Прошел месяц, все понемногу становилось на свои места. Мальчишечка подрастал. Однажды к Валентине Михайловне постучали. Это была Татьяна:

— Тетя Валя, мне больше некуда идти, не к кому обратиться. Можно к вам?

Заплакала. Молодая женщина рассказала о себе.

После вмешательства Валентины Михайловны Валерка продолжал избивать жену, умышленно не трогая лицо, чтобы посторонние не догадывались. Знал: сама она будет молчать. Шагалиха всегда была на стороне сына:

– Не защищаешься – значит, виновата. У вас семья, я не имею права вмешиваться.- ухмылялась она в сторонке

И Татьяна не выдержала: схватила сына и в чем была, ушла из дома. Муж догнал, вернул назад. Побил так, что несколько дней пролежала в постели. Даже свекровь испугалась, ухаживала за ней. Чуть пришла в себя – и снова убежала. В этот раз сама, прихватила с собой немного денег на дорогу и паспорт.

Переехала в другой город, устроилась на работу, получила комнату в семейном общежитии, а потом вернулась, чтобы забрать малыша и расстаться с Валеркой.

Вышло не так, как хотела. Чего только не наговорила Шагалиха на заседании суда, какой только грязи не вылила на невестку! Кто мог вступиться за Татьяну? Развели их в суде, оставили сына отцу. Татьяне разрешили только короткие встречи с ребенком под строгим наблюдением Шагалихи. А когда Виталик немного подрос, мать с сыном стали тайком встречаться в доме Валентины Михайловны.

 

Но, вот, наконец, улыбнулось, Татьяне счастье: полюбила хорошего человека, вышла замуж, родила дочь. Вместе с семьей переехала в другое место.

Оставалась единственная боль, которая занозой мучила сердце — разлука с сынишкой. Теперь часто видеться с ребенком молодая женщина не могла, поэтому посылала Виталику письма на адрес Валентины Михайловны и раз в год, в день его рождения, обязательно приезжала.

***

А Шагалиха пожинала плоды своего воспитания и черствости душевной. Пришлось ей воспитывать внука самой, потому что Валерка давно связался с какой-то дамой, пьянствовал вместе с ней, к матери почти не наведывался.

**,

Несмотря на все те гадости, которые бабушка регулярно высказывала ребенку в отношении матери, мальчик любил Татьяну, перечитывал её письма, украдкой, чтобы не видела Шагалиха, писал ответы на них (чувствовал, что нежные слова, которыми он обращался к матери, бабке не понравятся).

***

В этот раз Татьяна приехала не на день рождения сына, Валентина Михайловна не ждала ее.

– Что-нибудь произошло? – спросила с беспокойством.

– Да. Хочу, наконец, вернуть себе сына. Подала в суд. Вас хочу взять за свидетеля. Не откажете?

Валентина Михайловна всплеснула руками:

– Разве можно в таком отказать!? Я охотно. Сколько вам так страдать обоим? Виталику уже скоро десять.

Когда выходили из зала заседаний, Шагалиха, бледная, заплаканная,совсем не похожая сама на себя, тихо, с мольбой обратилась к Татьяне:

– Не забирай его навсегда, привози, хоть иногда. Он у меня один остался. И… извини, если можешь.

– Я давно простила. Бог вам судья.

 

Татьяне стало жаль бывшую свекровь: счастливый человек быстро забывает обиды и не помнит зла.

– Мамочка, мамочка, – Виталик напомнил о себе, – знаешь, а это я сделал так, чтобы мы были вместе.

– Неужели? – сделала вид Татьяна, что удивлена.

– Как тебе это удалось?

– Говорят, что «открытки» из одуванчика исполняют все желания. Поэтому я сорвал самый красивый одуванчик, прошептал ему, что хочу быть с тобой, и подул на него сильно-сильно. Открыток вышло много, они во все стороны разлетелись. А одна поднялась высоко в небо. И все, что я загадал, свершилось.

Татьяна нежно прижала к себе сына и прошептала ему на ухо: «Спасибо той открыточке из одуванчика».

Автор: Анна Молчановская

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,378sec