Нельзя быть неряхой

Сколько Лена себя помнила, мама всегда приучала ее к труду.

— Вот будешь взрослой, придут к тебе гости, а у тебя бардак! Представляешь, что люди о тебе будут говорить?!

Лена оглядывала свою комнату, и не понимала, где мама увидела бардак. Игрушки сложены, кровать застелена, на письменном столе книжки и тетрадки лежат стопкой.

— Мам, так у меня чисто, — недоуменно говорила она.

— Чисто?! Это ты называешь чисто?! Покрывало лежит неровно, игрушки кое-как свалены в коробку. А пыль! Посмотри, сколько пыли!

Лена смотрела, но все равно не видела.

 

— Запомни, полы нужно мыть три раза! И каждый раз менять воду, пока она не станет прозрачной! Пыль вытирать нужно дважды в день, а ты даже не каждый день это делаешь! А окна? Солнышко выглянет, и все разводы будут видны! Бери тряпку, и убирайся нормально.

И вместо прогулки с подружками Лена начинала заново уборку.

Как же она ее ненавидела! А глажка? Лена была уверена, что ее придумал злой гений, чтобы люди потом страдали веками. Ладно, погладить блузку в школу, это она могла понять. Но гладить носки и трусы ей казалось верхом бессмысленности. Но с мамой спорить – себе дороже.

И готовила мама так, словно у них в семье было не три человека, а пятнадцать. Как в столовой: первое, второе и компот. И каждый день еда была разной. Мама каждый вечером возвращалась с работы, а потом вставала у плиты.

Лена не понимала, почему бы не приготовить побольше, чтобы хоть один вечер отдохнуть. И как-то она даже спросила об этом у мамы.

— Путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Мне нравится радовать твоего отца свежеприготовленной едой. И ты в будущем должна также делать.

Почему она должна так делать, Лена не понимала. Как и не понимала, почему мама радует отца каждый день новым блюдом, а он ее совсем ничем не радует. И в уборке он участия не принимал, а мама и не против была, говорила, что это не мужское дело.

А еще стирка… Когда Лене было восемь лет, у них в доме появилась стиральная машина. Автомат! И Лена тогда надеялась, что теперь-то им не придется каждые выходные стирать руками. Это было ужасным занятием. Пальцы стирались в кровь, а потом на ранки попадал порошок или хозяйственное мыло, и все ужасно щипало.

Но нет, Лена рано радовалась. Мама стирала постельное белье и крупные вещи в машинке, а вот всякие футболки, трусы, носки стирала руками, и заставляла это же делать Лену.

— Нечего машинку зря ерундой нагружать, — говорила она. – К тому же эти вещи надеваются прямо на тело, нужно тщательно отстирывать. А так получится только при ручной стирке.

Про кипячение белого белья в огромном ведре с облаком пара по всей кухне даже и упоминать не нужно.

В общем, жила Лена с мыслью, что вся суть женского существования заключается в бесконечной уборке, готовке и стирке. И нужно все делать тщательно, а то, не дай бог, мужчина, которого Ленина мать равняла с богом, может остаться недовольным.

Когда Лена поступила в институт, она съехала в общежитие. И первое время была в шоке от того, что никто не собирается ежедневно в комнате мыть полы. А еще, что никто не стирает руками одежду. Просто складывает грязное белье в мешок, а на выходные отвозит к родителям, где (о, боже!) все закидывалось в стиральную машинку без разбора.

Лена немного расслабилась. Если всем плевать на кристальную чистоту, то и она не будет напрягаться.

Но так было недолго.

Когда девушка училась на последнем курсе, она познакомилась с парнем. У них завязались отношения, и после окончания института Лена переехала к нему. Антону досталась от бабушки старенькая квартира, которая давно требовала ремонта. Но до переезда Лены Антон и не задумывался об этом. Ему, одинокому парню, и так было нормально.

А тут уже серьезные отношения, мысли о свадьбе. Поэтому про ремонт тоже зашел разговор.

В первую очередь Лена, как переехала, тут же навела везде идеальный порядок. Когда вечером Антон вернулся с работы, он застал свою девушку, моющую окна. А это был, на минуточку, десятый этаж!

— Эй, эй… Ты что делаешь?! – испугался он.

— Окна мою, — сдув челку с лица, ответила Лена.

— С ума сошла?! А если ты выпадешь? Так, оставь эти окна, я сам вымою. Или же, что еще лучше, закажем клининг.

Лена даже замерла. Какие-то чужие люди придут к ней, и будут делать ее работу?

 

— Зачем клининг? – пробормотала она. – Я и сама могу… Неловко как-то, что кто-то за деньги будет убираться… Что люди скажут?

— Какие люди, Лен? – вздохнул Антон. – Во-первых, мне плевать, кто и что скажет. Мне важнее, чтобы ты не выпала из окна. А во-вторых, не думаю, что мы каким-то чужим людям будем рассказывать о том, кто вымыл окна.

Лене было неловко, но она согласилась. К тому же ей и впрямь было страшновато мыть окна. Она всю жизнь жила на первом этаже, а тут десятый!

Следующим, что повергло Лену в шок, так это заявление Антона, что не нужно ей каждый день стоять у плиты.

— Ну, серьезно, — проговорил он. – Ты приходишь уставшая, и тут же идешь готовить. Давай на выходных вместе приготовим побольше, и всю неделю будем есть.

— И тебя не волнует, что ты будешь несколько дней подряд есть одну и ту же еду? – удивленно спросила она.

— А почему меня это должно волновать? – недоуменно поинтересовался Антон.

— Не знаю. Мама мне всегда говорила, что путь к сердцу мужчины…

— О, боже, — протянул парень, обнимая Лену, — что тебе еще мама говорила?

Он часто слышал эту фразу, и не понимал, как мать могла вдолбить столько бреда в голову дочери. Словно, готовила из нее пожизненную служанку.

Антон и Лена поженились. Парень постепенно выбивал дурь из головы своей любимой. Например, что нет смысла каждый день мыть полы, с учетом, что их и дома не бывает. А когда он увидел, как она своими тоненькими пальчиками стирает нижнее белье, он был в шоке.

— А ты в курсе, — тихо спросил он, — что у нас есть стиральная машинка?

— Да, но это же нижнее белье, — проговорила Лена.

— Я тебя, наверное, удивлю, но машинке плевать, что стирать. Более того, ты сама можешь решить, при какой температуре ей стирать и на каком режиме.

Лена потихоньку перевоспитывалась. Она все так же оставалась чистюлей, но уже без фанатизма. Правда, когда к ней в гости приходила мама, у Лены каждый раз была паника. Она заранее драила и так чистое жилье, но мама все равно находила, к чему придраться.

Как-то Антон сказал Лене, что ей пора повзрослеть. И она не обязана делать так, как хочет ее мама.

— Понимаешь, если тебе хочется отдохнуть, а не убираться, то будем отдыхать. Если ты устала, то и я могу пропылесосить полы, хоть ты этому, почему-то, сильно сопротивляешься. Не нужно себя мучить ради одобрения твоей мамы. Это твоя жизнь.

Когда впервые в жизни Лена вместо уборки в выходной весь день провалялась с Антоном в постели, поедая заказанную пиццу, она никак не могла расслабиться. Все время крутилась мысль, что она отвратительная хозяйка: дома не убрано, еда не приготовлена, а она отдыхает.

Очень много прошло времени, прежде чем Лена отпустила эту зависимость от маминого мнения. И понять то, что в жизни, в том числе и семейной, идеальная чистота и всегда разный ужин – это не главное, получилось тоже не сразу.

А еще позже финансовое состояние их семьи улучшилось, и у Лены появились помощники: робот-пылесос, паровая швабра, мультиварка, робот мойщик окон и, главное, посудомоечная машина. А еще она не брезговала раз в полгода заказывать клининг, чтобы отмыть все труднодоступные места.

Когда мама пришла к ней в гости и увидела посудомоечную машину, она тут же недовольно поджала губы.

— Это что? – спросила она.

— Это посудомойка, — с гордостью ответила Лена.

 

— Господи… Мне даже стыдно об этом кому-то рассказать! Моя дочь настолько обленилась, что даже посуду руками не может помыть! Я тебя не так воспитывала… — запричитала мама.

— Да, мам, ты меня воспитывала с мыслью, что я все свое свободное время должна горбатиться, дабы мой мужик был счастлив. К счастью, Антон не такой, как мой папа. Он счастлив, когда я довольна, когда я не устаю, когда у меня много свободного времени. Вот ты приходишь домой и тут же начинаешь готовить и убираться. А когда возвращаюсь я, мы с Антоном идем гулять, смотрим фильм, болтаем, ходим в кино и на выставки. Я наслаждаюсь жизнью, благодаря моим помощникам в хозяйстве и адекватному мужу, а вот твоя жизнь проходит мимо тебя.

— Ой, не надо этими глупостями оправдывать свою лень! – махнула на нее рукой мать. — Как была неряхой и лентяйкой, так и осталась. И не удивляйся потом, когда муж от тебя уйдет!

Лена лишь покачала головой. Маму не изменить. Но как хорошо, что изменилось ее мышление. И никогда в жизни она не будет в комнате детей проводить пальцем по полкам, чтобы понять, хорошо они протерли пыль или нет. Чистота – это хорошо. Но отнюдь не главное.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,440sec