Подарок на юбилей. Рассказ

В дверь позвонили. Жанна Геннадьевна приободрилась: «Неужели гости? Так рано, до обеда еще далеко». Она поспешила открыть дверь и к своему удивлению и радости увидела внуков — вспомнили, юбилей все-таки у нее — 80 лет, не зря встала пораньше и успела испечь пирог. На каждый день рождения печет, правда обычно потом по соседям разносит, никто из ее родных в последние годы не поздравляет.

Пожилая женщина сразу на кухню побежала чайник ставить. Внуки не спешили поздравлять, без цветов даже, ну и ладно, зачем ей цветы — главное что вспомнили. Как вышла на пенсию все реже к ней в гости приходили, цветов так уже лет 10 наверное никто не дарил. Бывших коллег все меньше оставалось, а у тех, кто еще жив – своя жизнь, правнуки уже пошли…

 

— Да некогда чаи распивать, времени совсем нет! — Остановил ее младший внук. – Давай собирайся, сама говорила, что приезжаем редко, скучно тебе.

Жанна Геннадьевна растерялась, а потом чуть не заплакала. Так вот почему без цветов — сюрприз ей приготовили. Она смахнула слезу, вот уж не ожидала.

— Давай-давай бабуль, собирайся. Идём! — Поторопил старший внук.

— Может, чаю попьем? Я пирог испекла. — Предложила бабушка.

— Да некогда чай пить! — Старший взял у неё чайник и отставил в сторону. — Времени-то совсем нет. Собирайся! – Снова настаивал он. – Да, Серёга! — Он обратился к брату. — Во сколько квартиру придут смотреть?

— Часа через два. — Посмотрев в телефон, сообщил Серёга.

— Ну, видишь, бабуль, совсем некогда. — Невозмутимо заметил старшенький.

Жанна Геннадьевна опустила руки, ничего не поняла что они хотят, но явно, что не на юбилей пришли. Увидев пирог, младший присел за стол, достал ложку и начал есть прямо так — с большого хрустального блюда, которое она редко доставала из серванта — коллеги ей на пятидесятилетие дарили.

— Вкусно! — Набив рот вишневым пирогом, сказал младший внук.

Старший снова стал ее поторапливать.

— Куда хоть собираться-то? — Тихо спросила она.

— Ба, ну, а ты как думаешь? — Удивился старший внук.

Пожилая женщина никак не думала, понятия не имела, вспомнили в кои-то веки и сразу собираться, поняла только, что квартиру кому-то показывать — значит продавать хотят. Она-то уже давно переписала ее на них, сказали. что так проще потом будет. Она и сама не была против, вот теперь второпях ее и собирали… Младший внук любит ее пироги — на кухне остался, а старший распоряжался какие вещи лучше взять, а какие на мусор сразу, потому что брать с собой нет смысла. Пока помогал бабушке решить, что ей не нужно, он сообщил, что везут ее в «Дом престарелых».

Жанна Геннадьевна поникла. Особенно больно было, когда дорогие ее сердцу сувениры сбрасывал в большой пакет чтобы на мусор сразу отнести. Для него это ничего не стоящее барахло, а для пожилой женщины каждая вещь напоминает человека или событие из ее жизни. Сейчас она практически наблюдала, как ее жизнь на свалку выносится. Это ощущение не передать словами, по кусочку отрывают от сердца. Дальше все как в тумане, в голове пустота, все перемешалось и вряд ли станет на место, а воспоминаний — большой пакет, который внук небрежно кинул в коридоре.

 

Ну хоть внучки порадовались – сказали, что в квартире пахнет вкусно — для продажи самое то, домашний уют чувствуется. Молодец бабуля, как знала, что будут люди смотреть.

Отвезли заботливо внуки бабушку в «Дом престарелых», все бумаги быстро подписали, пенсию перевели — сдали государству на доживание… Прощаясь, поздравили с днем рождения:

— Чё ты, — говорят, — бабуля, не сказала, что днюха у тебя?

Жанна Геннадьевна только плечами пожала, видимо, когда бумаги заполняли сотрудники, заметили, что у бабушки день рождения. Вот такой подарок родственнички сделали, но даже не обратили внимания, что юбилей. Потом по-быстрому сотрудники организовали поздравления — до слез довели бабушку — незнакомые люди, а так внимательно к ней отнеслись. Не дом конечно, ну что поделаешь, зато не скучно.

Одна соседка всю ночь ворочается, весь день бурчит, а вторую прослушивают и следят за ней. Но со второй проще — она старается не шуметь, чтобы ее спецслужбы не заметили. Большинство стариков такие же как Жанна Геннадьевна — одинокие или брошенные родственниками, отданы сюда чтобы не занимать нужную жилплощадь. Они для них обуза, лишний рот, а здесь никому не мешают, глаза не мозолят… Родные мало к кому приходили, только сотрудники старались устраивать для пожилых людей какие-то развлечения. Но условия конечно не как дома. Ремонт и в своей квартире Жанна Геннадьевна давно не делала, но здесь было состояние ещё плачевнее.

А внуки избавились от бабушки и жили своей жизнью. Спустя месяц старший вспомнил о ней, но самому некогда навестить позвонил своему знакомому. Разговор начал с привычного: «как жизнь, какие новости?». Ярослав сразу понял, что что-то хочет от него друг — просто так обычно не звонит. И вот, обменявшись дежурными приветствиями, он как бы ненароком сказал, что бабка у него решила в «Дом престарелых» съехать — скучно ей дома стало, у родни нет времени, а там она под присмотром.

— Слушай, Ярик! А ты же говорил, что в ту сторону мотаешься каждую неделю. — Неожиданно оживился друг. — А бабка моя как раз там недалеко. Может завезешь ей мандаринов, бананов, еще чего-нибудь?

— Это та, у которой большая квартира в центре? — Начал припоминать родню друга Ярослав.

— Была. — Засмеялся товарищ в трубке. — Была одна большая — теперь две маленькие – для любимых внуков.

Ярославу стало не по себе от смеха этого внука. Бабушку его вроде бы и не видел никогда, друг только рассказывал, подумал что приедет незнакомый человек в «Дом престарелых», а бабушка и не поймет кто это. Разве что у нее с головой того.

— Да нет, — успокоил его друг, — нет деменции у бабки, в здравом уме. Я бы не просил тебя навестить, но у меня совсем нет времени, а так приятное что-то для неё очень хочется сделать.

 

Ярослав едва сдержался, чтобы не послать друга. Приятное решил сделать, только чужими руками: «Ты там рядом, заедь типа от внучка любимого, который сидит в квартире, которая благодаря тебе досталось!» Но решил с другом помягче, сказал что никогда не видел его бабушки – неудобно как-то заезжать. Однако товарищ намека не понял.

— Да ты её видел пять лет назад, на днюхе у меня была. Помнишь? Вот там вы и виделись.

— Ну да, вспомнил теперь.

Такая милая бабушка у друга жалко даже стало, ну тогда наверное всю пенсию в конверт положила. Вот и отблагодарил её друг.

— Отвези. Отвези – я деньги отдам.

— Хорошо. — согласился Ярослав, купил мандаринок, бананов – мало ли — может ее любимые фрукты и поехал в «Дом престарелых».

Жанна Геннадьевна очень удивилась. Сначала думала, что ошибся молодой человек, а потом заплакала. Когда прощались очень благодарила и сказала, что не стоило – у самого небось дел выше крыши, а вон к чужой бабушке приехал.

Когда молодой мужчина вернулся домой на душе было тяжело. Что же получается, что если молодой, то можно быть свиньей, думать только о себе — старики свое отжили, можно их за ворота, им уже ничего и не нужно, только сидеть и ждать когда на том свете примут. Интересно, а сам товарищ в таком возрасте рад будет, если его дети сдадут в «Дом престарелых»? Будет также считать, что отжил свое – пусть другие поживут? Вот так зарабатывать всю жизнь, чтобы потом как ненужную вещь выбросили…

Не хотел Ярослав, но написал сообщение другу, что отвез его бабушке мандарины. Тот ответил: «Спасибо. Сейчас некогда – потом перезвоню, рассчитаемся». Сомневался Ярослав, что потом вдруг вспомнит, но для него это было неважно.

Когда появлялась свободное время он приезжал проведывать. «Жанна Геннадьевна мировая бабушка. Как такую можно бросить?» — Думал он. «Столько всего знает, столько может рассказать. Интеллигентная такая — хочется ее нарядить в элегантное платье, красивую шляпку, дать кружевной зонтик и, взяв под руку, пойти с ней прогуляться по парку слушая ее пересказы произведений великих классиков…»

Они сблизились. Каждую неделю навещал Ярослав пожилую женщину. Жанна Геннадьевна рассказывала, что она была как мать внукам. Дочь её — интеллигентная актриса театра, актрисе нужно выглядеть хорошо, семейная жизнь слишком отягощает, поэтому внуки были на бабушке. Как только стали совершеннолетние поспешила она им по машине купить – каждому, чтобы не обидно было, благо разница в один год, а то друг с другом не делятся. Потом и ВУЗы она оплачивала… Вроде ребята получили все для вступления в самостоятельную жизнь, но вот с квартирами бабушка не смогла им помочь, и думала, что сами уже мужики взрослые — должны заработать. Но внуки не хотели видимо напрягаться, сразу решили, что бабкину квартиру продадут и будет у каждого своя. Но бабушка никак не освобождала ее, а время идёт, сколько можно тянуть!

 

Жанна Геннадьевна уже и не плакала, смирилась, а Ярослав молча слушал ее и у него комок в горле стоял.

— А у тебя есть мечта? — Спросила как-то бабушка.

— Мечта у меня — спортивный центр открыть. Детей тренировать. В нашем районе нет, приходится ездить в соседней — не совсем удобно. Вот у нас во дворе у пацанов развлечения: сидят на лавочке каждый в своем телефоне играет. Я у сына спросил: «Спортом они занимаются?» Говорит, что в школе нет нормальных кружков, а далеко — родители не соглашаются возить.

— Ладно, тогда я смогу помочь тебе, — загадочно подмигнула ему Жанна Геннадьевна. Потом порылась в своей старой косметичке, в которой не косметика была, а гора лекарств, и выудила оттуда небольшой пакетик. Там лежала записка и ключ. — Вот по этому адресу едь. — Она развернула перед Ярославом бумажку. — Там гараж. Это ключ от него. Там гиря лежит в подвале — вот ее и возьмешь — в начинающимся деле пригодится.

Молодой человек улыбнулся и обнял бабушку мелочь, а приятно, так трогательно. Жанна Геннадьевна пыталась о нем позаботиться, верит, что у него все получится.

— А сюда больше не приезжай! — Строго сказала пожилая женщина. — Нечего тебе тут делать! — Потом вздохнула и с грустью добавила. — За внучками моими присмотри по возможности.

Ярослав пообещал, чтобы не расстраивать старушку. На следующий день после работы поехал по указанному адресу, нашел гараж и действительно обнаружил в подвале гирю — вся ржавая стояла в углу, никто наверное ей никогда не пользовался, может быть когда дефицит всего был у кого-то появилась возможность купить – вот и взял на всякий случай.

«На кой она мне? — Погрустнел Ярослав. – Будет теперь дома валяться, вряд ли когда спортивный центр получится открыть, а там бы конечно можно было бы как арт-объект прошедшей эпохи выставить». Но обещал ведь Жанне Геннадьевне, потом она спросит, и что он скажет. И не важно, что сказала больше не приезжать — все равно будет навещать!

В итоге забрал гирю. «А дома жена точно начнет ругаться — зачем притащил мусор. Она же не поймет, что для какой-то старушки это целый клад».

И Ярослав решил привести эту штуку в порядок, очистить от ржавчины. Поднял ее в гараж, начал чистить и понял, что что-то не то. Во-первых, с весом как-то не складывалось. Он-то спортсмен — примерно знает, какая нагрузка должна быть, а это гиря было тяжелее обычной.

 

От того, что он увидел дальше, у него выступил пот на лбу. Ярослав не поверил своим глазам, он начал пилить гирю и она оказалась отлита из золота… Домой зашел прижимая ее груди как ребенка, глаза круглые, весь в шоке. Жена думала бригаду нужно вызывать, но потом и сама была в таком же шоке.

Молодой мужчина сразу помчался к старушке, весь воодушевленный, думает заберет ее из «Дома престарелых», дом ей купит или квартиру. Но когда приехал, ему сообщили что Жанна Геннадьевна скончалась… Родственникам сообщили, но никто не приехал. Ярослав вышел, сел на порог и заплакал. А ведь могла бабушка сама пожить в свое удовольствие. Нет хранила для какого-то особого случая.

И видимо этот случай наступил.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:70 | 0,402sec