Поздняя любовь

— Мам, мне кажется, ты делаешь глупость! Не нужен он здесь! — Наталья покачала головой, — Никак не могу понять, что ты в нём нашла?! Он же обычный альфонс!

— А какое тебе до этого дело?! — Нина Евгеньевна нахмурилась, — Это моя жизнь и мой выбор! По-моему, я вам уже ничего не должна: вырастила, выучила… Могу, наконец, пожить для себя!

— Мам, а тебе не кажется, что он просто тобой пользуется?! Что есть он — что нету: смысл одинаковый! Не пойму я тебя… Тем более, он моложе… Ты, действительно, веришь в то, что он тебя любит?!

 

— А я и не прошу тебя меня понимать. Я прошу меня не трогать! Оставить меня в покое! Всего-то… А во что я верю или нет — это, милая моя, не твоё дело! В каждом возрасте своя любовь. Для тебя — это сказки для девочек. Я не ищу такой любви, Наташ. Я просто хочу, чтобы мне было хорошо с человеком, чтобы меня понимали! И, кстати, он работает и зарабатывает… И помогает…

— Мам, но ведь я волнуюсь за тебя! — Наталья вздохнула, — Неправильно это всё… И явно не любовь…

— Я сама как-нибудь разберусь! — повторила Нина Евгеньевна, — Так что не стоит волноваться… Живи своей жизнью, дочь, а мне дай пожить своей! Я и так всё время думала о вас, о том, чтобы вам, моим детям, было лучше. Теперь вы в состоянии позаботиться о себе сами. А я хочу немного пожить для себя.

… Нина Евгеньевна была довольно привлекательной женщиной 48 лет. У неё были взрослые дети: сын и дочь. И собственная трёхкомнатная квартира, машина, дача… Всё, что у неё было, Нина Евгеньевна заработала сама, своими руками.

А начиналось всё давным-давно, когда Нина только вышла замуж за Александра — отца Натальи и Михаила. Тогда ей было всего 20 лет…

…Нина и Александр учились в одном вузе, правда, на разных факультетах. Они познакомились в студенческой столовой, оказалось, что живут Нина и Саша в одном городе, в соседних районах. Так они стали вместе ездить домой, встречаться на каникулах, проводить время вдвоём… Нина помогала Саше готовиться к сессии, он помогал ей таскать тяжёлые сумки с продуктами из дома… На четвёртом курсе молодые люди расписались: Нина забеременела. Саше досталась от бабушки однокомнатная квартира в родном городе, куда молодые супруги и переехали. Парень окончил вуз и устроился инженером на местный молочно-консервный комбинат, Нина ушла в декрет, перевелась при этом на заочное отделение: ей нужно было доучиться ещё год… Рождение дочери, естественно, жизнь молодой семьи не облегчило. Были и бессонные ночи, и ссоры на эмоциях, и битьё посуды и сессия, которую Нина сдала только благодаря тому, что вместе с ней ездил её муж, который ждал её у аудитории с орущей Наташей на руках…

Нина окончила вуз и, спустя год, вышла на работу туда же, где работал её муж. Она устроилась на молочно-консервный комбинат технологом. Жить молодой семье стало проще: оба работали, получали зарплату, дочь — в детском саду, между супругами — взаимопонимание и любовь…

Когда Наташе исполнилось 5 лет, Нина решилась на второго ребёнка. Она родила сына. От комбината им дали трёхкомнатную квартиру. Супруги принялись обустраивать жилплощадь. Тогда и выяснилось, что Саша, по сути, ничего руками делать не умеет: ни обои поклеить, ни поштукатурить, ни мебель собрать. Нина, у которой было 2 старших брата, справлялась с мужской работой гораздо лучше, чем её муж. Это она, а не Саша, меняла выключатели и переклеивала обои в комнатах, она собирала новую стенку — Саша только придерживал доски и читал чертежи. Он даже гвоздь забить не мог: всё время бил мимо, прямо по пальцам. Нина не считала это большой проблемой: таких, как Александр, в школе называли «ботаниками»: парень окончил 11 класс на отлично, однако руками делать не умел ничего. В вузе он тоже получил красный диплом. А мебель собирать должны специально обученные люди. По крайней мере, так считал Александр… Ну, или тот, кто хоть немного в этом разбирается… Нине было просто жалко денег для того, чтобы платить всем этим, пусть и специально обученным, людям…

И всё бы ничего, но молочно-консервный комбинат, на котором работали Саша и Нина, пришёл в упадок, обанкротился и закрылся. В том маленьком городке, где они жили, выбор работы был небольшой. Саша пытался устроиться по специальности, но потенциальные работодатели только разводили руками: мест нет и не предвидится, наоборот грядёт сокращение.

— Иди хоть на какую-нибудь работу! — говорила мужу Нина, — Ты же понимаешь, что нам деньги нужны! На одну мою зарплату нам не вытянуть!

 

Женщина тоже осталась без работы, но без дела она не сидела: вышла в детский сад нянечкой, пока подыскивала место поприбыльнее. Её устроила туда сердобольная соседка, работающая там же. В этот же сад ходил Нинин сын, Миша. Из сада можно было хотя бы еды детям принести: уже какая-никакая польза!

— Ты предлагаешь мне сторожем идти?! — обиделся Александр, — Я не для того с красным дипломом вуз оканчивал…

— Саш, у меня тоже высшее образование, ты не забыл?! — вздохнула Нина, — Но голод не тётка! Детей нужно чем-то кормить, пришлось идти туда, где место было…

— Я не пойду сторожем! — упёрся мужчина, — Мы не последний кусок хлеба доедаем!

— Конечно, не последний! Только если бы я из сада еду не носила, может, и последний уже доели бы… — вздохнула Нина.

Пока Александр думал, достойна ли его внимания данная вакансия — в детском саду было место сторожа — нашёлся тот, кто так долго не думал. Пришлось Александру выходить грузчиком на рынок — других вариантов не осталось…

Эта работа была ему не только не по душе, но и не по силам.

— Я устал! — каждый вечер жаловался он жене, — Таскаю эти тяжёлые ящики, и никто даже «спасибо» не скажет! Только претензии выслушиваю постоянно! То не туда поставил, то медленно принёс, то не то или не туда… Спина не разгибается уже!

— Саш, зато это живая копейка каждый день! — уговаривала мужа Нина, — Без этих денег нам не выжить! Я минималку зарабатываю, а детям нужны и фрукты, и витамины, и мясо… О вещах я уже не говорю…

У Александра то спина болела, то руки, то ноги… Постепенно он начал сам «лечить» все эти болезни так же, как и его «коллеги»: с помощью алкоголя.

— Саш, ты что — пил?! — Нина, впервые услышав от мужа запах спиртного, удивилась: мужчина никогда раньше не употреблял алкоголь. Александр был из интеллигентной семьи, мать его была учительницей и воспитывала сына одна. Парень не пил даже пива…

— Я чуть-чуть, — отмахнулся он, — холод собачий на улице! Мы грелись… Да и в коллектив вливаться пора…

— Какой коллектив?! — вздохнула Нина, — Мы же с тобой договаривались, что эта работа временная, пока что-то нормальное не подвернётся…

Всё начиналось с этого «чуть-чуть»…

— Саш, где деньги?! — Нина смотрела на мужа. Тот буквально ввалился в квартиру, разуваясь на ходу.

— Какие деньги?! — спросил он заплетающимся языком, — Денег нет! — развёл руками с глупой, пьяной улыбкой.

— Но ты уже неделю денег не приносишь! На рынке сказали, что платят исправно: я сегодня Кольку Ефимова видела…

— Платят, да, — согласно кивнул Александр, — а потом их сразу нет! — захохотал он, — Сам не пойму, куда они деваются!

Нина горько вздохнула. Мужа в последнее время совершенно не волновало то, что им нечем платить за квартиру, что её минимальной зарплаты едва хватает на продукты, что детям нужна одежда и обувь на зиму… Да и работу по специальности Александр уже не искал…

— Саш, в соседнем посёлке завод открывается лакокрасочный, — Нина смотрела на мужа, — ты бы съездил… Всё ж там зарплата больше, чем на рынке… По специальности работать бы смог… Ты ведь хотел… Там как раз штат набирают, автобус рабочий возить будет…

 

— Это ты хотела! — отмахнулся Александр, — Меня вполне устраивает моя сегодняшняя работа! Тебе надо — ты и езжай!

— Но ведь ты здесь деградируешь, Саш! — Нина нахмурилась, — Ты пьёшь, не просыхая, пропиваешь деньги…

— Я их зарабатываю! За свои пью! — грубо ответил Александр, — Имею, между прочим, полное право…

— А твои дети имеют полное право нормально одеваться и питаться! — не выдержала Нина, — Все твои бывшие коллеги уже давно нормальную работу нашли, а ты…

— Ты сама сказала, чтобы я хоть куда-нибудь выходил! — развёл руками мужчина, — Так что теперь нечего возмущаться! А хочешь работать по специальности: милости просим!

Нина уже ездила на лакокрасочный завод. Она с удовольствием вышла бы на работу: зарплату там обещали хорошую. Однако график там был совсем не подходящий для женщины с двумя детьми. Нине предложили смену день-ночь — 48, а оставлять детей с Александром на ночь она боялась: муж пил, он мог просто не вернуться домой на ночь или привести своих дружков с рынка, пока она была на работе… Оставлять детей с ним было попросту опасно.

…Чтобы хоть как-то заработать денег, Нина стала подрабатывать на ремонтах: её старший брат собрал свою небольшую бригаду. Они делали ремонты в квартирах. Нина клеила обои, красила, шпатлевала. Так женщина зарабатывала на самые необходимые вещи и даже понемногу откладывала деньги: детям нужно будет покупать вещи по сезону, а ещё она мечтала подарить им велосипеды…

…- Где деньги, Саш?! — Нина стояла на пороге, глядя на пьяного мужа. Тот, еле стоя на ногах, пытался попасть ключом в замочную скважину соседской двери, — Это чужая квартира…

— О, а я думаю, чего она не открывается! — заплетающимся языком проговорил мужчина, — Я думал, ты замки сменила! – пьяно захохотал он.

— Где деньги?! — ещё раз спросила Нина, — Там почти 10.000 было… Я хотела детям на Новый год купить подарки…

— Не дороговато: подарки за 10.000?! — хмыкнул мужчина.

— Где мои деньги?! — Нина почти кричала, — Я работала на выходных, чтобы что-то отложить!

— Я всё отдам! — развёл руками Александр, — Так получилось… Я, вроде, немного взял, а они — раз — и закончились…

— Так ты их оттуда давно таскаешь! — догадалась Нина, — А я и не заметила сразу… Саша, как ты можешь?! Это же для детей деньги были! Для твоих, между прочим, детей! Что же мы делать будем?! Я устала уже так жить!

Мужчина растеряно смотрел на плачущую жену. Даже на него, пьяного, её слёзы всё ещё действовали.

На следующий день Нина предложила Александру 2 варианта: развод или кодировку. Муж подумал и выбрал кодировку…

Александр закодировался-таки и, соответственно, бросил пить. Он ушёл с рынка и устроился на лакокрасочный завод. Нина выдохнула с облегчением: жизнь, вроде бы, стала налаживаться…

… Миша пошёл в первый класс. Нина к тому времени уже тоже работала на лакокрасочном заводе и всё так же подрабатывала иногда в строительной бригаде. Теперь она могла оставлять детей с мужем…

Александр напился в тот же день, когда закончилась его кодировка. Напился так, будто ждал этого всю жизнь.

 

— Мам, я не пойму, что случилось с папой! — позвонила Нине дочь, — Он зашёл в квартиру и упал прямо у порога! Что-то бормочет непонятное… Мне страшно, мам! Приезжай!

Нина отпросилась с работы и на такси приехала домой: дочь плакала в трубку. Нина решила, что у мужа случился инсульт… Когда она вошла в квартиру, то сразу услышала знакомый «аромат»: устойчивый запах перегара ни с чем не спутаешь…

В этот раз Александр кодироваться отказался: «Я не алкоголик какой-нибудь! — кричал он, — Хочу — пью, хочу — не пью! Я не буду этого делать! Может, мне нравится иногда выпить!» Естественно, после этого его жизнь покатилась в тартарары.

… — Меня уволили! — зло проговорил мужчина, вернувшись домой раньше обычного.

-Как?! — тихо спросила Нина, — Ты что и на работе пил?!

— Не пил. С перегаром был. Но только кто это станет слушать?! — бросил он, наливая водки в стакан.

— Врёшь ты, Саша, — вздохнула женщина, — все на заводе уже знают, что тебя главный энергетик с бутылкой застал в подсобке! Как ты мог до такого докатиться, Саш?! Я же тебя просила! У тебя ведь уже было одно предупреждение!

— Зато теперь все они мне не указ! — проговорил Александр, — Не реви! Без работы не останусь!

Мужчина снова вышел на рынок грузчиком. Только теперь перспективы вернуться в профессию у него не было… Нине пришлось врезать замок в детскую комнату, чтобы дети могли закрываться, когда оставались одни. Саша уже не раз приводил в её отсутствие приятелей с рынка, и вместе с ними распивал спиртное прямо на кухне. Сколько Нина не просила этого не делать, у мужа на всё был один ответ: «Я тоже здесь живу! Имею полное право!» «Пора подавать на развод!» — поняла Нина.

О своём решении она сказала мужу и детям. «Давно пора!» — нахмурилась Наташа, которой надоели постоянные скандалы и ссоры родителей и вечно пьяный отец. Александр пытался отговорить жену, он даже бросал пить. Однако хватило его всего на пару дней, до очередной зарплаты.

— Ниночка, ты не можешь так поступить! — заявила Нине мать Александра. Она специально приехала из соседнего посёлка поговорить с невесткой, — Саша без тебя пропадёт!

— А с ним пропаду я! — вздохнула Нина, — Вы думаете о своём ребёнке, а я — о своих детях! У каждого своя правда.

Свекровь осталась при своих интересах. Нина подала на развод. Александр ушёл в свою унаследованную от бабушки квартиру – супруги всё это время сдавали её. Он продолжал пить и куролесить. Об алиментах, естественно, Нине не приходилось и мечтать…

Нина работала. Она брала дополнительные смены, а в выходные красила, шпатлевала, штукатурила – зарабатывала, как могла.

— Мам, мы стали жить лучше, чем с папой! – как-то заявила Нине Наталья, — И спокойнее в сто раз…

Нина не стала объяснять дочери, как ей даётся это «лучше»…

Александр в это время продолжал упиваться алкоголем. Он теперь редко даже на рынок грузчиком выходил: пропивал то, что можно было вынести из квартиры и просил денег у матери. Та, естественно, не могла отказать единственному сыну. Мужчина обращался и к бывшей жене, однако Нина сказала мужу, чтобы он и дорогу к их квартире забыл: женщина отказалась от алиментов на детей в счёт доли Александра в их квартире. Кроме детей, их больше ничего не связывало…

 

— Ты бы бросал пить! — сказала Нина как-то при встрече бывшему мужу, — Выглядишь ты не очень…

Александр, действительно, выглядел ужасно: грязный, худой, с одутловатым лицом и растрёпанными волосами.

— Не твоё дело! — привычно огрызнулся мужчина, — Я за свои пью!

Нина вздохнула и пошла дальше. Саша остался на остановке: ждал, пока парни, стоящие у соседствующего с остановкой ларька, допьют пиво, чтобы забрать бутылки… Тогда Нина не знала, что они с Александром видятся в последний раз…

— Это из-за тебя! — свекровь кричала в телефонную трубку. Нина всё не могла понять, что она от неё хочет, — Из-за тебя Саша умер!

— Саша умер?! — Нина, наконец, проснулась, — Когда?! Как?!

— Замёрз вчера на остановке! — причитала свекровь, — В пяти минутах ходьбы от вашей квартиры! Ты, наверняка, его не пустила!

— Я его вчера даже не видела! — тихо проговорила Нина, — И впускать его я не обязана: мы в разводе!

Свекровь ещё долго кричала что-то в телефонную трубку, но Нина её не слушала: она думала, как рассказать о случившемся детям…

Наталья, которая, казалось, понимает и поддерживает мать, вдруг встала на сторону бабушки.

— Это из-за тебя папа умер! — проговорила она, — Ты же его из дома выгнала, вот он и пил!

— Ты сама знаешь не хуже меня, что пил он и раньше! — вздохнула Нина, — Я ему в рот водку не заливала!

Наташе было жалко бабушку: та, по сути, осталась одна. Девушка стала часто навещать старушку, а та ей рассказывать о том, что женщина отвечает за благополучие и семейное счастье. Спустя год после смерти отца у Наташи не осталось сомнений относительно того, что отец был чуть ли не идеальным мужем, а Нина, её мать, своими собственными руками разрушила их семейное счастье. Девушка не замечала, что мать изо всех сил старается наладить их быт, обеспечить её и брата всем тем, что было у их сверстников. Нина сделала ремонт в квартире и купила новую мебель, у её детей были новые телефоны и компьютер, и они давно уже не носили вещи, отданные сердобольными соседями, как это случалось раньше…

Наташа поступила в университет и переехала в квартиру, которая досталась ей от отца. Мать, которую девушка по-прежнему обвиняла во всех смертных грехах, сделала там ремонт за свои деньги. Наташа всё ещё винила мать в смерти отца…

Миша поступил в суворовское училище: мальчик мечтал стать военным. Жил он в казарме при учебном заведении. Нина вдруг осознала, что осталась одна. Одна в просторной трёхкомнатной квартире. Женщина ещё с большим рвением окунулась в работу: а чем ещё заниматься-то?!

С Игнатом Нина познакомилась случайно. Всё в том же училище, где учился Миша. Нина приехала к сыну, привезла ему гостинцев. В коридоре женщина случайно столкнулась с моложавым мужчиной. Пакет с продуктами выпал из её рук.

— Извините! – проговорил незнакомец и принялся собирать яблоки, рассыпавшиеся по полу…

Оказалось, что зовут незнакомца Игнат и что он — отставной военный. Игнат был на 5 лет моложе Нины…

 

— Я тоже в разводе, — грустно сказал он, когда услышал историю женщины, — мои жена и дочь уехали в Москву, пока я служил. Не дождались меня. Оттуда и уведомление о разводе пришло… Я не виню жену: жизнь такая ей уже порядком поднадоела — я ведь всё время в разъездах был… Скучаю, правда, по дочери… Мы теперь очень редко видимся…

Игнат после ранения не смог вернуться на службу. Теперь он работал в училище мастером… Спустя пару месяцев мужчина переехал к Нине из общежития: своей квартиры он так и не заработал.

С Игнатом Нина поняла, что такое настоящая, зрелая любовь. Она долго скрывала свои отношения от дочери, однако та узнала обо всём сама. Естественно, примчалась в тот же день. Игнат был на работе…

— Мам, мне кажется, ты делаешь глупость! Не нужен он здесь! — Наталья покачала головой, — Никак не могу понять, что ты в нём нашла?! Он же обычный альфонс!

— А какое тебе до этого дело?! — Нина Евгеньевна нахмурилась, — Это моя жизнь и мой выбор! По-моему, я вам уже ничего не должна: вырастила, выучила… Могу, наконец, пожить для себя!

— Мам, а тебе не кажется, что он просто тобой пользуется?! Не работает, не помогает… Что есть он — что нету: смысл одинаковый! Не пойму я тебя… Тем более, он моложе… Ты, действительно, веришь в то, что он тебя любит?!

— А я и не прошу тебя меня понимать. Я прошу меня не трогать! Оставить меня в покое! Всего-то… А во что я верю или нет — это, милая моя, не твоё дело! В каждом возрасте своя любовь. Для тебя — это сказки для девочек. Я не ищу такой любви, Наташ. Я просто хочу, чтобы мне было хорошо с человеком, чтобы меня понимали! И с Игнатом так и есть!

— Ты ещё квартиру на него перепиши! — фыркнула Наталья, — Не зря бабуля об этом говорит: ты же светишься вся, когда о нём вспоминаешь! Как тебе не стыдно?!

— А чего стыдиться, девочка? — с порога раздался хриплый мужской голос, — Любить никогда не стыдно! Мать у тебя, что ли, забрала что-то? Не додала?! Ты мать любовью не попрекай! На квартиру твою я не претендую, а Нину обижать не позволю!

На пороге стоял симпатичный моложавый мужчина в военной форме. Только почему-то седой и с протезом вместо ноги. Нина взглянула на него внимательно. Он смотрел на её мать с таким обожанием и любовью, что этого трудно было не заметить. Впрочем, как и она на него. «Да уж, на альфонса он точно не похож! — подумала вдруг Наташа, — А бабушка такое раздула…»

— Вы извините, — протянула девушка, — я, наверное, пойду…

— Не спеши, — остановил её мужчина, — обедать будем!

В тот вечер Наташа ушла от матери поздно. Они обедали, разговаривали, смеялись. Мать снова была счастливой и радостной. В квартире вновь было тепло и уютно, она вновь наполнилась любовью и жизнью. В тот вечер Наташа поняла, что мать имеет право на любовь и на счастье… Ведь жизнь — лишь мгновенье относительно вечности…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,426sec