Придуманный отец

— Дашенька, милая, а что это такое ты делаешь? – спросил Дима, войдя в кухню.

— Ты же котлетки просил, — улыбнулась она.

— А зачем тебе тертая сырая картошка? Драники я не просил.

— Так в фарш, — удивилась Даша.

— Я как-то всегда думал, — проговорил Дима, — Что в фарш кладут сваренное пюре, но уже точно не сырой картофель.

 

— Вы послушайте этого мыслителя! – воскликнула Даша, — Давай еще и ты поучи меня готовить? Иди отсюда, не мешай!

Дима вышел, внутренне настраиваясь на гастрономические эксперименты. И, на всякий случай, съел четыре таблетки активированного угля.

Ужинали под телевизор. Это, конечно, неправильно, но светская беседа с набитым ртом не только комична, но и опасна.

— Дашенька, ты забыла в котлетки положить лук? – спросил Дима.

— Нет, не забыла, — ответила Даша сухо.

— Что-то я его не ощущаю.

— Потому что я его не положила. Котлеты с чесноком.

— Это что еще за нововведение? – удивился Дима.

— А тебе что, не нравиться? – спросила Даша с вызовом.

— Как-то необычно, — склонившись над тарелкой, сказал Дима.

— Ах, тебе необычно! Еще, наверное, и не вкусно! Значит, как готовлю, тебе не нравиться! Может тебе еще что-то не нравиться? Как я убираю? Или стираю?

— Даша, да чего ты завелась? – удивился Дима такой экспрессии.

— Уходи! Уходи и чтобы глаза мои тебя больше не видели!

Дима положил вилку на стол, встал и вышел из кухни. Через пять минут хлопнула входная дверь. Он ушел. Навсегда.

***

На следующий день Анна Георгиевна приехала к дочери, чтобы поддержать ее. Но интересовал ее больше другой вопрос: почему сбежал очередной потенциальный зять.

— Мама, ты понимаешь, готовка ему моя не понравилась! – плакала Даша на груди у матери.

— Вообще-то, рецептура допускает оба варианта, — сказала Анна Георгиевна, когда узнала суть расставания, — Можно делать котлеты и без картошки. А специи и все остальное – на усмотрение и вкус.

— Господи, мама! – отмахнулась Даша, — Не в этом дело! Он мне высказал претензию таким тоном, будто я пустое место! А потом еще и ел с таким выражением на лице, словно отраву!

— Дашенька, может, ты чуть-чуть преувеличиваешь? – спросила Анна Георгиевна.

 

Зная характер дочери, она могла допустить небольшую ложь с ее стороны.

— А может, я еще приуменьшаю? – съязвила Даша.

— Пусть будет по-твоему, — не стала спорить мама.

«С дочки станется, она и меня выгонит! – подумала Анна Георгиевна, — А про зятя, скорее всего, придется забыть».

***

Каким бы тяжелым и сложным не был у Даши характер, но в отсутствии методичности и сосредоточенности к выполнению какого-либо дела ее обвинить было нельзя.

Именно так она выжигала Диму из своей жизни. Сначала она заблокировала всего его номера и социальные сети, потом удалила его из друзей. Постирала все общие и его фотографии, которые были в телефоне, в облаке и в компьютере.

Бумажные фотографии сначала были изорваны в клочья, а потом сожжены. Все подарки, сувениры и открытки были отправлены в мусор. Она выбросила даже полотенце, которым вытирался Дима.

Очистившись и освободившись от всего, что было связано с уже бывшим кавалером, Даша, с чувством выполненного долга, вернулась к своей повседневной жизни.

***

Через пару месяцев Дашу скрутил токсикоз. Она до последнего момента пыталась его оправдать пищевым отравлением, но третий тест подряд говорил одно и то же: она ждет ребенка. Отцовство сомнение не вызывало, конечно – Дима.

Он, возможно, и пытался выйти на контакт, чтобы помириться или продолжить отношения, но Даша качественно обрубила все концы. Она даже перестала общаться с общими знакомыми. Вычеркнула раз и навсегда. Но это она так думала. А оказалось, что не совсем и не до конца.

Что делать, Даша не знала, поэтому позвонила маме.

— Дашенька, ты моих советов никогда не слушала, — сказала Анна Георгиевна.

— Теперь послушаю, — заверила ее Даша.

— Аборт, сама понимаешь, это риск.

— Понимаю.

— Но не будет ли тебе укором ребенок от человека, о котором ты решила забыть? – Анна Георгиевна задала самый болезненный и сложный вопрос.

 

Даша задумалась. Пауза затягивалась, поэтому Анна Георгиевна добавила:

— Ребенок не виноват в том, что ты не смогла найти общий язык с его отцом.

Даша продолжала молчать. Только в трубке слышалось ее нервное дыхание.

— Доченька, я тебе скажу так. Рожай. Не сможешь ребенка полюбить, я его возьму на воспитание. А если ты решишь воспитывать сама, то я всецело тебе помогу.

— Спасибо, мамочка! – поблагодарила Даша сквозь слезы, — Мне надо подумать.

***

Думать было особо нечего. Ясное дело – рожать. Но не мешало бы сообщить отцу. Вдруг у того возникнет желание поучаствовать в воспитании или хотя бы содержании своего отпрыска.

Поскольку Даша вычистила Диму из свой жизни с хирургической скрупулезностью, искать его пришлось через знакомых.

Но Дима исчез с радаров, когда расстался с Дашей. То есть, его никто нигде не видел. В социальных сетях его аккаунты были удалены, все упоминания вымараны. Пропал человек, будто его и не существовало.

Только подруга Лена, коллекционер непроверенных данных, имела какие-то слухи:

— Говорят, что он, то ли на север завербовался, то ли уехал за границу работать по контракту. Он же сирота, поэтому родственников у него нет.

— Я не знала, что он сирота, — растерянно проговорила Даша.

— А никто и не знал, — отмахнулась Лена, — Я через брата узнала, он у меня в полиции служит.

— А через твоего брата нельзя его поискать? – спросила Даша.

— Если у него были проблемы с законом, то можно попробовать. Но ты сама подумай: Иванов Дмитрий – сколько таких в стране?

 

— Да, — задумчиво сказала Даша, — Вот родится ребеночек, а от папы только отчество, да и то, мамой вписанное.

— Ой, нашла проблему! – Лена махнула рукой, — Придумай ему папашу, героя-космонавта, летчика или подводника.

— Придумать-то я придумаю. Хоть фотографию бы на память. Может из личного дела в полиции можно копию снять? – спросила Даша.

— Это если дело есть. А если и есть, видела бы ты те фотографии! Лучше по воспоминаниям в нейросети нарисуй. А там хочешь в любой форме или в мундире. Даже с орденами и погонами.

Поблагодарив Лену за помощь и участие, Даша приуныла.

Вот так оборвешь все ниточки, а ребенку придётся всю жизнь врать, что отец его герой, только занят очень, потому и не приезжает.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:70 | 0,494sec