Сделав добро

— Ну и что прикажешь с этим делать?
Наталья, уперев руки в бока, стояла у башенки из четырех деревянных ящиков, заполненных банками с консервированными виноградными листьями.

— Ты вообще понимаешь, что тебе семью кормить нужно?! А ты чем семью кормить собрался?! Вот этим?! — сорвалась она на крик.

 

Но в нём не было злости — только глухое раздражение и боль от осознания того, что опять в их маленьком мирке всё пошло наперекосяк.

Геннадий стоял тут же, прислонившись плечом к входной двери и молча принимал крики супруги, её гнев… Ему и самому было нелегко, но что делать в сложившейся ситуации — он просто не представлял.

Начальство на новом месте работы обещало, что всё будет шикарно и зарплата будет в срок… Только вот вскоре выяснилось, что не ладятся дела у магазина экзотических и всяких там дорогих продуктов и зарплату сперва задержали, выдав лишь частично — это было в прошлые четыре месяца, а в этом вообще — зарплату начальство решило выдать вот таким манером, в натуральном формате!

Геннадий работал водителем, плюс грузчиком и вообще то, когда ему бухгалтерша Тома сказала, что будет платёж, так сказать, в натуральном формате, он не сильно расстроился… То есть, деньги это, конечно, здорово, но если отдадут в виде сыра и колбас, шоколада и банок с кофе… Но если такое и произошло, то разве что с Лидочкой — секретаршей босса, а обе продавщицы, бухгалтерша, охранник и Геннадий — они получили все вот так. Консервированными виноградными листьями! И возникал вопрос… А как и зачем вообще такая куча специфического этого продукта оказалась на руках у босса? Кому он собирался эту диковинку продать?

— Могло быть ещё хуже, — мрачно высказала своё мнение обо всём этом Тамара. — В других то местах вообще зарплату не платят… Эх, вот такие девяностые в нашем городке! — развела она руками.

— Наташа, — осторожно позвал плачущую супругу Геннадий. — Милая, ну, не расстраивайся ты так! Мы что-нибудь обязательно придумаем… Тома сказала, что это наподобие соленой капусты… Голубцы, типа, можно крутить.

Наташа резко замолчала — как обрезали поток слез и посмотрела на Геннадия так, что он понял — сморозил большую глупость!

— Голубцы, говоришь? Чудесно! А чем мне их начинять, не подскажешь? Или может, тебе все-таки и фарша отвесили, помимо этих банок уродских?! — и он пнула ногой в мягком, смешном тапочке в виде собачьей мордочки по ящикам. Стеклянная тара в ответ тихонько звякнула, а Наташа снова заплакала.

Вообще, она рёвой никогда не была, но сейчас — сорвалась и могла себе позволить, потому что дети — девятилетний Серёжа и пятилетняя Катенька, были у бабушки, то есть её мамы, которая брала их к себе присмотреть каждый будний день, пока родители были на работе.

 

— Так, всё, хватит! — решительно сказала Наташа, вытирая слезы ладошками. — Будем жить с тем, что имеем! Пойду я по соседям… Может, выменяю что на это… — кивнула она на виноградные листья, которые, согласно надписи на этикетке на каждой банке, были одним из знаковых ингредиентов молдавской и румынской кухонь.

Виноградный лист в банке разбирали неохотно, так что после обхода соседей, Наташа принялась обзванивать своих коллег — она работала в типографии, родственников, друзей и так далее… И к вечеру следующего дня от одного ящика кое-как избавились — обменяв его на две курицы и ещё кое-что.

Оставшиеся банки заполонили собой холодильник в квартире у супругов, а также ещё холодильник — в квартире у родителей Наташи.

— Да ну его! — фыркнула недобро Наталья, глядя на такую кучу в своём холодильнике. — Всё равно сильно больше класть сюда нечего… Ты бы уволился, — сказала она мужу, который сидел тут же — на кухне, спрятавшись за раскрытой газетой. — Всё равно нормально не платят… Чем порадуют в следующий раз? Морковной ботвой?

— Хорошо, я поищу другую работу…

— Может, дворником…

— Наташа!

— Что Наташа?! — понизила она голос до угрожающего шёпота. — Двое ребятишек в доме! На дворе — середина февраля! Новый год вспоминать больно — ни подарков нормальных, над столом даже мыши посмеялись бы… Ты извини, конечно… Но надо нам как-то крутиться! Вон, у людей же получается…

— У каких людей? — с обречённой усталостью спросил Геннадий, откладывая газету.

— Да ты вокруг посмотри, — пожала плечами Наталья. — Петровы вон, ну, те которые через улицу живут… Машину новую купили! Бизнесом, Света говорит, занимается у неё муж…

— Бизнес — это очень опасно, — сказал Геннадий. — Не каждому везет…

— Угу, — Наташа поджала губы. — Особенно тем не везёт, кто вообще не пробует ничего делать… Знаешь, что? Давай с тобой договоримся, хорошо? Если за месяц ничего не придумается, то продадим машину, ладно?

 

Машину — «Волгу» небесно-голубого цвета, супруги купили ещё к свадьбе. И сейчас вот это предложение жены Геннадия прямо как ударило — а как же без машины?! Да, не особо есть куда ездить, а всё-таки… И потом, подумал он, если сейчас продадут — то когда смогут и вообще смогут ли купить снова?!

Впрочем, через несколько дней Геннадий сам готов был впасть в такой мрачный настрой — потому что его уволили. Тем временем — подходило время платить за свет, воду, да ещё сынишка кашлял долго — никак не мог окрепнуть после простуды и педиатр советовала есть побольше красного мяса, фруктов…

Геннадий бегал — искал работу, но с работой в городе было не сахар. Впрочем, нашлось ещё место и оказалось, что даже по специальности — в одну строительную компанию, проектировавшую дачи и всё такое, нужен был свой электрик, чтобы, так сказать, клиенты получали полный спектр услуг. Но там пока что был человек — и он только собирался уйти на пенсию, уволиться, потому что состояние здоровья стало уже совсем никудышным…

Но деньги нужны были здесь и сейчас. И поэтому Геннадий решил — а может, какое-то время поработать таксистом? Хоть копейку, а принесёт домой! Наталья одобрила эту идею и сказала, что это очень мужской поступок — хоть что-то делать, не валяясь на диване впустую! И полетели дни с новой работой… А потом кое-что произошло.

Погода в тот день была не очень удачной — мело так, что, казалось, с Северного полюса унёс ветер годовой запас снега, плюс — столбик термометра опустился ниже отметки в минус двадцать шесть… Геннадий к послеобеденному времени развез только четверых пассажиров, причем, одна из них была бабулечкой древней, с которой он вообще постеснялся брать деньги… А с последним пассажиром — пришлось забраться на окраину города и теперь, в сгущавшихся сумерках, Геннадий чувствовал себя будто был он один-одинешенек на краю света…

То, что сперва он заметил на обочине, он принял за большую темную собаку и подумал, вот же, не повезло бедолаге — жалко стало бездомную животину, которая в эдакую то непогоду не нашла, где приютиться! Но потом на периферии сознания мелькнула мысль, что нет — силуэт вроде не собачий… Геннадий затормозил, потом — сдал назад. Он проезжал мимо гаражей и здесь горел всего один фонарь сейчас, в слабом свете которого все кругом виделось таинственным и даже угрожающим…

 

Выйдя из машины, Геннадий направился к темному нечто и… это оказался человек! Какой-то мужчина в чёрном пальто, сидел прислонившись спиной к стене гаража. Его голова была склонена набок, руки — безвольно опущены…

— Эй, мужик? — осторожно тронул его за плечо Геннадий. Ему очень не нравилось то, что он обнаружил!

Человек не откликнулся и Геннадия пробрал холодный пот — неужели вообще мёртвый?! Глаза закрыты, а под распахнутым пальто, чуть ниже ворота… Было какой-то пятно… Дрожащей рукой Геннадий потянулся к нему и тронул — пальцы окрасились… Подавившись воздухом, Геннадий потянулся проверить пульс… Вообще, не умел искать его на шее, так — ткнул пальцами наугад и вроде что-то такое было! А потом раненый незнакомец слабо что-то проворчал, не открывая глаз.

— Мужик, держись!

Геннадий принялся поднимать незнакомца из сугроба и едва не рухнул, но дотащил до своей машины.

— Сейчас… До больницы мигом! Ты только держись…

Он замешкался — размышляя, где лучше устроить свою находку — на переднем или заднем сидении, но в итоге, всё-таки вскоре тронулись.

— Спасибо… — пробормотал человек с заднего сидения и это было первое сказанное им слово. Незнакомец сильно дрожал — видимо, начал отогреваться потихоньку. До отделения скорой помощи действительно доехали быстро и врачи мигом забрали пациента.

— Вовремя успели, — сказал доктор Геннадию. — Пулевое. Ещё бы немного и… Но жить будет!

— Это хорошо, — вздохнул случайный спаситель. — Ну, я пойду…

— Значит, вы его совсем не знаете? — нахмурился врач. — Нам бы сообщить его близким…

— Да вообще впервые в жизни увидел! — развел руками Геннадий.

— Ладно, не буду вас больше задерживать, — кивнул доктор. — Спасибо вам, что не были равнодушны!

— Да уж как тут… — смущенно проворчал Геннадий и покинул больницу.

Он поехал домой. На сегодня с работой точно пора была заканчивать! Наталья на рассказ супруга отреагировала… спокойно.

— Не повезло ему, — сказала она. — Так… Что дальше делать будем? Ладно, надеюсь, что в следующие дни никакой такой чепухи больше не случится и ты сумеешь заработать больше.

 

Частично она оказалась права — Геннадий таксовал ещё две недели и хотя не озолотился, но более-менее зарабатывать получалось, а потом… Во-первых, ему отказали в обещанном месте электрика. А во-вторых, ему предложил войти в дело один старинный знакомый — Валерий. И дело это казалось совсем простым и ужасно выгодным — нужно было, во-первых, на авто Геннадия мотаться периодически до соседнего городка за товаром — пейджерами и ещё кое-какими современными штуками, а во-вторых, этот знакомый сказал, что иногда может просить Геннадия подменить его на торговой точке.

— Соглашайся! — налетела Наталья на супруга, игнорируя любые его попытки возразить против этого предложения. — Такие деньги в руки сами плывут!

— Да он вроде не шибко много предлагает…

— Да уж получше, чем зарплату виноградными листьями получать или кататься по городу весь день, рискуя на летней то резине влететь в аварию или ничего не заработать! Соглашайся! Или я… — она глядела строго и даже угрожающе. — Не знаю, что сделаю!

— Развод? — жалобно предположил Геннадий.

— Нет, — прищурилась Светлана. — Но тебе мало не покажется!

— Милая… Да разве я против, родная? Думаешь, самому не хочется, чтоб в доме достаток был, чтоб дети фрукты зимой лопали, а мы — на море отдыхали? Ну, просто… Ну вот, дурное у меня предчувствие какое-то… Не хочу я с этим всем связываться!

— Знаешь, — Наташа отвернулась к окну. — У меня тоже есть дурное предчувствие… О том, а за того ли я вообще человека замуж выходила?!

На несколько минут в кухне повисло тяжёлое молчание. Потом Гена подошёл к жене, встал за её плечом… Они вместе смотрели в окно, где за стеклом, скрытым наполовину морозными узорами, едва угадывался свет из окон соседнего дома.

— Хорошо, — сказал Геннадий решительно. — Я всё сделаю! Попробую стать бизнесменом… Может, что и получится!

Торговая точка Валерия представляла собой киоск, расположенный неподалеку от железнодорожного вокзала. Буквально в паре шагов — было ещё здание, занятое всяческими мелкими отделами, торговавшими всем подряд…

 

— Я конечно, в этом не разбираюсь, — сказал Геннадий. — Но разве не лучше было бы там торговать? Там, вон и сигнализация есть… А тут… Стоит на отшибе как-то, никакой защиты…

— Что, забоялся? — усмехнулся Валерий. — Да ты не бойся! С кем надо я договорился, а аренда этого вот киоска — она намного дешевле выходит и значит, денег мы получаем больше! Так, давай уже к сути дела? Время — деньги!

И Геннадий, решив, что и правда — нечего ему тревожиться о том, что уже решил деловой человек Валерий, стал слушать и делать всё, что нужно было… И первое время казалось — что всё отлично! Потом, когда на руках оказались самые настоящие деньги, стало ясно — да всё просто замечательно! Теперь по выходным можно было устраивать семейные чаепития с тортом. Геннадий подарил жене белоснежный свитер из ангоры, а тёще и своим родителям — преподнес по кофеварке, вместе с запасом превосходного кофе. Валерий говорил, что ещё немного — и пойдет на расширение бизнеса! Главное — найти кредит правильно и сократить лишние расходы.

А потом однажды наступил тот самый день, когда погода вдруг становится такой теплой, что кажется — так и до весны недалеко! С неба валили крупные, пушистые хлопья снега. Давно уже стемнело и Геннадий, оставшийся за торговца и смотрителя всей торговой точки своего знакомого, думал о том, что… Как-то Валерий скис в последнее время. И на вопросы о том, а как там дела идут, он почему-то отмалчивается или отвечает нечто невразумительное… Геннадий так задумался обо всём этом, что не сразу обратил внимание на то, как у тротуара затормозило две черных иномарки с тонированными стеклами. Из которых вышло шестеро крепких парней. И направились они все к его киоску.

И у него даже мысли не мелькнуло о том, что это могут быть покупатели, вместо этого — где-то между сердцем и желудком осело тяжёлое, нехорошее такое чувство… или предчувствие?!

А потом Геннадий округлил глаза — потому что одним из этих типов был тот самый мужик, которого он нашёл, спас у гаражей и довёз до больницы! И судя по взгляду ответному — тот тоже его узнал… Но… Только бровь приподнял, не улыбнулся, никак не показал этого больше.

— Добрый вечер, — сказал Геннадий и подумал о том, что он бы охотно кому угодно отдал зарплату за последнюю неделю, только бы этот вечер и правда оказался добрым.

Стоявший возле спасённого незнакомца коренастый мужичок с явно не раз сломанным носом, не поздоровавшись в ответ сказал о том, что они приехали за долгом. Потому что Валерий не платит уже два месяца. И что так дела не делают по хорошему!

— Но… Я ничего про это не знаю! — развел руками Геннадий. И добавил, что он помогает Валерию вести бизнес, но он про долги и кредиты вообще не в курсе!

— Но в бизнес, стало быть, ты вовлечён, — сказал тот самый спасённый незнакомец. — Сколько вы можете заплатить прямо сейчас? Завтра — остальное, плюс проценты, естественно.

 

Геннадий тяжело сглотнул — вот так вляпался! Нет, ему, конечно, доводилось слышать о бандитах и о том, что они творят, как никак, на дворе стояли девяностые… Но вот так столкнуться к ними лицом к лицу… Он попытался объяснить, что той суммы, которую они хотят получить, у него нет, да и не решает он ничего — решает всё Валерий!

— Значит, твой ответ нет? — спросил спасенный незнакомец.

— Послушайте, я…

Договорить Гена не успел — согнулся пополам, когда в живот врезался кулак одного из шкафов. В следующее мгновение — ему заломили руку так, что, как говорится, из глаз искры брызнули. Тот мужчина, который ещё недавно валялся в снегу и рисковал погибнуть — от мороза и ранения, сейчас, судя по всему, чувствовал себя прекрасно и он, присев на корточки перед поставленным на колени Геннадием, заглянул ему в глаза.

— Значит, придётся тебя проучить. Чтобы Валерий, так сказать, увидел наглядный пример, — сказал он.

— Послушайте… Да что вы творите то?! — Геннадий видел краем зрения, а больше — слышал, как бандиты шуршали, хозяйничали уже в киоске.

А еще он видел, что хотя вечер наступил, но прохожие же есть на улицах, машины едут мимо! Так почему же… Никто не вмешивается? Почему всем всё равно, что творится у них на глазах?!

— Я же… Я же тебя спас… — выдохнул тяжко Гена, когда его ударили ещё раз — теперь по почкам. — Я же тебя спас!

Кажется, ему метили в челюсть ногой, но тут — спасённый повелительным жестом остановил своего человека. Казалось, он о чём-то размышляет…

— Я помню. Именно поэтому ты остаёшься цел, — сказал. — Уходим! — бросил он своим помощникам и те бандиты через минуту сели в машины и уехали.

И не успел Геннадий подняться, а это, кстати, далось ох как непросто, как киоск за его спиной загорелся…

В этот день, когда казалось, что до весны — рукой подать, он вернулся домой поздно и вообще под утро. Потому что, горящий киоск, был большой проблемой! Геннадий вернулся домой растрёпанным, молчаливым, а левая рука в плече ныла так, что он не смог без вспышки боли даже открыть подъездную дверь.

Наталья хлопотала вокруг него, усаженного на табуретку, причитая и плача, сынок и дочка — притихли в сторонке, глядя на отца перепугано.

 

На следующий день Геннадий поговорил с Валерием — тот соизволил-таки позвонить своему знакомому и объявить кое-какие новости — что он уезжает вообще. Куда — говорить отказался. Просто сказал, что кота — отдал родне, а сам — чемоданы быстро собрал и всё, куда-то далеко-далеко, потому что с бизнесом не задалось!

— Как думаешь… — осторожно и тихо спросила Наталья. — Они же не придут к нам?

— Кто они? — переспросил Геннадий, погружённый в свои мысли.

— Бандиты…

— Я не знаю, — ответил он.

Он и правда не знал! В конце-концов, Валерий так часто пафосно называл его своим бизнес-партнёром, что Гена уже задумывался о том, а не задумает ли тот свалить на него часть вины? Только… Что можно было поделать в данной ситуации? Разве что прислушиваться к шагам за входной дверью и радоваться тому, что ещё один день прошёл и живы-целы остались!

А потом, потихоньку, но где-то через пару месяцев, эту ситуацию получилось вообще почти отпустить… Впрочем, оставалось ещё кое-что, что не давало Геннадию какое-то время покоя. Тот человек, которого он спас. Нет, он не ждал большой благодарности, какое там! Но… Раз узнал, то разве обязательно было бить? Или это была действительно такая милость от него — что не избил вообще, не довёл до больницы или инвалидности?

Нет, Геннадий не жалел о том, что тогда остановился и спас. В конце-концов, разве можно было вообще поступить иначе?! Но какой-то мутный осадок, будто от обиды, всё равно остался… Но со временем и это ушло.

А потом, ещё где-то через год, Геннадий наконец-то сумел устроиться на работу по специальности и для его семьи начались относительно спокойные, сытые времена.

Автор: Татьяна Утилина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:70 | 0,527sec