Привет, ты кто?

В свои двадцать пять Надя еще верила в существование любви. И продолжала искать ее методом проб и ошибок. Сама бросала парней, и её бросали. Но как ей казалось, никто и никогда не делал этого так подло и 6oльно, как Игорь.

 

— Ну хорошо, решил расстаться.., — жаловалась Надя подруге. — Но неужели нельзя было сделать это красиво и цивилизованно? Неужели нельзя было придумать и озвучить какую-нибудь нормальную причину? Например, «я тебя недостоин», или «наши отношения зашли в тупик». Или хотя бы «извини, но я полюбил другую». А он… Знаешь, что он мне сказал?

Подруга молча смотрела на подвыпившую и зарёванную Надю.

— Сказал «ты в постели как мороженая скумбрия», представляешь?! Никто, никто еще не жаловался на мою сексуальную холодность. Никто меня так не обижал!

Надя планировала переплакать разрыв в одиночку. Но словно почувствовав, как ей паршиво, забежала Ирка и моментально вытянула все подробности.

— И что ты теперь собираешься делать?

Надя всхлипнула и пожала плечами.

— Ну понятно, — неодобрительно повертела головой Ира. — Будешь всю ночь рыдать в подушку и жалеть себя, разнесчастную.

В общем-то, подруга была недалека от истины, и Надя в который раз удивилась ее проницательности.

— Тебе сейчас нельзя оставаться одной, — добавила Ирка со знанием дела.

Надя обрадовалась: страдать в одиночку было совсем невыносимо!

— Спасибо! Ты настоящий друг! Точнее, подруга. Я тебе на диване постелю, а сама на матрасе лягу.

— Какой диван? Какое постелю? Это в восемь часов вечера ты ложиться собралась?

— Действительно, еще рано… У меня в голове всё перепуталось, я из времени выпала. Такой длинный день! На улице темно, думала, уже ночь. — Надя грустно посмотрела в свой пустой бокал. — Ну давай пару часиков посидим на кухне, чаю выпьем…

— Ага. Хорошая идея! Два часа ты будешь рыдать на кухне, а потом до утра на матрасе. Те же яйца, только всмятку.

— А что делать? — совсем безнадёжно взглянула Надя на подругу.

— Как что?! Умываться, краситься, одеваться — и в бой против депрессухи!

 

— Я не могу. Понимаешь, Игорь…

— Ой, как всё запущено! — не к месту засмеялась Ира.

— Так, для первой неотложной помощи используем йоговские практики. Сядь в позу лотоса.

Надя икнула, и послушно опустилась на ковер.

— Теперь согни руки в локтях, соедини большие и указательные пальцы, закрой глаза и произнеси «ом-м-м-м».

Надя сосредоточилась, выгоняя из себя последние капли похмелья от выпитого вина, и замычала:

— Ом-м-м-м…

— Молодец, очень проникновенно получилось. А теперь точно так же скажи «Игорь ко-зёл-л-л-л!» Ну что, полегчало?

«И в самом деле, козёл», подумала Надя. Ну какой нормальный парень наговорит таких гадостей женщине, с которой был близок? Встала и пошла умываться.

Через сорок минут они с Иркой уже сидели за столиком в клубе. Гремела музыка, зал был набит любителями ночных тусовок, но легче почему-то не становилось.

«Зря я сюда пришла», уже несколько раз мелькнуло в голове. Народ веселится, танцует, парочки целуются. Надя снова окунулась в свою печаль, что ее бросил парень. На глаза навернулись слёзы.

— Эй, а ну прекрати! — прикрикнула Ирка. — Думай о чем-нибудь позитивном!

«А еще сказал, что я в постели как мороженая скумбрия».

Позитива эта мысль не добавила, слёзы вырвались на свободу.

— Ну нельзя же так! — рассердилась подруга. — Посмотри, сколько вокруг классных парней, а ты из-за какого-то подонка убиваешься! И вообще народная мудрость гласит: клин клином вышибают. В конце концов, не все же мужики козлы!

— Все!

— Понятно… Тогда другой вариант: тебе нужно как следует выпить.

— Напиться и забыться? Хорошо бы. Только я уже пробовала, не помогло.

— Это потому что пьешь всякую водичку типа шампанского. А сегодня тебе нужно пить посерьезнее, какой-нибудь убойный коктейль. Сейчас принесу что-нибудь подходящее.

 

Вернувшись, Ира поставила перед подругой два стакана.

— Сначала вот это выпей. Давай залпом, как лекарство.

Надя успела только пригубить обжигающую смесь, потому что в эту минуту перед столиком остановились двое парней.

— Можно составить вам компанию?

— Можно.

— Нельзя!

Подруги одновременно ответили. Один из парней послушался Иру и сел, второй послушался Надю и остался стоять.

— Можно, можно, — сказала Ирина и царственным жестом указала на пустующий стул. — Можно. Девушка пошутила.

Надя вспомнила про «лекарство» и выпила залпом. Как ни странно, действительно, немного отпустило. А после второго стакана она вовсе забыла Игоря и все те гадости, которые он наговорил утром. На столе появились новые напитки, которые принесли парни.

Надя еще выпила, хохотала над рассказами парней, сама рассказывала анекдоты, пила еще, отплясывала на танцполе, кричала, что жизнь прекрасна, и с жадностью хваталась за следующий стакан. Даже тот факт, что вернувшись из туалета, она промахнулась и села мимо стула, не огорчил её, а наоборот, рассмешил до слёз.

Ирка почему-то не рассмеялась, а стала корчить подруге рожи. Надя смеялась до икоты. Потом ей вдруг стало скучно, и она пошла танцевать. Между делом что-то пила за чужим столиком, слышала, как настырный женский голос требовал, чтобы она немедленно ушла. Потом помнила, как эта «мочалка» тащила её за руку в сторону выхода, а Надя от нее отбивалась… В памяти остались даже какие-то рваные обрывки, как она села в машину… А потом черная дыра…

Надя проснулась от жуткой головной боли. Хуже этой боли была только нестерпимая жажда. Попыталась нащупать стакан с водой, который всегда ставит перед сном на тумбочку. Но всё время ловила рукой пустоту.

— Что за ерунда? — чертыхнулась вслух девушка. — Ни стакана, ни тумбочки!

С трудом разлепила веки. Над головой чужой потолок в цветочек и чужая люстра.

«Черт, черт, черт! Где я?»

В голове стучали молотки. Решила во что бы то ни стало доползти до крана с водой, где бы она сейчас ни была. Несколько минут собиралась с духом. Казалось, стоило чуть пошевелиться — и голова разлетится вдребезги!

 

— Привет! — вдруг послышался за спиной мужской голос.

Надя вздрогнула, охнула от боли, сжала виски и с величайшей осторожностью повернула голову. Кого она ожидала увидеть? Может, Игоря, или одного из тех двоих из клуба? Но рядом лежал совершенно незнакомый парень.

— Привет, — повторил он и улыбнулся.

— Привет, — выдавила девушка. — Ты кто?

— Я? Кеша.

«Только этого мне не хватало! Его зовут, как волнистого попугая. Дурацкое имя!»

Надя села на край кровати. Дурацкое имя, дурацкий потолок в цветочек, дурацкая ситуация. И дурацкое «я кеша». Как будто это хоть что-нибудь объясняло!

— А где моя одежда? — спросила она, обнаружив на себе мужской махровый халат.

— Сушится…

— Как я сюда попала?

— О, это долгая история! — снова улыбнулся парень.

— Ничего, я не спешу, — с иронией ответила Надя, хотя это была наглая ложь.

В эту минуту она ничего не желала так сильно, как поскорее сбежать домой. Но чувствовала себя так паршиво, что не было сил пошевелиться. Значит, надо хоть какую-то информацию получить о черной дыре, из которой она вынырнула сегодня утром в чужой квартире.

— Так почему моя одежда оказалась мокрой? — продолжала допытываться Надя, как будто это имело какое-то значение. — Я попала под дождь?

— Не совсем. Просто когда я вез тебя к себе домой…

— А почему не ко мне? — перебила девушка.

— Потому что ты утверждала, что прилетела с планеты из созвездия Гончих Псов, а у меня как раз с бензином была напряженка. До Большой Медведицы может еще как-нибудь и дотянули бы, а вот…

Надя хотела рявкнуть «заткнись!», но вместо этого в лучших традициях мелодрам жалобно застонала «пи-ить».

 

Пол-литра ледяного кефира немного привели в чувство. Стало неуютно и стыдно.

— Принеси мою одежду, пожалуйста…

— Она еще влажная. Нужно подождать немного. А хочешь, я ее утюгом…

— Почему она мокрая? — в третий раз спросила Надя.

— Когда мы ехали ко мне, ты попросила остановиться. Я думал, тебе плохо стало, а ты полезла в фонтан.

— Купаться?

— Нет, рыбу ловить. Сказала, что хочешь поймать мороженую скумбрию, оторвать ей голову, плавники и выпустить внутренности. За что же ты ее, бедную, так?

От услышанного девушке стало смешно, но попытка рассмеяться привела бы к катастрофе — ее голову разорвало бы от боли.

— Мороженая скумбрия — это я. Мой бывший парень так сказал. А еще сказал, что я вялая, скучная и фригидная, — не задумываясь, выпалила Надя, и прикусила губу, тут же пожалев о сказанном.

— Да твой бывший просто ненормальный! Это ты вялая и скучная? Ты мороженая скумбрия? Ты фригидная?!

Лицо парня выражало явное удивление, будто ему было с чем сравнивать.

— А у нас что-то было? — напряглась Надя.

— Не было, — вздохнул странный парень по имени Кеша. — Но надеюсь, еще будет.

— Не надейся! Ни за что и никогда!

С тех пор прошло три с половиной года. У Надежды с Иннокентием подрастает дочка. Недавно ей исполнилось два годика. Как всё-таки быстро растут дети! Вроде еще вчера Маша лежала в коляске, а теперь носится как ураган и болтает без остановки. Скоро она начнет задавать всякие вопросики типа «почему радуга на небе», «откуда берутся дети», «как вы с папой познакомились».

— С последним вопросом может случиться заминка. — подмигнул жене Кеша. — Надо бы придумать какую-нибудь правдоподобную красивую легенду, чтобы дочка не застала врасплох.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,340sec