Дедушкин завет. Рассказ.

До этого дня Уля была уверена, что нельзя равнодушно проходить мимо чужой беды. Так ее воспитали родители, так ее научил дедушка. Однажды, когда ей было лет пять, они с дедушкой шли из магазина – он, высокий и прямой, просто с идеальной осанкой, в синем костюме и начищенных до блеска туфлях, заставлял некоторых женщин оборачиваться. Сама Уля в желтом платьице и с двумя косичками тоже вызывала у этих женщин симпатию – они улыбались ей, а одна даже угостила конфеткой. Но вот когда возле остановки они увидели старика, валяющегося прямо на земле, и дедушка кинулся к нему, одна из таких вот женщин бросила:

— Тоже мне, герой, и что пьянчуге этому помогать? Сам небось такой…

 

Оказалось, что старик вовсе не пьянчуга – у него случился сердечный приступ, и если бы дедушка ему не помог, отправился бы старик в скором времени на небеса. Они, кстати, потом подружились: звали старика Михаилом Ивановичем, и он отлично играл в шахматы, как и дедушка.

Дедушки давно уже нет, а сама Уля вот-вот станет бабушкой – единственный сын женился полгода назад. Но дедушкины заветы она соблюдает – если видит, что человеку нужна помощь, никогда не пройдет мимо.

Вот и в этот раз – она ехала в автобусе, где случился скандал – женщина в бордовом пальто заявила, что у нее вытащили косметичку с документами, требовала остановить автобус и проверить сумку каждого. Конечно, водитель на это не пошел, и Уля его понимала – кто покажет свою сумку всем на обозрение? У нее там, например, лежали грязные колготки – она утром попала под дождь, и хорошо, что на работе были запасные, а эти она запихала в сумочку, чтобы вечером постирать. Но и женщину ей было жалко – прямо перед свадьбой ее сын потерял паспорт и так набегался с его восстановлением, что говорить, когда все документы пропали!

Выйдя из автобуса, Уля пошла в магазин, где купила литр кефира, свежий батон и пачку сосисок. После магазина она свернула на тропинку, ведущую к дому через гаражи – ходить там было не страшно, потому что хорошо освещено, да и людей много. И вот шла она по тропинке, и тут смотрит – розовая косметичка валяется. Уля огляделась – кто мог ее выронить? Но никого рядом не было.

Конечно, надо было пройти мимо и не трогать ее! Но Уля наклонилась и взяла – мало ли, может, там важное что-то, нужно вернуть владельцу.

Внутри были документы – паспорт, документы на квартиру, пенсионное удостоверение, страховой полис… В общем, все. И на фотокарточке в паспорте Уля узнала ту женщину из автобуса – она стояла рядом, и ее искаженное злобой лицо хорошо отпечаталось в памяти. Проверив прописку, она поняла, что женщина живет совсем недалеко, и решила занести ей документы. По дороге Уля думала, как же та обрадуется – наверное, уже волосы на себе рвет от досады, что теперь придется месяц потратить на бюрократические процедуры.

Но когда Уля позвонила в дверь и встретилась нос к носу с этой женщиной, сразу все пошло как-то не так: женщина злобно уставилась на нее, сведя густые брови в одну ровную линию.

— Здравствуйте, – пролепетала Уля. –Я вам документы принесла.

Женщина впилась глазами в розовую косметичку, которую Уля вытащила из сумки, а потом гаркнула:

— Боря!

В коридор вывалился мужчина – среднего роста, округлый, с двумя подбородками и лысиной на затылке. Одновременно с этим женщина втащила Улю в квартиру и захлопнула дверь.

— Что случилось, душечка? – прогудел мужчина.

 

Женщина при этом уже раскрыла свою косметичку и методично проверяла содержимое.

— Так и есть! Боря, она наши деньги украла!

Уля с недоумением уставилась на женщину.

— Какие деньги?

— Она еще притворяется! Деньги, сто тысяч! Да ты же рядом в автобусе терлась, ты и вытащила, да? А теперь что, совесть замучила? Гони деньги!

— Да что вы, я не трогала никаких денег, я ее в гаражах нашла. Послушайте…

— Так это она деньги украла? – спросил мужчина так, словно Ули здесь и не было. – Так что тогда – пусть возвращает.

— Я и говорю ей – деньги верни!

Уля попыталась открыть дверь и уйти, но замок захлопнулся, а ключа, понятное дело, у нее не было.

— Боря, вызывай полицию! – взвизгнула женщина. – Она сбежать хочет!

Дальше все было как в дурном сне – Уля требовала выпустить ее, стучала в дверь, кричала и звала на помощь, но ее не отпускали. В итоге действительно приехала полиция, и, сгорая от стыда, Уле пришлось объяснять, что никаких денег она не трогала, что нашла косметичку на улице и так далее.

Только через несколько часов ее отпустили, но к тому времени она уже была в таком состоянии, что еле добралась до дома. Можно было бы позвонить сыну, но тревожить в такой час его не хотелось, да и выслушивать упреки тоже – сыну никогда не нравилось, что мать вечно во всё вмешивается.

Несмотря на то что все обвинения с нее сняли, Уля до ужаса боялась столкнуться с той женщиной или ее мужем, из-за чего стала ездить другим путем, с пересадкой, лишь бы не на этом автобусе. В магазин она тоже теперь ходила другой, через дорогу – вряд ли эту чету занесет так далеко. А еще Уля дала себе твердое обещание – больше она ни во что не вмешивается, и это обещание старалась исполнять. Так, она не стала разнимать мальчишек, которые втроем колотили одного, ушастого, с рыжими вихрами – его шапка валялась неподалеку, в грязной луже. Прошла мимо и юной парочки, которая громко ругалась посреди улицы: парень обзывал девушку самыми оскорбительными словами, а она плакала. Раньше бы Уля непременно вмешалась, но теперь все, хватит.

 

Возвращаться новой дорогой было на полчаса дольше, и Уля злилась, думая о том, сколько времени она теряет, а ведь дома ее ждет недовязанный плед. Злость стала вообще обычным для нее чувством, поэтому именно злость она и испытала, когда увидела возле забора мужчину, всего грязного, еле держащегося на ногах. Он хватался за забор и пытался подняться, но тут же падал обратно.

«Пьяница», – бросила про себя Уля и отвернулась.

Она дошла до магазина – он был далеко, но зато ассортимент здесь был получше, и с удовольствием выбрала две слойки себе на ужин: одну с яблоком, а вторую с черникой. А что, она это заслужила, полтора километра пешком прошла!

— Мама, – пропищал рядом детский голосок. – Давай ты не будешь покупать мне этот йогурт, а отложишь деньги в копилку?

— Что за глупости, – раздраженно ответила мать – молодая, в общем-то, женщина, но вся какая-то изможденная.

— Мама, ну тогда мы сможем накопить на шахматы!

Голос мальчика напомнил Уле ее сына – у того тоже в детстве так дрожал голос, когда он очень чего-то хотел, но не мог позволить себе заплакать.

— Какие шахматы, Ярик, ну что ты вечно выдумываешь…

Уля вздохнула. Нет, вряд ли у нее получится всегда следовать своему обещанию.

— Извините, – сказала она, обращаясь к женщине. – Я случайно услышала – ваш сын хочет шахматы?

Женщина бросила сердитый взгляд на сына.

— Так вот, – заспешила Уля. – У меня есть, все равно не нужны – сын больше в них не играет, они лежат без дела. Я могу вам их отдать.

Шахматы и правда уже двенадцать лет лежали на полке – с тех пор как дедушка умер, ее сын отказался брать их в руки, он, как и Уля, очень его любил – может, потому что так же, как и Уля, рано потерял отца.

 

Женщина растерянно переводила взгляд с Ули на сына, а тот умоляющим тоном попросил:

— Мамочка, пожалуйста, можно?

Женщина вздохнула и неуверенно произнесла:

— Ну если только не нужны… Но… Как же вы их сможете передать?

— Я живу тут недалеко – можем зайти. Или если вы спешите, я сама могу их принести, только скажите адрес. Или оставить здесь, на кассе – я думаю, милые девушки не откажут вам их передать.

— Давайте так и сделаем, – ответила женщина. – Не хотелось бы причинять вам лишнего беспокойства.

Тем вечером Уля впервые за долгое время улыбалась, когда вязала свой плед. А на следующий день она отнесла шахматы в магазин и попросила самую приветливую из девушек передать шахматы мальчику по имени Ярик.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,360sec