Просто служанка

Екатерина Андреевна не стеснялась того, что она, в свои почти тридцать лет, оставила работу преподавателя художественной школы ради того, чтобы стать обыкновенной служанкой.

Просто на дворе стояли девяностые, на руках было маленькая дочка, а муж… Ну, с ним было все сложно. Хотя сперва было все прекрасно! Борис буквально на руках носил! Однажды… Чтобы любимая не замочила ножек в новеньких сапожках, когда нужно было пересечь двор, полный глубоких и грязных луж. Борис работал то там, то тут и любил рассказывать Кате о том, как славно они заживут в скором времени. А пока нужно просто потерпеть! И он, когда разбогатеет, такую свадьбу оплатит, что все соседи ахнут! Самой Екатерине, впрочем, хватило бы и скромного торжества — буквально для самых близких, но еще она хотела, чтобы у Бориса была возможность почувствовать себя настоящим мужчиной, добытчиком! Потом Катя узнала, что она беременна… Борис не отказывался от отцовства, но и особых восторгов не выражал и вообще стал повторять, что это слишком быстро все…

— Да что же можно тут поделать? — растерянно спросила его Катя. — Теперь уже все…

 

Борис посмотрел на нее тогда мрачно. У него было такое лицо, как будто он хотел что-то сказать, но в последний момент сдержался. У Бориса родных в городе не было, он рассказывал, что они живут очень далеко — на Камчатке, а сюда его послали, чтобы встал на ноги, сделался человеком большим и помогал семье. Кате, правда, было немножко непонятно, зачем было уезжать так далеко — аж на другой конец страны, потому что и там, на Дальнем Востоке, были же города крупные! Но она не спорила… Просто принимала Борю таким, как есть, потому что очень любила.

Ей иногда чудилось, что вообще то, связывает их немногие… Потому что взгляды на жизнь и ценности у них отличались серьезно. Бориса влекло все материальное и он нередко зло посмеивался над стремлением Кати сходить в тот же театр, или книжку почитать… Он любил повторять, что деньги — это самое главное! И что ради них он на все готов.

Но Екатерина его любила. Просто любила и точка… А он — заботился о ней. Жили, кстати, в ее квартире — досталась от матери и отца, погибших в автокатастрофе, которая случилась за шесть лет до того, как Катя познакомилась с Борисом. Родни большой у семьи Кати никогда не было, так что никто сильно не помогал после рождения дочери. Шло время и дочке исполнилось три годика. А потом…

Борис объявил, между прочим — уже стоя с чемоданом у двери, что ему сделали большое деловое предложение и он уезжает.

— А как же мы? — растерянно спросила Екатерина.

Он ответил, что с малявкой возиться — это точно не мужское дело, но он будет помогать материально… Если будет, конечно, такая возможность… Потому что в серьезном бизнесе каждая копейка на счету! Еще Борис велел не доводить его прямо сейчас истериками и положил на тумбу криво вырванный из тетради листок, где был записан какой-то адрес, на который он велел слать ему письма. И еще сказал, что позвонит соседям — потому что в квартире Кати телефона не было, как только доберется до места. И так он и растворился. Звонка не было… Екатерина, вечерами убаюкивая дочку, строила страшные версии о том, почему Боря о себе знать не дает — ведь она знала, что во всем этом начавшем появляться как грибы после дождя бизнесе бывает очень опасно! А письма она писала… Много и часто.

 

И только на одно, почти год спустя, пришел ответ. Правда, его составил не Борис, а некий Семен. Он представился двоюродным братом женщины, с которой Борис сошелся сразу по приезду. Семен неловко извинялся за новоиспеченного родственника и сообщал, что вообще то, Борис ни словом про Катю и дочку не упоминал и вообще, похоже, не собирается к ним возвращаться… Вот так далеко не сразу Екатерина поняла, что они с Машей остались одни.

Запасы, отложенные когда-то с того, что домой приносил Борис, стремительно и давно растаяли. Зарплата в художке была не великой, а вот расходы росли практически в геометрической прогрессии! И Катя, естественно, пыталась быть экономной…

Научилась растягивать одну курицу на четыре дня с учетом того, что белое мясо — как самое диетическое и полезное, нужно было скушать дочке. Машеньке же предназначались летом фрукты, себе могла взять так — пару ягод из горсти черешни… Катя освоила искусство приготовления супов с плавленными сырками, а также рецепты булок не из сдобного теста. Только… Денег все равно не хватало! И даже если казалось, что все — теперь до зарплаты точно продержится маленькая семья, то внезапно возникал новый повод деньги потратить — то у сапог подошва отваливалась так, что ни один клей не возьмет, то Маша начинала кашлять и чихать…

В какой-то момент Екатерина почувствовала себя в таком отчаянии, что даже сорвала со стенки у подъезда объявление, в котором некий Игорь обещал помочь «выгодно продать или обменять вашу недвижимость». Екатерина уже прикидывала в уме — может, если купить квартиру где-нибудь совсем на окраине, то денег с разницы хватит на то, чтобы в ближайшие годы хоть дочке жизнь нормальную обеспечить? Но потом кинула объявление у мусорную урну, как будто оно жгло руку — что за чушь?! Естественно, единственное жилье нельзя трогать ни в коем случае, ведь недостаток денег, это не совсем экстремальная ситуация, а значат, обязательно справятся! Вот только… Как справиться? Этот вопрос спать не давал…

А потом Екатерина встретила одну знакомую, которую помнила еще по старшим классам школы… Встретились на рынке — знакомая там, как сказала, выбирала фрукты… И это среди зимы!

— Арбузика под Новый год захотелось, — улыбалась Марина.

Катя ничего не сказала о своих планах на покупки — потому что она пришла за курицей… Точнее — за суповым набором из курицы… Где уж тут хвастаться!

 

Марина предложила взять по стакану какао в киоске на рынке и, видимо, приметив потрепанное состояние пальто у подруги, сама же за обе порции напитка заплатила. Разговорились далее… Марина посочувствовала тому, что Катя осталась одна с дочкой на руках и неожиданно принялась ей в руки совать деньги.

— Да ты что! — отнекивалась Екатерина. — Я не знаю, когда отдать смогу!

— Когда-нибудь, — настаивала Марина. — Не волнуйся, сможешь отдать! Потому что я помогу тебе заработать…

Оказалось, что Марина неплохо устроилась — работала переводчицей с японского и на японский в одной фирме.

— Жаль, твоя специальность не подходит, нет у нас подходящих должностей, — вздохнула она. — Но! Есть один вариант… Видишь ли, босс — человек деловой, занятой, живет в коттедже… Забот в доме много и не ему же, не жене же его все делать! В общем, им нужна прислуга.

Екатерина застыла со стаканчиком какао, не веря своим ушам…

— То есть, уборщица?

— Ой, да все понемногу! — замахала руками Марина. — Уборщица, горничная, может, приготовить что простое — обычно они в ресторанах питаются или заказывают домой всякие пиццу, суши…

Судя по тому, что обрисовывала Марина, работа выходила нелегкая, но имела яркие плюсы. Во-первых, можно было приходить по свободному, для себя удобному графику, что с маленьким ребенком, конечно, было бесценно! Во-вторых, зарплата — Екатерине сложно было поверить, что вообще способен кто-то платить обслуживающему персоналу!

— Ничего удивительного тут нет, — усмехнулась Марина. — Петр Васильевич человек современный, деловой. Он хочет качественной работы. Ему нужно, чтобы обслуга умела держать язык за зубами, ну, понимаешь, не сплетничала о том, как живут хозяева… И потом, он из тех, кому в сегодняшней жизни очень повезло — большие деньги в бизнесе пришли, вот и сорит ими человек! А тебе, скажи, какая разница? Главное, что платить будет много, вовремя, а у тебя будут деньги, чтобы о себе и дочке позаботиться! Вон, — Марина сочувственно покачала головой. — Хоть пальто себе новое купишь…

Екатерина сказала, что ей нужно думать.

— Думай, — сказала Марина. — Но учти, что на такое место желающих море! Возможно, завтра все занято будет…

— Но как же я? Мне нужно уйти нормально, отработка на две недели… Не могу же я все так бросить!

 

— Ох, вот, скажи, пожалуйста, зачем я с тобой вожусь? — покачала головой Марина. — Ладно… Пока что у них есть служанка. Зовут Зинаида, она там, вроде, уходит через неделю или дней через десять — в деревню возвращается, там у нее дети, зять фермерское хозяйство поднимает… Я попробую за тебя словечко замолвить, так и быть!

— Спасибо, — улыбнулась Катя. — Спасибо тебе огромное!

— Ой, да ладно, — отмахнулась Марина. — Такая жизнь… Нужно крутиться и помогать иногда старым друзьям!

Оставлять художественную школу, в которой Екатерина думала когда-то провести всю свою рабочую жизнь, было… страшно. Неизвестность и тот факт, что нужно было, по сути, отказаться от всех с таким трудом приобретенных в ВУЗе знаний тревожил, не давал спокойно спать… Но, наконец, с увольнением было покончено.

— Да, я все поняла. Я все буду делать, как надо, — сказала Екатерина, когда хозяйка дома — блондинка по имени Анжелика, разъяснила ей обязанности.

Анжелике на вид было не больше двадцати лет и она, как узнала Екатерина, в недавнем прошлом была победительницей какого-то конкурса красоты, где ее и приметил будущий супруг. Анжелика была роскошна, немножко высокомерна, но в целом, кажется, не собиралась очень уж строго контролировать свою прислугу, ей было главное, чтобы в доме было чисто — Петр Васильевич был в этом плане очень требователен.

— И не нужно примерять мою одежду! — строго закончила Анжелика.

— Да у меня и в мыслях не было, — развела руками Екатерина.

— Ну, это хорошо, — пробурчала Анжелика. — А то была тут одна… Впрочем, у нас с вами, кажется, совсем разный размер одежды.

Первое время Екатерина робела — ей все казалось, что она совершит какую-нибудь ошибку, за что ее уволят, а может быть еще и выпишут счет за испорченное имущество! Кто знает, сколько тут стоят все эти вазочки, ковры и прочее?! Но время шло и ничего дурного не происходило. И работать в доме бизнесмена оказалось не так уж сложно — потому что Екатерина с детства была приучена к чистоте и порядку.

А когда на руках у молодой матери оказалась первая зарплата, она даже расплакалась — наконец то! Наконец то можно купить себе новые зимние сапоги, а дочери — теплый комбинезончик. Теперь будет что положить подарок под елку для Машеньки и можно будет погасить долг коммунальный!

 

Впрочем, не все было так гладко… Хотя случившееся однажды и нельзя было назвать совсем уж неприятностью. Просто однажды Екатерину, возвращавшуюся с работы, остановила у подъезда Тамара Сергеевна. Она была соседкой — жила этажом ниже и была другом еще родителям Екатерины…

— Слышала, ты работу сменила, — сказала Тамара.

Катя кивнула. Она понимала, что о смене рода деятельности можно было догадаться — ведь теперь она постоянно уходила из дома и приходила в разное время, но она как-то совсем не поняла, откуда Тамара Сергеевна узнала, что она работает именно прислугой! Впрочем, подумала Катя, может быть, стала свидетелем как-то ее разговора с Мариной, с которой они иногда пересекались в городе? Всякое возможно… Тамара Сергеевна тем временем внезапно заговорила о том, что у каждого человека должны быть четкие моральные принципы, иначе это невесть что получается…

— Я не понимаю… А что вам от меня надо?! — возмущенно спросила Екатерина. — Разве я делаю что-то плохое?

— Это как посмотреть, — поджав губы, соседка смерила ее таким взглядом, будто по Екатерине сразу было ясно — какая она нехорошая особа. — Есть границы, через которые нельзя падать…

— Какие границы, Тамара Сергеевна? Я просто работаю! Честно работаю… Себя и дочку содержу, между прочим!

— Так то оно так, — вздохнула соседка. — Но разве не могла обойтись без этого?

У Екатерины не было никакого желания продолжать этот разговор. Тем более, что в пакете у нее лежало вкусненькое для дочери и мягкая игрушка для нее, они с ней собирались сесть смотреть мультфильм на видеомагнитофоне.

— Что бы подумали твои родители! — с чувством возмущалась Тамара. — Они тебя для того растили, воспитывали, образование давали, чтобы ты поломойкой у нувориша батрачила?! Да как тебе не стыдно дочери то в глаза смотреть! Мало того, что безотцовщиной растет, так еще и мать — в служанках ходит! Нет, нет… Должны быть у человека принципы! — Тамара со всей силы стукнула по земле клюкой. — Без принципов это и не человек вовсе, а животное! Лучше уж на хлебе с водой, чем…

— Замолчите, Тамара Сергеевна. Будьте добры, замолчите и больше никогда не смейте разговаривать со мной в таком тоне, — очень вежливо, но твердо сказала Екатерина. — Вы были подругой моих родителей. Вы ко мне хорошо относились… В прошлом, во всяком случае. Но я, извините, уже взрослая женщина и сама решаю, что мне делать! Так что, будьте уж добры… Держите свое мнение при себе! Всего хорошего! — сказала Катя и скрылась в подъезде.

 

И все-таки в этот вечер она плакала… Потому что не могла реалистично вообразить — а что бы, в самом деле, сказали про всю настоящую ситуацию ее родители? Но потом она решила — они бы обязательно поняли ее…

Первоначально Екатерина думала, что эта работа поможет ей просто продержать некоторое время, ну, пережить непростые времена, когда дочка маленькая совсем… Но время шло и она поняла, что вообще-то, проработала так уже восемь лет! И это казалось… Нет, не казалось — это стало восприниматься ею абсолютно нормально.

И когда еще несколько позже, она принимала из рук хозяина дома новогодний подарок — Петр имел привычку одаривать всех своих сотрудников, не исключая и служанку с садовником, то Екатерина в тот момент отметила, что двенадцать лет… Они пролетели, как один день!

Она знала теперь этот дом как свой собственный. Правда, не могла то же самое сказать о хозяевах… Анжелика с годами оставалась такой же красивой и… Как думала про себя Екатерина — пустой. Ее интересовала только мода, да еще сплетни, курорты, она много смотрела всякие телешоу…

Петр же был занят работой и казалось, даже дома она его не отпускает — он часто звонил кому-то по телефону и спорил горячо о расходах, важности борьбы с конкурентами за рынок и тому подобных вещах… Но в свободное время редкое, вот что было удивительно, этот мужчина лет сорока, оказывается, любил копаться в саду, где его трудами со временем возник очень даже симпатичный розарий. Так что можно было даже сказать, что солидный бизнесмен дружит со своим садовником — они порой спорили об удобрениях и болезнях растений так же яростно, как Петр обсуждал свои бизнес-дела!

От Бориса по прежнему не было вестей… Его фотографии и их совместные снимки Екатерина убрала далеко-далеко и теперь, по прошествии стольких лет, уже едва могла вспомнить лицо бывшего возлюбленного…

Машенька подрастала. Оставила детский сад и пошла в школу. Благодаря работе на щедрого бизнесмена, дочка была всегда прилично и даже — модно одета, у нее были игрушки и еще многое из того, что она хотела… Но… Со временем, Катя поняла, что они с Машенькой отдаляются друг от друга. Впрочем, она еще думала, что это, может, просто подростковое?

— А ты почему грустная? — спросила она однажды.

— Нам в школе задали написать про то, кем работают наши родители и кем мы хотим стать, когда вырастем… — ответила мрачно Маша. — А что мне написать? Мама — уборщица?!

Екатерина в тот разговор как онемела и даже голова так странно закружилась.

— Дочка… Ну, какая же я уборщица? Просто… Я помогаю по дому одному человеку, его семье!

— Смысл все равно такой, что ты — прислуга!

— А что тебя, собственно, не устраивает? — прищурилась Екатерина. — Между прочим, благодаря моей работы ты сытая, обута и одета. Вон, модную куртку тебе новую купили, еще одну! С подружками в пиццерию ходишь, в кино! Да как… Да как тебе не стыдно?!

 

Маша после этого заплакала и попросила прощения, сказала, что просто в классе больше ни у кого нет среди родителей всякой обслуги, а есть приличные профессии — пожарный, учитель, врач, продавец… Екатерина извинилась перед дочерью за то, что была резка.

С этого разговора прошло около года… И вдруг Петр вызвал Екатерину на серьезный разговор. В этот день, кстати, она с утра нигде не видела Анжелику… Петр заговорил…

Он сказал, что у него в бизнесе проблемы. Поэтому… Он вынужден все закрыть. Дом — продать. А с женой, кстати, разводится — потому что она, как выяснилось, изменяла ему не один год… Да еще делала прерывание беременности, хотя говорила, что просто не может иметь детей!

— Поеду я на юг, — сказал Петр. — Там брат живет… Посмотрим, что можно будет сделать. Может быть, там начну все заново… В общем, сами понимаете, в ваших услугах больше не нуждаюсь… Вот, — он толкнул по столу пухлый конверт. — Зарплата за последний месяц, еще за несколько дней и… Ну, премия в честь увольнения, — он, усмехнувшись невесело, поднялся, обошел стол и протянул Екатерине руку. — Вы были очень ценным сотрудником, Екатерина! Вели дом, как никто бы ни смог… Я вам очень признателен!

— Удачи вам, — сказала она, отвечая на рукопожатие. — А я вам благодарна… Вы меня тогда очень выручили!

За годы работы Екатерине удавалось откладывать деньги. Не всегда много, но… Суммы набегали. Она старалась по возможности быть экономной, потому что слишком хорошо понимала, что это такое — сидеть без копейки. И вот теперь знала — будет на что продержаться, пока будет искать новую работу!

 

Петр предлагал написать блестящее рекомендательное письмо, но Екатерина отказалась, она решила, что будет работать в другом месте… Возможно, даже попробует вернуться в художественную школу? Конечно, ни о какой карьере, которую бросила когда-то и речи не шло… Но Катя твердо решила — с этим этапом ее жизни покончено.

— Мам! А помнишь, я тебе говорила, что новый плеер выпустили? А у меня как раз старый совсем? — подлетела к ней, когда домой вернулась, дочка.

Екатерина внимательно на нее посмотрела. Совсем большая стала! На будущий год — заканчивает школу. Будет поступать… Пока что Маша хотела стать менеджером… У нее начинается своя, самостоятельная жизнь. А она… Сделала для дочки, пожалуй, все!

— Извини, — сказала Катя. — Твоя мама ушла из служанок. А что такие глаза большие? Все хорошо, не волнуйся, запас денежек есть, голодать не будем! Но… Нет, нового плеера теперь не получится. Разве что летом пойдешь на первую работу, а? Как тебе? В твоем возрасте уже очень многие девочки подрабатывают… Ничего, дочка, — улыбнулась она. — Справимся! Все у нас будет хорошо!

Автор: Антонова А.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,352sec