Родной брат

«Хочется найти хорошую работу, и желательно надолго, а может и на всю жизнь. Зря я что ли колледж с красным дипломом окончила?» — думала Наташа, подходя к отделу опеки и попечительства.

Ей по секрету сказали, что там ищут женщину, которая с компьютером на «ты», а уж она-то в себе не сомневалась.

Зашла в отдел кадров. За столом сидела женщина в очках.

— Я ищу работу, — произнесла Наташа, подавая свой красный диплом и паспорт.

 

Женщина посмотрела на неё, ухмыльнулась:

— Что на компьютере можешь?

— Всё!

— Садись! – встала со стула. – Посмотрим, как печатаешь!

Наталья села за стол, едва сдерживая смех, а начальница взяла, первую попавшую под руки книгу и стала читать. Прочитав не слишком быстро пару предложений, спросила:

— Ты почему не печатаешь?

— Напечатала.

Та глянула на монитор и удивлённо воскликнула:

— Молодец! – и подумав спросила. – В архиве будешь работать?

— Кем?

— В общем у нас такое положение. Нас заставляют перевести весь архив в электронный вид. У нас осталась одна сотрудница, Тамара Григорьевна, и той давно на пенсию пора. Месяц-другой поработаешь под её руководством. Она уйдёт на пенсию будешь начальником архива. Помощницу себе найдёшь сама. Согласна?

— А зарплата?

— Сейчас – двадцать пять, когда будешь начальником – сорок.

— Согласна.

Начальница стала переписывать паспортные данные, удивлённо спросила:

— А что с родителями?

— Я детдомовская.

— Ах, так ты наша! – улыбнулась та. – Давай проходи медкомиссию! Там платно, но с первой зарплаты тебе вернём.

***

Через два дня Наталья вышла на работу. Коллега встретила её приветливо. Объяснила, что к чему. На следующий день она под руководством своей начальницы, уже разбирала архив, переводя его в электронный вид, понимая, что придется повозиться пару месяцев.

Работа шла неторопливо и размеренно, но начальство было довольно.

Но была у Наташи мечта, найти свою маму, которая оставила её в роддоме. Зачем это? Она и сама на этот вопрос не ответила бы. Просто хотела посмотреть на неё.

Немного освоившись, она в свободное время, с разрешения Тамары Григорьевной, преступила к задуманному. Нашла папку со своим именем. В ней оказалась и данные её мамы. Прочитав их, была удивлена ещё более. Оказывается, у неё есть брат, который на два года младше её, и которого их мама так же оставила в роддоме. Он воспитывался в другом детском доме.

С помощью своей наставницы, у которой были знакомые и в паспортном столе, и в полиции, нашли адреса мамы и брата. Мать жила в другом город, видно вернулась туда, где родилась, а брат жил в этом городе. Её коллега была женщина, умудрённая жизненным опытом, и поэтому предупредила:

— Наташа, ты только хорошенько подумай: нужно тебе это или нет? Какие они? Как отнесутся к твоему появлению?

***

Конечно, подумала. Вот только сама мысль, что у неё воспитанницы детского дома, оказывается есть мама и брат, не давала покоя:

«Всегда завидовала у кого есть родители, братья, сёстры. У всех нормальных людей они с рождения, а мне уже двадцать один. Никого не было и вдруг появились. Да, а если они скажут, что знать тебя не знаем? — она улыбнулась. – Подумаешь! Повернусь, да уйду. Я человек самостоятельный, без них обойдусь».

Наташа с гордостью осмотрела свою однокомнатную квартиру, полученную от детского дома, небогатую, но такую чистенькую и уютную.

«Сегодня суббота. Сейчас позавтракаю и пойду искать брата».

 

***

С внутренней тревогой набрала номер квартире на домофоне. Через несколько секунд раздался мужской голос:

— Кто?

— Вы Роман Погодин? — торопливо спросила Наташа.

— Да. Что надо?

— Вы не могли бы выйти. Мне нужно с вами поговорить.

— А вы, вообще, кто? – голос стал грубым.

— Не бойтесь…

— Не бойтесь? Девушка, это ты серьёзно? – раздался смех. – Заходи!

Наташа с некоторым испугом поднялась на третий этаж. Дверь в нужную квартиру была открыта, на пороге стоял парень, не сказать, что красивый, но крепкий и с уверенным взглядом.

— Заходи! – пригласил он.

Наташа робка зашла в квартиру, сразу отметив, что она двухкомнатная и выглядит богаче, чем её, но не такая уютная.

— Ну, так что? – спросил парень.

— Хотела поговорить…

— Проходи на кухню! Заодно кофе попьём. Тебя как зовут?

— Наташа.

— Меня – Роман. Хотя, ты это уже знаешь.

Зашла села на стул. Парень спросил?

— Ну, так что? – вновь спросил хозяин квартиры, и стал готовить кофе.

— Ты только не расстраивайся! – начала Наташа. – Если тебе всё, что я скажу, безразлично, я уйду.

— Меня трудно расстроить, я детдомовский.

— Я – тоже.

— Это уже интересно.

— Так вот слушай! Я сейчас работаю в городском архиве органов опеки и попечительства. Как уже сказала, я детдомовская, меня мама оставила в роддоме. И вот я решила узнать, кто она. При моей новой работе это большого труда не составило. Стала читать о своей маме и узнала, что она через два года оставила в роддоме ещё одного ребёнка… Тебя!

Парень вздрогнул, медленно повернулся:

— Хочешь сказать… ты моя сестра?! Серьёзно?! – в его голосе уже слышался восторг.

— Выходит! – она встала и очутилась в его объятьях.

— Ты, правда моя сестра?

Наташа уткнулась ему в грудь и заплакала.

— Ты, что, сестрёнка, успокойся!

— Я даже не думала, что ты такой хороший и родной!

***

Немного успокоившись, они сели пить кофе. Наташа стала рассказывать о своей жизни, о своих успехах. Брат оказался спортсменом, профессиональным футболистом, играющем в первой лиге. Он с восторгом рассказывал о своих успехах, как их команда мечтает попасть в премьер-лигу.

 

Когда они немного узнали друг о друге, брат с грустью в голосе спросил:

— А мама значит нас бросила?

— Выходит, — и вдруг спросила. – Рома, а ты хотел бы её увидеть?

— Ты сама её не видела?

— Нет. Она живёт в другом городе, где-то на краю области.

— Сегодня я не могу, — он посмотрел на часы. – У нас домашний матч. Через два часа я должен быть на базе. Давай, завтра я за тобой заеду в девять утра. Проснешься?

— Проснусь.

— Диктуй, свой номер телефона!

***

Они обменялись номерами. Вышли из подъезда.

— Я тебя до дома довезу, — Роман кивнул на стоящую возле дома «тойоту».

— Твоя?

— Моя, садись!

***

Доехали до её дома, попрощались. Наташа зашла в свою квартиру, села на диван, уставившись куда-то в потолок:

«Подумать только, у меня есть брат! Такой хороший и родной! Я не одинока на этом белом свете. Есть человек, который поможет в трудную минуту и, которому я помогу, если понадобится.

Завтра мы поедем к маме. Какая она? Конечно, немолодая, но это не важно, лишь бы она помнила, нас с Ромой. Помнила? Она нас просто оставила в роддоме, возможно, и не глянув на нас, а мы плакали, чувствуя, что всё должно быть по-другому, а чужие тёти равнодушно совали нам бутылочки с искусственной смесью, лишь бы мы не ревели.

Не знала, как нам жилось в детском доме, где никто не пожалеет, просто жалости на всех у воспитателей и нянечек не хватало. Как мы, увидев пришедших женщин, наделись, что это мама пришла за нами, но за мной так никто и не пришёл, и за Ромой – тоже.

И мы с самого раннего детства боролись за свою жизнь, за своё место в этом огромном мире. А мама об этом не знала.

Сейчас нам ничего от неё не надо, мы сами, если понадобится, поможем. Просто хочется посмотреть ей в глаза и спросить: Мама, почему ты нас бросила?»

***

Брат приехал ровно в девять. Стоял и смотрел на её окно. Она уже ждала. Выбежала из подъезда:

— Здравствуй, братик!

— Здравствуй, сестрёнка! – обнял, поцеловал в щёку.

— Какой ты пунктуальный!

— Садись! — открыл перед ней дверку.

— Рома, давай заедем в магазин, я покажу в какой, купим продуктов, — предложила Наташа, едва машина тронулась с места. — Мало ли что там?

— Давай в этот заедем, — кивнул он на первый попавшийся магазин.

— Здесь дорого.

— Да ладно тебе. Мы вчера выиграли, нам премию выдали, — он улыбнулся. – На продукты вполне хватит.

***

 

Лишь после обеда доехали до городка, где жила их мама. Нужная улица, как и в любом поселке, состояла из разномастных домов, красивые коттеджи чередовались с откровенными лачугами. Такой лачугой оказался и нужный им дом.

Вышли из машины, подошли к калитке, не зная, как поступить дальше. Показалась женщина, какая-то замученная и обрюзгшая, подошла к калитке и грубо спросила:

— Вам чего?

— Вы Нина Ивановна Чагина? – начала разговор Наталья.

— Да, что надо? – в голосе полнейшее безразличие.

— Когда-то давно вы оставили в роддоме сначала дочь, а через два года сына.

— Ну, и что? Оставила и оставила. Вам-то от меня, что надо?

Откуда-то вышел мужчина, видно муж, явно с похмелья:

— Нинка, кто там?

— Иди, ты, куда шёл! – махнула рукой супруга.

Тот повернулся и исчез за домом, вышел мальчишка лет десяти, в грязной одежде:

— Мама, я есть хочу.

— Да подожди ты, — повернулась к гостям. – Что вы там про детей говорили?

— Они уже давно не дети, — с грустью в голосе произнесла Наталья.

— Мне-то, какое дело до них.

— Просто мы уже выросли, мама!

— Вы! – в её глазах на секунду мелькнуло удивление, но тут же погасло, и она безразличным голосом спросила. – И что вам от меня надо?

— Ничего, — помотала головой дочь. – Мы пошли!

И Наташа направилась к машине.

— Мама, я есть хочу! – дёрнул её за руку сынишка.

Ромка взял с заднего сиденья пакет с продуктами и протянул ему:

— Угощайся, брат!

***

Их машина тронулась с места, а они смотрели, на стоящую возле калитки, женщину, пока та не скрылась за поворотом.

— Вот и познакомились с мамой, — грустно произнесла дочь.

— Ну, и ладно, — Роман посмотрел на неё счастливыми глазами. – Зато теперь у меня есть сестра.

— А у меня такой хороший брат, — улыбнулась в ответ Наташа.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,300sec