Самая лучшая бабушка

Элеонора Степановна, сложив в корзинку неприхотливый продуктовый набор, подошла к кассе.

— Наличные? Безнал? – Неприветливо спросила продавщица, с выражением скуки на лице, наблюдая, как Элеонора Степановна шарит рукой в потёртой сумочке.

— Наличные. Одну секунду. – Не обращая внимания на грубость, ответила Элеонора Степановна. Тут её взгляд упал на установленный рядом с кассой небольшой короб из прозрачного пластика. Табличка на коробе гласила: «Поможем Ярославу вместе». Рядом с надписью располагалась фотография мальчика с большими тёмными глазами и курносым носом. Ниже буквами помельче шло описание страшной болезни, помочь в борьбе с которой, и призывали неравнодушных граждан. На дне короба была раскидана скудная кучка мелких денег.

— Кто это установил? – Взволнованно поинтересовалась Элеонора Степановна, добравшись, наконец-то, до кошелька.

— Волонтёры. – Зевнув, ответила продавщица и отсчитала сдачу.

 

Элеонора Степановна, торопливо погрузив покупки в пакет, поспешила домой. Сомнений у неё не было: мальчик на фотографии внук её младшего брата Сергея. Она видела его всего пару раз, он как две капли воды был похож на самого Сергея и на Алексея, племенника Элеоноры Степановны. Не узнать она не могла.

Год назад Элеонора Степановна отметила 75летний юбилей. Хотя как отметила, так зашла на чай соседка, да заглянула пара бывших коллег. Муж Элеоноры Степановны умер больше десяти лет назад. Детей Бог как дал троих, так и забрал одного за другим, ещё в младенчестве. Из родных всего-то и остался брат Сергей, да только не горел он желанием с сестрой общаться. Сергей был младше Элеоноры Степановны на 12 лет. С детства он был мальчиком бойким, заводилой в компании. «Такой своего не упустит» — говорили про него, когда Сергей повзрослел. И Сергей не упускал. Стремительно строил карьеру, правда, коллеги за его спиной шушукались: «по головам идёт», но Сергея это не смущало. Избранница Сергея – Лариса, тоже была женщиной шустрой и предприимчивой. Поздравлять Сергея и Ларису с рождением сына Элеонора Степановна приходила в скромную двушку, а поздравлять племенника с совершеннолетием уже в шикарный коттедж, огороженный высоченным забором. К дому прилагались авто последних моделей, отпуска по заграницам три-четыре раза в год. Элеонора Степановна была искренне рада за брата, но всё же тенью на её сердце ложилась обида. Сергей и Лариса предпочитали держаться подальше от простаков-родственников. Сами никогда не звонили, а когда звонила Элеонора Степановна, разговаривали нехотя, приглашений в гости не принимали, к себе не приглашали. А когда Элеонора Степановна решалась сама навестить брата, принимали с холодком. «Ну разве не видишь, не по статусу им с нами якшаться. Сергей твой теперь птица высокого полёта. Да и перед друзьями стыдно ему за таких как мы родственников. Не ходи, не позорься» — каждый раз твердил Элеоноре Степановне Макар. Элеонора Степановна и сама понимала, но оправдывалась: «Брат ведь». Элеонора Степановна работала школьным библиотекарем, а муж её Макар плотником. Руки у него были золотые, да только больших денег на местном комбинате Макар ими не зарабатывал. Жили скромно, но как говорится, душа в душу. После смерти Макара Элеонора Степановна часто думала, зачем ей теперь жить? Но поплакав час-другой говорила себе: «Судьба твоя Элечка такая значит (Макар её всегда Элечкой называл). Может, ещё на что сгодишься. А как срок придёт, все там будем». Успокаивалась и жила себе потихонечку.

На свадьбу к племяннику Алексею семь лет назад, Элеонору Степановну не пригласили. О самом торжестве Лариса по телефону проговорилась, когда Элеонора Степановна звонила узнать, как дела у родственников. Элеонора Степановна не удивилась и не слишком расстроилась, привыкла уж. Поэтому через пару недель, отправилась поздравить племянника, а заодно познакомиться с новым членом семьи сама. До этого дня Элеонора Степановна не бывала в гостях у Алексея, но адрес знала. Опять же Лариса хвасталась, когда помогли сыну новенькую трёшку купить.

— Здравствуйте, вам кого? – Приветливо улыбнулась симпатичная девушка, открывшая дверь Элеоноре Степановне.

— Лёшенька скоро придёт, вы проходите. – Пригласила девушка, когда Элеонора Степановна объяснила, кто она и зачем пришла. – Меня Нина зовут.

— А меня тётей Элей зови, по-простому. – Попросила Элеонора Степановна.

— Хорошо. Пойдёмте тетя Эля пока чай пить. Я как раз пирог готовлю. – Нина показала в сторону кухни и тут же охнула. Из кухни тянулся дымок, запахло горелым.

 

— Первый блин комом. – Рассмеялась Нина, когда последствия сгоревшего пирога были устранены. И вместо него Нина предложила гостье к чаю вафли и печенье. – Это мой дебют в выпечке. Раньше как-то и в голову не приходило. Проще любой готовый пирог купить. А сейчас времени свободного полно, вот от скуки и решила попробовать. Лёша не хочет, чтоб я работала. А мне что целыми днями дома делать? – Объясняла Нина. – Ну ничего, скоро не до скуки будет. – Нина машинально прикоснулась к животу. Элеонора Степановна догадалась, что Нина в положении, хотя по фигуре ещё не было заметно.

Нина очень понравилась Элеоноре Степановне. Пожилая женщина была рада, что наконец-то в семье брата хоть кто-то так радушно принял её. Элеонора Степановна принесла и скромный подарок молодой семье: набор деревянной посуды, который делал ещё её Макар.

— Какая прелесть! Смотрится очень мило и так по-домашнему. – Восхищалась Нина. Но вернувшийся Алексей подарок не оценил, как и визит тёти. Элеонора Степановна заметила это и поспешила уйти.

После этого Элеонора Степановна всего несколько раз навещала Нину. Старалась делать это не часто, чтоб не вызывать раздражение у Алексея. А потом родился Ярик. Роды были тяжёлыми, что и привело к тому самому страшному диагнозу, который прочитала Элеонора Степановна на пластиковом контейнере в магазине. Прошёл почти год с последнего визита Элеоноры Степановны к Нине и Алексею. Нина объясняла, что Ярослава можно вылечить, но нужны большие деньги. Неужели денег у двух довольно состоятельных семей не хватило? – думала Элеонора Степановна, вспоминая, разговор с Ниной.

— Мы справимся. Родители помогут. Всё будет хорошо. Правда, Ярик? – Нина целовала малыша, объясняя тёте Эле подробности лечения. Ярославу тогда только-только исполнился год. Элеонора Степановна зашла поздравить. А увидев уставшую Нину, решила предложить свою помощь, догадываясь, что хлопот с больным ребёнком у молодой мамы полно, но в это время зашёл Алексей.

— Тётя Эля, шли бы вы домой. – Резко бросил он. – И без вас забот хватает.

Нина попыталась одёрнуть мужа, но Алексей оборвал жену на полуслове.

— Не встревай! Займись ребёнком своим лучше.

Первый раз Элеонора Степановна почувствовал себя обиженной. Да, она знала, что в семье брата, кроме Нины её никто не жалует, но так явно её ещё не выгоняли. От этой обиды Элеонора Степановна первое время не звонила никому из них сама. Потом несколько месяцев она пролежала в больнице, здоровье было уже не то. Время шло, но и Элеоноре Степановне никто из родственников не звонил. Не буду больше навязываться – решила она, после выписки. Так и жила, до этого похода в магазин.

Вернувшись домой, Элеонора Степановна нашла в стареньком телефоне номер Нины.

— Конечно, приходите. – Ответила Нина. Голос был тихим, бесцветным. – Только мы с Яриком теперь живём в другом месте. – Нина продиктовала адрес.

Крошечная квартирка. Бледное лицо Нины.

— Алексей бросил нас. Давно уже. Всё сразу не заладилось, после рождения Ярика. Алексей даже предлагал написать отказную. Дядя Серёжа и тётя Лариса поддерживали. Не помогают. Алименты только, на них и живём. – Говорила Нина, глядя в сторону. – Мои старались помочь, но случилось ужасное – авария, не выжили оба. Всё наследство я уже продала, на лечение всё равно не хватает. Работать я не могу, Ярику постоянный уход нужен. Да и не заработать сразу столько. Вот и обратилась в фонд. Помогают со сборами. – Было видно, как тяжело Нине всё это рассказывать, но она не плакала. Видимо уже не могла. За стенкой проснулся Ярослав. Нина принесла мальчика на кухню. Усадила в специальный стул.

— Ну же, поздоровайся с бабушкой. – Нина гладила сына по примятым от сна волосам. – Он хорошо развивается, как обычные дети, только сидеть и ходить не может. – Шёпотом объяснила Нина Элеоноре Степановне.

— Привет. – Пролепетал Ярик, беря ложку и улыбаясь.

На следующий день Элеонора Степановна отправилась к Сергею.

— Давно не виделись. – Встретила её Лариса, явно давая понять, что была бы рада ещё столько же не видеться. – Машину сменили на днях, наглядеться не может. – Объяснила она, указывая на Сергея, протирающего во дворе фары новенькой иномарки.

— Машина – это хорошо. А с внуком нехорошо выходит. – Ответила Элеонора Степановна.

— Ты о чём? – Лариса сделала удивлённое лицо.

 

— Всем городом на лечение собирают, а родные бабка с дедом машину новую купили. – Продолжала Элеонора Степановна.

— Это её выбор. – Лариса повысила голос. – И не надо нас к совести призывать. Чем смогли, помогли. И к Сергею с этим вопросом не суйся. – Предупредила Лариса.

Элеонора Степановна всё же подошла к брату, но получила примерно такой же ответ. Дома Элеонора Степановна пересчитала скудные сбережения, всё, что, как говорится, откладывала на похороны. Сумма получилась небольшая. Оставив себе немного до пенсии, Элеонора Степановна пошла к Нине.

— Ниночка, я тут немого принесла, копейки, но всё вперёд. – Объяснила Элеонора Степановна, протягивая Нине свёрток. – И давай я с Яриком сидеть буду, а ты работать сможешь. – Предложила она.

— Ну что вы, тёть Эль, вам самой покой и уход нужен. – Нина с печальной улыбкой взглянула на старушку.

— Ты не смотри, я ещё ого-го. – Настаивала Элеонора Степановна.

На том и договорились. Нина вышла на работу. Элеонора Степановна с утра до вечера водилась с Яриком. Нина и Ярослав стали для неё семьёй, которой у Элеоноры Степановны давно не было.

Через несколько лет необходимая сумма на операцию и лечение была собрана. 1 сентября первоклашку Ярослава в школу провожали мама и бабушка. Мальчик гордо шёл, неся яркий букет.

— Спасибо вам за всё. – Утирая слезу, Нина обняла Элеонору Степановну. За последнее время старушка как будто ещё больше ссутулилась и вся стала как-то меньше.

Несколько месяцев Элеонора Степановна ещё провожала и встречала Ярика. Но к зиме силы оставили её. Старушка слегла и почти не вставала. Нина прибегала к ней каждый вечер. Иногда с ней приходил Ярослав. Он рассказывал бабушке разные разности, пока Нина готовила ужин.

— Бабушка Эля, ты знаешь, что ты самая-самая лучшая? – Спросил однажды Ярослав.

— Не знаю. – Ответила Элеонора Степановна.

— Неужели тебе никто не говорил? – Удивился Ярик.

— Может и говорил кто, да только я забыла. – Пошутила старушка.

— Тогда я тебе говорю.

— А я поддерживаю. – Нина появилась в комнате с тарелкой в руках и с улыбкой смотрела на бабушку и внука. Бледно голубые глаза старушки наполнились слезами.

— Спасибо. – Прошептала она.

До весны Элеонора Степановна не дожила. Нина написала сообщение бывшему мужу. На кладбище, Сергей сунул Нине в руку конверт с деньгами. Потрепал Ярика по волосам, вздохнул, но ушёл, так ничего и не сказав. Лариса тоже промолчала. Алексей и вовсе не пришёл.

Светлана Гесс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,340sec