Счастливый Вася

Нину Леонидовну дочь привезла из деревни в город. Старушке уже было за восемьдесят, и она дала согласие переехать поближе к дочери, зятю и внукам.

— Мамочка, наконец-то ты рядом. Я теперь часто к тебе приходить буду. Видишь, всё как ты хотела: однокомнатная квартира, и дома наши рядом, на одной улице, — говорила Света.

 

— Да, — с грустью говорила мать, — вот только знакомых, кроме нашей семьи у меня тут нету. Не с кем словом перемолвиться…

— Ничего, ничего, скоро познакомишься с соседями, не одна же ты пенсионерка в доме, — успокаивала её Светлана, — да и внуки будут приезжать чаще.

Нина Леонидовна радовалась удобствам, ведь больные ноги давали о себе знать. Столько лет носила воду и дрова каждый день.

Но теперь, когда можно было не так утруждаться по дому, тоска по прежней жизни всё равно то и дело навещала женщину. Нина Леонидовна выходила посидеть у подъезда на лавочке. Но к ней мало кто присоединялся. Так вышло, что пенсионеры в небольшом доме были моложе её, и почти все трудились: кто на даче, кто на работе.

Старушка здоровалась с проходящими молодыми жильцами, с детьми, идущими из школы, но поговорить по душам было не с кем.

— Кто ты такой? – спрашивала она старого грязноватого кота, притулившегося рядом на лавочке. Кот многозначительно молчал и смотрел медовыми глазами.

Нина Леонидовна гладила его по худой спине и чувствовала, как кот мурлычет. Слух у старушки уже был плохой.

— Ага, ты поёшь… Значит, ласковый. Только вот тощий, один хребет торчит. Как же звать тебя?

— Васькой, — вдруг услышала она.

К скамейке подошёл мальчик лет десяти. Она присел на край и скинул с плеч тяжёлый ранец.

— Ух ты… — вздохнул он и повторил громче:

— Васька это. Ничейный кот. Уже второй год как во дворе обитает. Подкармливают его некоторые, в том числе и мы.

— Василий… — повторила Нина Леонидовна, — как моего покойного мужа звали. А где же он ночует? В зиму-то?

— В подъезд забегает, там под батареей тепло. А летом всегда на улице, — охотно рассказывал мальчик.

— А что же его никто не возьмёт? – допытывалась старушка, — раз кормят?

— Моих родителей я просил, мы брали его поначалу, но он такой был блохастый… — вздохнул мальчик, — мама его не решилась оставить, потому что у нас малыш Витька. Ему годик. Он ползал, а от Васи столько блох, что и нас даже кусали…

 

— Понятно, — ответила Нина Леонидовна, — только блох и вывести можно…

— Так он всегда на улицу бегает, — снова сказал мальчик, взял ранец и пошёл к дому, а потом обернулся и сказал:

— Меня Сашей зовут, а вас? Вы новенькая у нас в доме?

— Да, новенькая, да самая старенькая, — засмеялась Нина Леонидовна и представилась:

— Баба Нина я…

Сашка ушёл, баба Нина тоже поднялась со скамейки и ушла домой. Окна её квартиры выходили во двор, как раз из кухни была видна та самая скамейка, на которой и остался сидеть Васька.

Нина Леонидовна поставила чайник на плиту, и поглядывала в окно на кота. Потом открыла потом открыла створку рамы, и кот, услышав это, сразу подбежал под окно с жалобным мяуканьем.

Нина Леонидовна бросила ему из окошка кусочек жареной рыбы. Васька тут же подхватил подачку и скрылся под ближайшим кустом.

— Ух ты, какой голодный. Видимо, сегодня тебе ничего не перепадало, — сказала она.

А кот через пару минут уже снова кричал под окном так, что даже Нина Леонидовна его услышала. Пока она готовила следующую порцию рыбы, Васька, недолго думая, запрыгнул на металлический ящик с запрятанными в него телефонными проводами, и через миг уже был на подоконнике и заглядывал в открытое окно.

— Вот это да! Шустрый какой, — засмеялась Нина Леонидовна, — ну, получай обед.

Она кормила Васю уже на подоконнике. Он в этот раз уже не стал убегать, понимая, что рука дающая может ещё что-то предложить.

И действительно, кот был накормлен досыта. Вслед рыбе в ход пошла колбаса, а напоследок рука протянула блюдечко с молоком. Васька пил не спеша, смачно сглатывая, жмурясь от сытости и внезапно подвалившего счастья.

Нина Леонидовна закрыла окошко, а кот ещё посидел некоторое время на подоконнике, а затем спрыгнул и исчез под кустами.

С этого дня Василий знал, словно по часам, когда добрая старушка завтракает, обедает и ужинает. Он появлялся на подоконнике всегда вовремя и был вознаграждён угощением со стола своей кормилицы.

 

— До чего же ты умный, Вася. Вот ума палата, так точно! Ну, как человек!

Постепенно Вася входил в доверие. Ему однажды разрешено было спрыгнуть на пол в кухню и уже обедал он там, у ног своей добродушной хозяйки.

— Ладно уж, живи, что тебя прогонять, — сказала Нина Леонидовна, — тем более, что мы с тобой, похоже, в одних годах.

Она погладила кота, и он снова замурчал так громко, что всё тело его вибрировало.

Начались осенние дожди. Вася сидел дома. Они на пару со своей новой хозяйкой смотрели в окошко, а когда дождик заканчивался, Нина Леонидовна открывала окно и говорила:

— А не пора ли вам, Василий, прогуляться, пока небо держится?

Кот, понимая её слова, охотно спрыгивал с подоконника на землю и шёл гулять.

Дочь Светлана, увидев кота, удивилась:

— Откуда это у тебя? Бездомный, что ли?

— Раньше был бездомный, а теперь мы – семья. Посмотри, как он отмылся, отъелся. Стал гладким. Я думала, что он серого цвета, а он оказывается, местами – белый. Глянь, какие чистые лапы! Такой стал красавец кот!

— Ну ладно, ладно, только вот убирать тебе за ним придётся… — начала было Света.

— В том-то и дело, что ничего убирать не надо. Не кот, а находка. Ходит гулять через окно, и возвращается так же. Дома ни лотка, ни запаха. Раз-два – и в окошко, — сказала Нина Леонидовна.

— Ну тогда тебе крупно повезло, — засмеялась дочь.

— Верно. И есть с кем поговорить. Он хорошо слушает. А уж петь мастер…

— Вижу, у тебя хорошее настроение вернулось, я рада, — улыбнулась Света.

— Да, много ли нам надо для покоя и радости? Кот – и нет забот, — подытожила Нина Леонидовна.

Они поговорили о внуках, о Светиной работе, о новостях города.

— Не грусти, мама, а в деревню мы обязательно будем ездить в гости, ведь там и родня наша осталась, и соседи твои, и друзья.

 

Васька сидел у батареи с зажмуренными глазами, и только шевелили ушами, слушая разговор женщин. Когда Света уходила, Нина Леонидовна, провожая её, сказала:
— Ой, чуть не забыла тебе сказать. Сегодня утром обнаружила на своём тапке подарочек — мышку. Василий постарался ночью. Надо же!

— Ну, вот. Ты думала, что тебе кот только для разговору, а он ещё и ловчий. Просто находка! – засмеялась Света.

— Ладно, ладно тебе подшучивать. Ты нам в следующий раз рыбки прикупи. Очень мы с Васей рыбку любим… — Нина Леонидовна улыбнулась дочке и по привычке пошла помахать ей ещё и в окошко.

Света оглянулась на окно, подняла руку. Мать смотрела на неё в окно и улыбалась, а рядом с ней внимательно смотрел на уходящую Свету кот, словно бы говоря: «Ты уж рыбки-то для нас не забудь прикупить, Света…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,357sec