Вот и поговорили

Очередь к врачу в поликлинике, которая, как обычно, делится на «я по записи», «у меня острая боль» и «я только спросить». В общей перебранке участвовала и Клавдия – очень энергичная, хоть и пожилая женщина. Вот-вот уже подходит ее очередь по записи, а тут с вопросами лезут халявщики и пропадают в кабинете врача минут по 10-15, разве это справедливо? Ну вот, опять подошла к двери директора какая-то седовласая дама и стоит в растерянности — явно хочет без очереди пройти.

 

— Вы по записи? – строго спросила у нее Клавдия.

— Да, я записана на 14-30, но как тут в очереди этой разобраться?

— Значит за мной будете! Главное халявщиков не пропускать!

Женщина села напротив Клавы и стала внимательно на нее смотреть, Клавдии даже стало как-то не по себе от ее взгляда. Женщина стала улыбаться. Да что ей надо-то?

— Клавка ты ли это? Не может быть! Да это же я – Таня Румянцева!

Точно – Танечка, она самая! Подружка детства и юности! Ну как же ее было узнать – почти 50 лет прошло с того момента, как молоденькая Таня вышла замуж и уехала с супругом. Обещали подружки писать друг дружке, но через год затихла переписка – у каждой женщины своя жизнь, после Тани и Клава вышла замуж. От радости такой встречи две дамы как по сигналу встали и обнялись, даже не обратив внимание на то, что в кабинет врача проскользнул очередной «халявщик».

После посещения врача женщины вышли на улицу, решили посидеть в парке на скамеечке, поговорить о своей жизни.

— Уехала ты и так мне особо не писала, — упрекнула Таню Клава. – А обещала ведь! Почему не писала? Только несколько писем от тебя пришло.

— Да как-то все некогда было. С Николаем мы то на одном месте жительства, то на другом. Сын родился, хороший мальчик, взрослый уже, женат, двое детей и все у них в семье благополучно. Вот сейчас фотографию внучек покажу.

Татьяна достала паспорт и показала вложенную в обложку фотографию.

— У меня простой кнопочный телефон, не любою я эти новомодные, не разбираюсь в них, поэтому так просто фото с собой ношу, чтобы полюбоваться на девочек.

— Ай, какие красотки! Ну просто прелесть! – восхищалась Клавдия, глядя на снимок. – А у меня тоже простой телефон, но я не ношу с собой фотографии, достаточно того, что я дочь со внуками и так каждый день вижу – почти соседи, наши дома рядом. А когда ты уехала, я потом тоже вышла замуж и дочь-красавицу родила. Два раза была замужем и все неудачно, дважды разводилась, одна теперь живу.

— А я как овдовела, сразу вернулась в родные пенаты, а сын с семьей остался там. Скучаю я без них, но все равно – мой город мне ближе. Тут детство прошло, и молодость у нас с тобой напополам! — подруги засмеялись и вновь обнялись. – Надеюсь будем дружить по-прежнему, хоть и по-стариковски, век свой доживать. А как дочка твоя – в жизни устроилась?

 

— Сейчас – да, видимо вся в меня пошла, тоже второй раз замужем, главное, чтоб надолго теперь. Но со вторым мужем у нее все ладно, квартира есть, машина. Трое детей, уже двое взрослых, есть и правнучка. А первый раз она так – видимо нам с ее отцом назло вышла замуж. Ох, знала бы ты, Танечка, от какой мы беды ее спасли! Ей тогда 18 только исполнилось, влюбилась она тогда в такого страшного мордоворота! Внешность свирепая, брови сдвинуты – ну вот бандюга бандюгой! Башка почти лысая, в кожаном жилете, явно рыночный рэкетир, смотреть противно! Хоть Ленка и клялась, что он простой парень, но мы в 90-х ведь знали какие они – простые. Да еще и увезти грозился дочь от нас. Сгубил бы ее, если бы мы ее тогда не запирали в комнате, а муж мой тому дурню чуть морду не набил, чтобы не ошивался под окнами.

— О, боже, какие страсти! Вы просто спасли ее! Молодцы какие!

— Да, она рыдала, молила нас ее выпустить, но мы все лето держали оборону. А потом этот ее хмырь куда-то пропал и слава богу! Муж рассказал, что в ящике письма находил от этого мордоворота, но рвал их, выкидывал от греха подальше. Долго дочь с нами не разговаривала, а потом нашла себе какого-то очкарика Вадика, в нее влюбленного, и выскочила за него замуж нам назло. Два года она пожила с ним без любви и развелась. Бедный Вадим, так страдал из-за развода, ведь любил ее. Хорошо, что детей не было в первом браке.

— Ох, маленькие детки – маленькие бедки. У нас Сашка тоже был в юности большим романтиком. Удивительно – серьезно увлекался спортом и писал стихи, казалось бы – совмещал несовместимое! Первый раз еще в школе в девочку влюбился, а она в него нет, мучился парень. Сашка ее стихами закидывал, а та нос воротила. Страдал до самой армии, а как вернулся – та принцесса уже и замуж вышла.

— Да и бог ей судья, — сказала Клава. – Наверное локти себе кусала, что такого парня потеряла?

— Не знаю — как локти, но когда по весне Сашка вернулся домой, я ему сказала – езжай-ка ты к бабушке, отдохни, а осенью вернешься, будешь поступать в ВУЗ по своей спортивной линии. Думала – тем самым отвлеку его от той принцессы. Приехал он сюда, к бабушке, и опять влип – влюбился опять в какую-то дуреху, только у той какие-то родственники ненормальные были, вечный конфликт с ними. Приехал домой, страдал, все на ее фотографию смотрел, лежа на диване. Глянула я на фото девушки – ну ни рожи, ни кожи, чего страдать? Да и она какая-то вертихвостка попалась – он ей пишет, а она ему нет.

Женщины вдруг замолчали, что-то многое сходилось.

 

— Хм, того мордоворота тоже звали Сашей, — хмуро сказала Клавдия.

— А ту девушку Леной, — подтвердила Татьяна.

— У Саши еще наколка была на руке «АК», странная какая-то.

— Это его инициалы, в армии баловался.

Опять затянулась пауза.

— Это почему еще мордоворот? – немного помолчав возмутилась Татьяна. – Просто внешность у него такая в отца пошла – мужская, суровая. И никакой он не бандюга-рэкетир, а хороший парень, спортсмен, стихи пишет до сих пор, талантливый мужчина.

— Ну и относительно моей дочки не скажешь, что она «ни рожи, ни кожи»! Она красивая женщина и муж ее любит. А вот твои внучки так точно далеко не красавицы, в отца пошли, такие же суровые на внешность.

— Вот, Клавка, какой ты была язвой, такой и осталась, слишком острая на язык, поэтому я тебе и не писала! Очень хорошо, что мой Сашка быстро охладел к твой Ленке, иначе с такой родней спасу бы ему не было!

— Это мы ее отвадили от твоего Сашки. Тоже мне спортсмен-стихоплюй, Пушкин недоделанный.

Обе женщины как по команде вскочили со скамейки и разошлись в разные стороны. У обеих было плохое настроение, и обе думали – жаль, что эта встреча произошла: не виделись полвека, и еще столько бы не встречаться!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:70 | 0,444sec