Семейная реликвия

— Привет, — радостно ответила Ирина на звонок с бабушкиного номера.

— Здравствуйте, — спокойно сказал чей-то незнакомый женский голос, — Гончарова Валентина Александровна ваша родственница?

 

Ирина испуганно выпалила:

— Да. Бабушка.

***

Когда бабушке в прошлом году исполнилось восемьдесят лет, Ирина взяла над родственницей настоящее шефство. Девушка стала более основательно оберегать бабушку и делать за неё всю домашнюю работу.

Валентина Александровна сначала отказывалась от помощи, но вскоре сдалась. Двадцатилетняя внучка делала всё почти идеально: вещи не перекладывала, привычный размеренный образ жизни не нарушала, помогала готовить и экономить на продуктах. Но теперь был ещё один большой плюс — пожилой женщине было не так скучно. Не нужно было идти на улицу или в гости, чтобы обсудить важные новости или пожаловаться на терапевта.

***

Секунда между словом «Да» и дальнейшим разговором с незнакомкой казались Ирине пропастью. Тягучей, жгучей и нескончаемой.

— Ваша бабушка в 25 больнице, её доставили по скорой. Предположительно перелом шейки бедра, часа через два перезвоните в приёмный покой, можно будет узнать подробности.

Ирина закивала, как будто женщина на том конце трубки способна была увидеть.

— Да! Да, я всё поняла! — прокричала девушка в ответ.

Два часа тоже тянулись долго и казались вечностью. Внучка не могла найти себе места. Всего на два дня оставила бабушку, чтобы подготовиться к сессии, а тут такое. Но долгожданный звонок немного успокоил Ирину: предварительный диагноз не подтвердился, но требовались дополнительные обследования.

— Скажите, а когда можно навестить бабушку?

— Навещать нельзя, а вещи завтра принесите в часы приёма, — ответила сотрудник больницы и повесила трубку.

Бабушка сама перезвонила внучке ближе к вечеру.

 

— Ирочка, со мной всё хорошо, не волнуйся, немного полежу, обследуют. Ты только собери мне в больницу кое-что, привези, пожалуйста, сейчас продиктую.

— Хорошо, бабуль, — радостно ответила внучка.

Собирая в пакет всё, что попросила Валентина Александровна, Ира вычёркивала из небольшого списка уже собранные вещи. Осталось полотенце и ложка из тумбочки у кровати.

Перебрав все полотенца в шкафу, Ирина достала новое, но потом осознав, что постирать она его не успеет, выбрала другое. Ложку из тумбочки достала, повертела в руках. Ложка совсем старая, исчерченная полосками времени, в которых скопилась чернота. Ира прошла на кухню, попыталась протереть ложку — не вышло, червоточинки, словно въелись в металл. Ира сунула ложку в верхний ящик стола и достала другой прибор, взяла ещё на всякий случай вилку и чайную ложечку.

Вещи в приёмном покое забрали, а вот подняться в палату даже на минутку не разрешили, и Ира, расстроившись, отправилась домой.

— Ирочка, милая, ложку забыла, — чуть не плакала в трубку бабушка, когда ей принесли вещи.

Девушка на секунду задумалась, она точно помнила, что положила столовую ложку, вилку и чайную ложку.

— Бабуля, я положила, такую, с рябинкой.

— Мне мою ложку надо было, из тумбочки.

— Так она грязная, баб. Я её мыла, мыла, она не оттирается.

— Дорога она мне, — расплакалась Валентина Александровна, — тут в столовой всё есть и тарелки, и ложки с вилками, мне мою ложку нужно.

— Бабуль, ты не плачь, я принесу ложку, завтра.

Следующим утром Ирина позвонила бабушке. В первый раз, когда Валентина Александровна ей не ответила, подумала, что занята или не услышала. Через час внучка вновь набрала номер бабушки. Снова тишина в ответ, только длинные гудки.

 

Ирина прикусила губу и задумалась. «Надо зайти взять ложку и съездить к бабушке в больницу».

Плохие мысли лезли в голову и не давали сосредоточиться на учёбе. На перемене Ирина вышла из аудитории и набрала номер приёмного покоя больницы. На посту ответили, что рано утром бабушке стало хуже и её перевели в другое отделение. Ирина от плохой новости сама чуть не потеряла сознание.

— С 13 до 14 сможете переговорить с лечащим врачом по этому же телефону, спокойно ответила медсестра и первая положила трубку.

Ирина почувствовала, что её кидает то в жар, то в холод. Она отпросилась у преподавателя и, быстро собравшись, поехала в больницу.

В приёмном покое медсестра объяснила, что врач разговаривает только по телефону и не выходит к родственникам.

Ирина тут же набрала телефон.

Врач рассказал о состоянии бабушки, объяснил, что проведёт дополнительные обследования, а после добавил:

— Бредит часто. Ложку какую-то вспоминает и постоянно просит…

Ира ахнула и побежала на остановку.

«Ложка! Бабушка так её просила, а она не привезла».

Медсестра в приёмном отделении пошла навстречу и взяла маленький пакет от Ирины, чтобы отнести родственнице, хотя время передач уже давно прошло. Молящий взгляд и маленький презент сделали своё дело.

— Важно для бабушки, просила очень, а я по невнимательности перепутала вещи, пожалуйста, отнесите сейчас ей. Не прощу, если что случится.

Ночью Ирина не спала, родителям не стала говорить, что бабушке хуже. А утром Валентина Александровна позвонила сама.

— Спасибо, внученька, за ложку. Без неё я бы и не поправилась.

— Шутить — это хорошо, бабуля, значит выздоравливаешь.

— А как, конечно, ложка же со мной.

Через неделю Валентину Александровну выписали.

 

На маленькой кухне, за квадратным столом на двух человек, сидели бабушка с внучкой. Разговаривали долго, разливая по чашкам чай с шиповником.

Ира вдруг вспомнила о ложке.

— Бабуль, что это у тебя за ложка такая? Волшебная?

— Ложка, — улыбнулась Валентина Александровна. — Она семейная наша реликвия, разве мама не рассказывала тебе?

— Нет! — с нескрываемым удивлением ответила внучка.

— Родилась я в конце 1941 года, когда мой отец и дед ушли на войну. У твоего прапрадеда Иннокентия и была при себе эта ложка. Всюду его выручала, от пули даже спасла. И когда в 42 году дед с моим отцом, своим сыном, встретились на фронте тоже не без участия этой реликвии, то он отдал ему эту ложку. «Счастливая она, сказал, убережёт тебя». Так и вышло. Отец, хоть и с ранением вернулся домой, но живой. Деда в 1943 году не стало. Всю войну эта ложка помогала твоему прадеду. А после него досталась мне.

И в моей жизни много всего случалось, бывало, помогала ложка. Она как талисман, если при мне, то ничего не случится. Пыталась я в своё время эту ложку твоей матери передать, но она не приняла. Не верит. Говорит, мне зачем? На полке пылиться будет? А так, может, с этой ложкой ещё дольше проживёшь.

Ира улыбнулась.

— Мама права, живи бабушка ещё очень долго! Мне больше доказывать, что ложка волшебная не надо. Я столько всего за эти два дня пережила, что верю безоговорочно.

И в каждой семье есть такая своя семейная реликвия, что спасает и оберегает, просто некоторые об этом ещё не знают. У каждого предмета не только своя история, но и «аура» и «карма». Просто присмотритесь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,394sec