Слишком поздно

Лариса вышла из кабинета гинеколога в полнейшем недоумении. Развернув больничный бланк, она еще раз перечитала: «Беременность 7 – 8 недель». «Как же так вышло? Почему я не замечала даже? – думала Лариса, направляясь к своей машине, — неужели я забыла тогда выпить таблетку? Что же теперь делать? Рожать? Но мне уже сорок три, а тут такое…»

 

Лариса возвращалась домой в глубокой задумчивости. Остановившись на светофоре, она даже не сразу заметила, что машины двинулись вперёд, и очнулась только тогда, когда водитель сзади громко ей посигналил.

Поднявшись в квартиру, Лариса занялась домашними делами, чтобы отвлечься от беспокойных мыслей. После обеда ненадолго забежала Настя – проведать мать и поделиться последними новостями.

— Мам, а у меня для тебя сюрприз! – радостно объявила она, усаживаясь за стол на кухне.

— Ну давай, рассказывай уже, не томи, – сказала Лариса, с любопытством глядя на Настю.

— Мамуль, мне Саша предложение сделал! – сообщила дочь, сияя счастливой улыбкой, — и я его приняла!

— Настенька, я тебя поздравляю, девочка моя! – прослезилась Лариса, обнимая Настю. Ей нравился жених дочери – умный, целеустремлённый, уравновешенный, в меру амбициозный парень, воспитанный и интеллигентный. Он неплохо зарабатывал для своих двадцати пяти лет и был давно независим от родителей. Они с Настей встречались уже почти три года, и за это время Лариса не раз убедилась в серьёзности его намерений относительно её дочери.

— Настюша, а свадьба-то когда? – спросила Лариса, разливая по чашкам горячий чай.

— Пока не знаю, — пожала плечами дочь, — мы еще это не обсуждали. Следующим летом, скорее всего.

— Отцу скажешь? – спросила мать, пристально глядя на Настю.

— Не знаю, — нахмурилась та, — если честно, даже не хочу…

— Настя, так нельзя, — укорила мать, — он твой отец, он тебя любит. Я понимаю, ты обижена на него, но… Так бывает, люди расходятся – это не повод прекратить общение. Я его простила, и ты прости, не держи зла. И на свадьбу пригласи обязательно!

— Мама, ну вот как ты можешь так, а? – вспылила вдруг Настя, — он тебя бросил, ушёл к другой, а ты его простила! Он целый год у тебя за спиной крутил шашни со своей секретаршей! Мам, ну неужели такое можно простить?!

— Насть, мы с твоим папой прожили без малого двадцать два года. Тебя вырастили – вон какую — умницу, красавицу. Это были счастливые годы, и я очень благодарна за них твоему отцу. Но так случилось, что он полюбил другую. Сердцу, Настя, не прикажешь…- попыталась объяснить Лариса, — что я, по-твоему, должна была сделать? Устроить скандал с битьём посуды? Затаить обиду? Ненавидеть его до конца своих дней? За что? За то, что его чувства ко мне остыли? Это же глупо, Настя, неужели ты не понимаешь?

— Нет, мама, я не понимаю, — покачала головой Настя, — если бы Саша со мной так поступил, я бы… я бы… да я даже не знаю, что бы я с ним сделала!

Лариса спорить с дочерью не стала – эмоциональная и вспыльчивая Настя всё равно её не поймёт. Да и в молодости такие вещи, видимо, воспринимаются совершенно иначе…

Проводив дочь, Лариса вернулась на кухню, вымыла посуду, достала из морозилки мясо к ужину. Она всё думала о своей неожиданной беременности и ломала голову над тем, что теперь делать. С одной стороны, рожать в её возрасте, да ещё и без мужа – страшно, а с другой – Ларисе так хотелось вновь побыть матерью малыша, заботиться о ком-то, снова пройти этот нелёгкий, но такой счастливый путь…

Она достала с антресолей альбом с детскими Настиными фотографиями и долго пересматривала их, погрузившись в воспоминания. Вот Настя совсем крошечная, в ползунках и распашонке, сидит на руках у бабушки и улыбается во весь рот. А здесь – уже постарше, в нарядном платьице, у ворот городского парка. Лариса хорошо помнила этот день – дочь упала с качелей, пришлось ехать к врачу, зашивать разбитую коленку, на которой с тех пор остался едва заметный, тонкий, как ниточка, шрам… А на этом фото у школы – Настя-первоклассница, с красивым букетом, рядом с родителями, и Семён здесь такой серьёзный! Еще бы, такое событие — дочка в первый класс пошла! И она, Лариса, совсем молодая, худенькая, в светлом брючном костюме, в босоножках на высоченных каблуках и с длинной, ниже бровей, чёлкой. Неужели она когда-то носила такую смешную причёску?! Вот Настя в классе пятом, наверное – играет Снегурочку на новогоднем утреннике. Лариса тогда, не найдя в магазинах ничего стоящего, сама сшила для дочери обалденный костюм – серебристый сарафан и шубку, подбитую кроличьим мехом. Три ночи просидела она за швейной машинкой, и не зря – наряд получился на славу! А на этом фото они все вместе – Лариса, Семён и повзрослевшая Настя – на морском побережье в Таиланде, загорелые и счастливые…

 

И Ларисе стало грустно. Раньше она думала, что у неё – самая крепкая, самая дружная в мире семья. Когда-то они с Семёном души не чаяли друг в друге, у них были общие планы, общие мечты, одним словом, общая жизнь… Шли годы, взрослела дочь, радуя родителей многочисленными успехами. Карьера Семёна постепенно пошла вверх, в семье появился достаток: они наконец-то достроили дом, купили машину, много путешествовали. Лариса вскоре смогла открыть ателье по пошиву свадебных платьев – осуществила свою давнюю мечту. И ей казалось, что всё это никогда не закончится. Только одно омрачало эту счастливую жизнь – Лариса после Насти так и не смогла больше забеременеть и родить. Вернее, беременность была, но она почему-то закончилась выкидышем на раннем сроке. Второй раз ей удалось доносить ребёнка до 14 недель, но потом, на очередном обследовании выяснилось, что у малыша тяжелейшие пороки развития. Беременность в срочном порядке пришлось прервать. Проплакав всю ночь в больничной палате, где её оставили до утра под присмотром врачей, Лариса приняла нелёгкое решение – пытаться она больше не будет.

Вспоминая те далёкие времена, Лариса видела определённую иронию в своём нынешнем положении. Ведь тогда у неё было всё: молодость, надёжный и любящий муж, полное благополучие и страстное желание иметь ещё одного ребёнка. Но, к сожалению, ничего не получалось. А теперь, когда от былой стабильности и семейного счастья не осталось и следа, судьба вдруг посылает ей, словно в насмешку, эту нежданную беременность…

Когда Семён объявил, что уходит, это не стало для Ларисы неожиданностью. Она давно догадывалась, что у него есть женщина на стороне, но муж отнекивался, обвиняя её в слишком бурной фантазии. Сначала Лариса запаниковала и развернула целую кампанию по возвращению мужа в семью. Идти к семейному психологу Семён наотрез отказался, заявив, что это полный бред и пустая трата времени, и Лариса выдумывает проблему на пустом месте. Начитавшись на женских форумах разных советов, она пустила в ход весь возможный арсенал: от разговоров по душам до домашнего стриптиза. Но это не помогло – месяц назад Семён собрал вещи и ушёл. Вскоре он подал на развод, и тогда Лариса окончательно поняла, что это конец. Между ними состоялся тяжёлый, долгий разговор, после которого Лариса долго не могла прийти в себя. Она искренне не понимала, что Семён нашёл в этой Оксане. Лариса видела её на работе у мужа: молодая, чуть старше Насти, девица, с силиконовыми губами, длинными кукольными ресницами и глубоким, как Марианская впадина, декольте. Эта неестественная внешность и откровенные наряды Оксаны в сочетании с надменным выражением лица раздражали Ларису, и она неоднократно просила мужа поменять секретаршу. Но Семён только отмахивался:

— Лара, да какая мне разница, как она выглядит, главное – работу свою знает, девушка она расторопная, неглупая, я без неё как без рук. Искать сейчас нового сотрудника, притираться, срабатываться с кем-то другим – не самое подходящее время, на предприятии и так проблем полно, сама знаешь. Меня в ней всё устраивает, поэтому давай закроем эту тему.

Но Лариса чувствовала: Оксана не такая уж ценная сотрудница, какой её пытается выставить Семён. Тут было что-то совсем иное, более личное. И, как выяснилось позже, Лариса оказалась права в своих подозрениях…

Ей было тяжело и горько осознавать, что муж с лёгкостью променял её на силиконовую куклу, в один момент разрушив всё то, что создавалось годами. Но нужно было как-то жить дальше, и Лариса пыталась теперь привыкнуть к этой новой жизни.

Семён оставил супруге городскую двухкомнатную квартиру, в которой она сейчас жила, а сам переехал с любовницей в загородный дом. Ларису ужасно злило то, что какая-то посторонняя девица живёт теперь там, где они с мужем были когда-то так счастливы, где прошло детство их дочери, где они вместе провели столько прекрасных, как ей казалось, лет… Лариса, конечно, сама согласилась на эту сделку: жить в городе ей было удобнее, ближе добираться до работы, да и Настя с Сашей снимали квартиру неподалёку. Но неприятное чувство не отпускало, как бы она не старалась с ним бороться…

 

***

Следующий день был выходным, и Лариса решила навестить Нину – свою давнюю подругу. Они дружили еще с тех времён, когда их дети ходили в один детский сад. Нина очень обрадовалась приезду Ларисы, выставила на стол бутылку коньяка.

— Сейчас мы с тобой, Ларка, по пятьдесят грамм бахнем. Я мясо приготовила, под коньячок – самое то! – подмигнула Нина, доставая рюмки из кухонного шкафчика.

— Спасибо, Нинуль, но я не буду. Нельзя мне.

— А чего так? — удивилась Нина, — таблетки, что ли, пьёшь какие?

— Да нет, — усмехнулась Лариса, — беременная я, Нин.

Подруга, поражённая услышанной новостью, опустилась на стул.

— Так погоди-ка, вы же с Семёном разошлись? Или ты любовника себе завести успела? – хихикнула Нина.

— Ну какой любовник, Нина! От Семёна этот ребёнок, от кого же ещё. Была у нас с ним одна ночка, еще месяца два назад: свечи, вино, бельишко на мне кружевное… Ну, вот он и не устоял. А теперь вот, — и Лариса выразительно обвела рукой вокруг живота.

— Ну ты, мать, даёшь! – покачав головой, произнесла Нина, — что делать думаешь?

— Не знаю, — вздохнула Лариса, — я только вчера узнала, ума не приложу, как быть…

— Ой, Ларка, рожать-то тебе поздновато уже. Ребёнка вырастить надо, на ноги поставить, а ты уж пятый десяток разменяла, да и здоровье уже не то. Одной, без мужика, с маленьким дитём, трудновато придётся. Если только на алименты подать… Оно тебе надо? Там, глядишь, Настя скоро замуж выскочит, внучат тебе нарожает… Я бы не рискнула на твоём месте, честно скажу. Ну а решать, конечно, тебе.

— Да, ты, наверное, права, уже поздно, — задумчиво произнесла Лариса. В словах подруги она отчасти нашла подтверждение своим собственным мыслям.

Попрощавшись с Ниной, Лариса поехала к дочери.

— Мам, привет! – обрадовалась Настя, — проходи. Кофе будешь?

— Нет, Настюша, не хочется. Я поговорить с тобой хотела. А Саша дома? – спросила Лариса — она хотела побеседовать с дочерью наедине.

— Нет, он у родителей, поехал помочь с ремонтом, — ответила Настя.

И Лариса, волнуясь, рассказала дочери о своей беременности.

— Мам, а ты сама-то хочешь этого ребёнка? – спросила Настя.

— Очень хочу, — тихо ответила Лариса, — только боюсь…

— Мамуль, а что врач говорит?

— Говорит, что всё в порядке, ребёнок развивается нормально и пока нет никаких причин для беспокойства. Знаешь, в молодости я потеряла двоих, причину выявить толком так и не смогли. Может, врачи мне попадались не слишком профессиональные, уж не знаю… И вот теперь мне страшно вновь пройти через это, понимаешь? А если всё пойдёт не так, как надо? Мне ведь уже за сорок, в этом возрасте, говорят, рожать опасно, да и ребёнок может появиться на свет с различными проблемами. Я столько всего в интернете на эту тему прочитала – там такие ужасы пишут, Настя, ты не представляешь! Я не уверена, что готова к такому. От этих сомнений голова идёт кругом, — призналась Лариса.

— Мам, послушай меня, пожалуйста, — начала Настя, — тебе нужно сейчас тщательно обследоваться, ведь главное – это твоё здоровье. Нужно идти к врачам, к проверенным специалистам, а не искать информацию в интернете. Пятнадцать-двадцать лет назад всё было иначе, медицина не стоит на месте. Сейчас многие рожают после сорока, это перестало быть чем-то исключительным. И если здоровье позволяет, то почему бы и нет?

 

— Да-да, я понимаю, — кивнула Лариса, — может быть и правда, стоит попробовать…

— Это решение можешь принять только ты сама, и больше никто. Но что бы ты не решила, знай: мы с Сашей всегда тебя поддержим и поможем, слышишь? Ты не одна, мам. Отцу скажешь?

— Нет, не хочу. Ни к чему это.

Разговор с дочерью придал Ларисе уверенности и какого-то внутреннего спокойствия. Обследования у докторов не выявили у Ларисы каких-либо серьёзных проблем со здоровьем, и она приняла решение оставить ребёнка. «Может, всё-таки сказать Семёну? – размышляла Лариса, — хотя зачем? Ведь я больше ему не нужна, а значит, и ребёнок этот ему не нужен». С мужем она виделась всего пару раз – он приезжал забрать кое-какие вещи из квартиры. Полгода они не пересекались, но в один из дней Семён вдруг заявился к ней в ателье.

— Лара, я чего приехал: не могу найти документы на дом. Они, наверное, у тебя остались. Я звонил – ты трубку не брала. Поехал в городскую квартиру, а попасть не смог. Ты что, замки поменяла? – спросил Семён, старательно отводя взгляд от округлившегося живота бывшей жены.

— Поменяла, — спокойно ответила Лариса, — а ты что думал, так и будешь таскаться в мой дом, когда тебе захочется? Мы, кажется, всё давно решили. И никаких документов у меня нет.

— А ты, смотрю, времени-то не теряла, — усмехнулся Семён, — замуж, что ли, вышла?

— Нет, Сёма, не вышла и не собираюсь. И вообще, моя жизнь – это не твоё дело, — отрезала Лариса, — у тебя всё? Мне нужно работать, болтать некогда, извини.

Семён, буркнув что-то на прощанье, покинул ателье. Он вернулся в офис, и весь день у него из головы не выходил образ бывшей жены. «Интересно, какой у неё срок? Вот бы узнать… Не может быть, чтобы Лариса так быстро себе кого-то нашла, да еще и рожать от него решилась. Уж я-то её знаю, она бы так не смогла. Мой это ребёнок, сердцем чувствую – мой!» — размышлял Семён.

В этот момент в кабинет, покачивая бёдрами, вошла Оксана.

— Котик, я проголодалась, поехали в ресторан! – капризно протянула она, присаживаясь на край стола.

— Давай позже, Оксан, я занят сейчас, — ответил Семён, рассеянно глядя на секретаршу.

— Ну Сёма, я сейчас хочу! Неужели дела нельзя отложить ради меня?! – возмутилась Оксана.

— Дорогая, съезди одна, если так хочется, — сказал Семён.

Оксана, обиженно фыркнув, вышла из кабинета. Семён включил компьютер и принялся за работу, но мысли его были далеки от схем и таблиц на мониторе.

***

Из роддома Ларису встречали Настя с Сашей, Нина и несколько девочек из её ателье. Саша первым взял на руки младенца в голубом красивом конверте.

— Господи, какой же он маленький! Страшно даже на руках держать! – сказал он, осторожно покачивая малыша.

— А хорошенький, какой, просто прелесть, — с улыбкой произнесла Настя, разглядывая младшего брата, — на меня похож, правда, мам?

— На тебя, на тебя! – засмеялась Лариса.

Вернувшись домой, Лариса ахнула: в её отсутствие Настя и Саша красиво нарядили одну из комнат, переделанную под детскую: повесили разноцветные гирлянды и воздушные шары, а стену над детской кроваткой украсили большой надписью «С днем рождения, Дима!» (именно так Лариса решила назвать своего сына).

Лариса была счастлива. Сын родился здоровым, да и она сама чувствовала себя прекрасно. Дни пролетали в заботах о ребёнке. Часто приходила Настя – сидела с Димой или отправлялась с ним в ближайший парк на прогулку, давая матери отдохнуть.

— Ну вот, Настюша, у тебя, считай, репетиция будущего материнства! – шутила Лариса, видя, как ловко дочь управляется с братом, — придёт время своих рожать – а ты уже всё знаешь, всё умеешь!

— А что, мне нравится! – отвечала Настя, многозначительно поглядывая на Сашу.

 

***

Пару месяцев спустя в квартире Ларисы раздался звонок в дверь. На пороге с букетом цветов стоял Семён.

— Здравствуй, Лариса, — сказал он и протянул цветы, но Лариса их не взяла.

— Здравствуй, Семён. Какими судьбами? – холодно спросила Лариса, скрестив руки на груди.

— Лара, я всё знаю, Дима – мой сын. Нинка, подруга твоя, проболталась всё-таки.

— Даже если и так, какое это теперь имеет значение? – спросила Лариса.

— Лара, ты прости меня, я таким дураком был. Только потом понял, каких дров наломал. Я вернуться хочу, хочу сына нашего вместе растить. Примешь? — спросил Семён, виновато заглядывая женщине в лицо.

Лариса смотрела на бывшего мужа и думала о том, что еще год назад многое отдала бы за такие слова. А сейчас они ничего для неё не значили. «Предавший однажды – предаст ещё раз», – вспомнилась Ларисе старая поговорка.

— Нет, Сёма, не приму. слишком поздно ты одумался.И не приходи больше, — твёрдо сказала она, отступила на шаг и быстро захлопнула перед ним дверь, заперев её на ключ.

— Но я имею право видеть своего сына! — крикнул Семён, — открой, я хочу на него посмотреть!

Семён приходил еще несколько раз, но Лариса не открывала. Он стал подкарауливать её во дворе, когда она гуляла с коляской, умолял всё забыть, простить и жить вместе, как раньше. Но Лариса была непреклонна. На свадьбе Насти и Саши Семён присутствовал совсем недолго – поздравил молодожёнов, вручил им в подарок крупную сумму денег и отбыл восвояси. Позже, от общих знакомых, Лариса узнала, что Семён женился на Оксане, но их брак продлился всего несколько месяцев – она ушла от него к другому.

Автор: Белка

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,369sec