Старое фото.

Девушка уткнулась в пиджак старика и разрыдалась.

— Ну что ты, Света. Что ж тут поделаешь, — вздохнул старый пляжный фотограф, — На пересуды не обращай внимания. Люди поболтают и перестанут. А у тебя ребеночек останется. А родители долго сердится не будут. Все простят. На то они и родители.

— Дядя Фима, — всхлипнула Света, — Вот Вы скоро уедете. Кто ж меня успокаивать будет?

— А давай, я тебя сфотографирую на прощанье. Закат красивый. — Предложил старик. — Фотография — это мгновение жизни. Будешь смотреть и вспоминать меня старика.

 

— Девушка, Вы такая красивая. А можно, я с Вами сфотографируюсь, — рассмеялся незнакомый парень с пляжа и протянул ей импровизированный букет из водорослей — Закат! Море! Русалка! Мои друзья обзавидуются.

— Вставайте рядом, а то свет уходит, — Согласился фотограф. — Хорошее фото получится!

— Как зовут то тебя, рыцарь? — Улыбнулась Света.

— Женя! Не плачь, русалка, а то шторм начнется!

Парень чмокнул девушку в щеку, махнул рукой и скрылся.

Это было лето 1989 года. Одесса.

ХХХ

Светлана Николаевна зашла в комнату и взяла телефон. Она немного подумала и решительно набрала номер. Трубка отозвалась длинными гудками. Никто не ответил. Светлана Николаевна тяжело вздохнула и подошла к окну.

Этот северный город так и не стал родным. Он давил на нее своим величием и торжественностью. Она очень скучала по узким, жарким улочкам Одессы. По крику торговок на Привозе, соленому запаху моря и цветущей весной акации.

Но так сложилась жизнь. Сын вырос, поступил в институт. Когда Светлана Николаевна похоронила родителей, сын забрал ее к себе.

Сердце учащенно забилось. Женщина накапала себе корвалола и присела на кресло.

«Господи! Что же произошло?» — Подумала она. — «Кажется, я все сделала правильно. Стол накрыла. Испекла рыбный пирог. Была очень приветлива. Что же случилось? Сына очень жалко. Он сильно переживает. Мальчик вырос и по-настоящему влюбился. В комнате закрылся, ужинать отказался. Лежит, не выходит.»

Светлана Николаевна зашла к себе в комнату и снова схватилась за телефон.

— Слушаю, — ответил девичий голос.

— Кирочка, не бросай трубку, — поспешно затараторила женщина, — Я не хочу лезть в ваши дела, но чувствую что что-то произошло нехорошее. Вину за собой чувствую. Кирочка, давай встретимся, поговорим.

 

— А зачем? — Ответила девушка. — И так все ясно. Мы не можем быть с Вашим сыном вместе.

— Деточка, не руби с плеча. Давай поговорим. — взмолилась Светлана Николаевна. — Игорек очень переживает. Ты умчалась, ничего не объяснила. Каждый имеет право знать правду.

— Правду? — Девушка задумалась. — Наверное, Вы правы! Я сейчас приеду. Надо объясниться.

Светлана Николаевна засуетилась. Она поставила чайник на плиту, достала, приготовленный накануне, тортик, нарезала лимон. Раздался звонок в дверь.

Стремительно вошла Кира. Девушка нервничала и, от волнения, теребила сумку.

— Игорь дома?

— Да, да, — закивала Светлана Николаевна и позвала сына.

Игорь вышел из комнаты. Увидев Киру, он криво улыбнулся, но глаза засияли. Повисло неловкое молчание.

— Я начну, — решилась девушка и подошла к комоду. — Красивая фотография! — Она взяла, стоявшую на комоде фотографию и всмотрелась в нее. — Игорь, ты мне много рассказывал о маме и об отце. Говорил, что он погиб в автокатастрофе. Это правда?

— Да, — растерянно произнес парень и посмотрел на мать, — Я еще маленьким был. Не помню его.

— Игорь Евгеньевич, — усмехнулась Кира, — Не хочу тебя расстраивать, но твой отец жив. Дорохов Евгений Сергеевич, парень с этой фотографии, жив и здоров. Он является и моим отцом так же. Так что мы, Игорек, брат и сестра.

Девушка схватилась за щеки и разрыдалась.

Светлана Николаевна ахнула и стала заваливаться на диван. Игорь подхватил ее.

— Кира, там таблетки на комоде. Давай их скорее.

Когда женщине стало лучше, она прилегла на подушку.

— Нет! Нет! Вы не родственники, — замахала она руками, — Это я во всем виновата.

— Как же? — Игорь взял фотографию в руки. — Ты всегда говорила что это мой отец. И отчество у меня Евгеньевич, как и у Киры.

 

— Прости меня сынок. — Светлана Николаевна вздохнула. — Это не он. Я тогда молоденькая была. Познакомилась с парнем, отдыхающим. Он мне цветы дарил, в рестораны приглашал. Жениться обещал. А потом исчез. Звали его Виталий, если не наврал. В тот день я узнала, что у меня будет ребенок. Побежала к морю топиться. А тут, мой сосед, дядя Фима. Он на пляже фотографировал отдыхающих. Успокоил и предложил фото сделать.

Светлана Николаевна села поудобнее, поправила подушку.

— Незнакомый парень подошел к нам. — Женщина улыбнулась. — Ты родился, — она заглянула в глаза сыну, — А что мне говорить? Стыдно. Вот я и придумала эту историю. Так у тебя фотография на память была. Как бы отец был. Память. И отчество я тебе этого парня дала. Он тогда очень меня поддержал.

— Индийское кино! — Воскликнула Кира. — Так это правда?

— Правда, деточка, — Махнула рукой Светлана Николаевна. — Простите меня, чуть все вам не испортила.

ХХХ

После свадьбы, Светлана Николаевна подошла к свату.

— Вы как-то забыли забрать, — она протянула ему старую фотографию.

Евгений Сергеевич долго вглядывался в фото, затем удивленно взглянул на женщину.

— Русалка? Не может быть! — Он покачал головой. — Бывает же такое…

— Спасибо Вам за все, — тихо прошептала Светлана Николаевна.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,410sec