Ульянино счастье

-Улька, Ульяна, чё спишь кобыла? Вставай, барин кличуть.

Девушка испуганно ойкнула, потянула на себя дерюгу, которой урывалась.

Молодой мужик, стоящий у сундука, на котором спала девушка, усмехнулся в густые пшеничные усы и поддел рукояткой кнута дерюжку.

 

-Чё прячешься? Что я там не видал? Или ты думаешь у тебя всё не так как у других? Вставай, ледащая, чё зенками лупаешь? Ну? Я долго ждать буду?

Иди, говорю барин кликал.

-Выйдите, Фёдор Ильич.

-Ага, чичас, я выйду, а ты в окно сиганёшь и поминай как звали, — кивнул мужик на маленькое оконце, затянутое бычьим пузырём. Сигануть туда, как он выразился, под силу разве кошшонке, сидевшей рядом с девчонкой и умывающейся безразлично.

-Ннну, л@rva, долго ждать буду? Поднимайся.

Сгорая от стыда, девушка встала, была она в одной станушке(белая рубаха, надеваемая женщинами под одежду) и принялась торопливо надевать на себя повседневную одежду.

Фёдор рассматривал девчонку, хорошаааа, заррраза.

Тонкий стан, грудь упругая, маленькая, в ладошку поместится, это потом, когда обабится Улька тогда будут у неё дойки до пупа, а пока…

Ноги у девки тонкие, длинные, как у кобылы, что старый барин выменял у черкесов, да так и не удалось ему поездить на той кобыле, покрасоваться преставился старый чёрт.

В права новый барин вступил, барчуком уехал в город, всё там жил, наездами бывал.

А тут прошлым годом приехал, да зачастил, на Ульку заглядывался, а старый хрыч сам слюни на девку пускал.

Ничего, Фёдор он своё не упустит, ежели сынок в батюшку то пресытится Улькой скоро, тут и Фёдор Ильич подоспеет, как никак он при барском доме состоит.

Девке не надо будет на подворье, да в поле работать, глядишь, какой ключницей станет, а что нет?

Старая Матрёна, говорят при батюшке старого хрыча, прости господи барина упокойного, в полюбовницах состояла. А потом детей барских нянчила, и внуков.

И ему Фёдору что перепадёт с барского стола, а может даже вольную даст барин им, да приказчиком его сделает. А что? Он Фёдор, грамоте выучен, старая барыня мальчонкой ещё научила его, когда жива была, и не только грамоте, хе-хе, но и разным другим премудростям…

-Ну, долго ждать буду? — нахмурился размечтавшийся Фёдор.

Ульяна одевшись, прошмыгнула мимо вставшего на дороге ухмыляющегося Фёдора, но тот успел ухватить своей здоровой пятернёй девушку за зад, так что та взвизгнула и пулей вылетела из двора.

-Но-но, ково бежишь? Ослобони маненько, несётся она. Стой, шалая.

Было рааннее- раннее летнее утро, ещё никто не вставал, только соловьи пели, разливались в роще.

Ульяна бежала по холодной росе, не касаясь ногами земли, так она спешила укрыться от Фёдора, пусть лучше барин новый, чем этот варнак, так рассуждала девушка.

 

Она не заметила как влетела в барские покои и наткнулась на стоящего в задумчивости Евгения Варфаломеича.

-Ой, — пискнула Ульяна, — простите барин, — она хотела упасть в ноги молодому барину, но тот поднял её.

-Ну что вы, Ульяна Пантелеевна, что за пещерные устои. Вы уж меня простите, Ульяна Пантелеевна, — будто к барыне, обратился к Уле молодой барин, — я в город еду, нужно мне кое чего нового для усадьбы прикупить, нужен взгляд женский.

Матрёна стара, только знает поклоны, бьёт, да батюшкой обзывает, а больше кого мне просить? Анну? Так она тоже, скажешь ей, может красные стулья, она в ответ тебе говорит

— Можа и красные.

-А может, — скажу ей, — синие?

-А может и синие барин, — и всё в ноги норовит упасть. Да гогочет словно кобыла.

А мне батюшка говорил, что вы умеете цветами владеть, и что мол Гавриловой, Ольге Владимировне, даже гардеробную красиво помогли отделать. И вроде наряды ей помогали выбирать.

Помогите Ульяна Пантелеевна.

Где же это видано, чтобы барин, к девке дворовой на вы обращался, да ещё и по имени отчеству. Да не приказывал, а просил об одолжении.

Стоит Ульяна, глаза в пол опустила. а сама радости скрыть не может, после мамки покойной, да тятьки с братьями, любила Ульяна рисовательство, нравилось ей рисовать дам в разных нарядах, выберет чистое место, разровняет и вмиг нарисует барыню в красивом наряде.

А когда барин старый. разрешил листами пользоваться, тут уже вообще радости предела не было.

-Чё молчишь, кобыла, — привёл её в себя голос Фёдора, тот запыхавшийся уже стоял перед барином, услужливо раскланиваясь.

Евгений Варфаламеевич поморщился и велел выйти Фёдору вон.

-Слушаюсь, барин.

Так стала Ульяна для барина кем-то навроде советницы. Жила дома, в отцовской хате, но часто время проводила с барином.

 

Нравился ей Евгений, так велел звать барин, без отечества, но Ульяна не наглела. В город когда ездили, переодеваться велел, в городские одежды ходили они по лавкам разным, где Ульяне прислуживали будто она барыня.

А домой приезжала, тут же Федька проходу не давал. грозился своего добиться.

-Скоро барину прискучишь, ишь, барынькой себя возомнила, прибежишь к Фёдору -то Ильичу, суконка.

Нет, я конечно для виду погоняю, подстилку барскую — размышляет сам с собой Фёдор, а как же без этого.

Но то что куш большой за девку выпадет, это точно.

Вон он как с ней носится.

Эх, заживу, точно приказчиком стану, а можа и в город барин укатит, вот тогда воля моя будет, хехехе.

Переделали весь дом, Ульяна с Евгением, девушка осмелела, уже не прячет глаз, и когда никто не видит и нее слышит барина даже Евгением зовёт, а иногда и Женей.

Ну это редко, пару раз было.

Однажды проснулась девушка, а уснуть не может, томление в сердце, зима была уже.

Поняла она отчего это, Евгений уехал, десять дён уже как, хорошо хоть Фёдора с собой забрал, а то бы тот проходу девке не дал, не из-за Фёдора, а из-за барина, из-за Евгения сердце стучит вдвое быстрее.

Ишь чего удумала, сказала себе, и залилась вдруг горькими слезами.

Не быть ей с любимым, никогда, а быть с ненавистным. Знает Ульяна чем заканчивают такие, как она, приглянется барину, а потом натешится и вон пошлёт.

Хоть её барин и пальцем не тронул, да людям разве рты заткнёшь? Плачет Ульяна от судьбы своей горькой, зачем она вообще родилась? Никто её не защитит, ах зачем она такая родилась…

Барин приехали к вечеру, всего из города навезли. Всем подарков, всей челяди, а Ульяне…Краски, много разных красок и бумагу.

-Спасибо, барин…

-Уль, ты чего? Мы же с тобой договорились…- барин обнял девушку, никогда не позволял он себе таких вольностей, — я в городе дела уладил, — шепнул на ушко, радость тебе привёз, Ульянушка…

 

В передней раздались голоса, Ульяна вынырнула из объятий Евгения, а хотела стоять так вечность…

С мороза разрумянившиеся, ввалились гости к Евгению Варфаламеевичу, среди них барыня, модница — красавица,Гаврилова, Ольга Владимировна, помещица соседняя, молодая и богатая вдовица.

Выскользнула Ульяна, сердце колотится, радость и тоска одновременно.

Гости задержались Ольга Владимировна не отходит от барина, видимо уже хозяйкой себя чувствует, на служек прикривает, таким взглядом Ульяну одарила, что мороз по коже.

Поняла Ульяна, что растаяли её девичьи грёзы, как утренняя дымка. Идёт она тихонько по улице, тут девушки бегут, в платках цветастых, щёки словно яблоки, красные.

Зовут Ульянку с собой на санях кататься, уговорили. Вот кто-то подхватил девушку, на сани усадил, да крепко так к себе прижимает.

-Куда красавица собралась, — шепчет?

Барин…в смятении думает девушка, да как же, своими глазами видела, как с Ольгой Владимровной поехали. Ан нет, катается с девками…

Бежала домой Ульянка, щёки пылали, у ворот Фёдор поджидает.

-Стой, Улька, — схватил за рукав шубейки, что та затрещала, — хватит под барином шевелиться, пора уже о нас подумать. Ты не думай, я добром хочу, сватов зашлю, -зашептал в ухо смесью лука, сала и самогона,- мы с тобой заживём, Улька. Барыней у меня будешь ходить, я приказчиком стану…

Вырвалась девушка и бежать, забежала в сени, дверь захлопнула, едва не плачет, подпёрла спиной.

Не стало жизни Ульяне, везде её Фёдор достанет.

Евгений Варфаламеевич, вроде и не замечает Ульяну, Ольга Владимировна эта, днюет и ночует в усадьбе.

Жизнь не мила Ульянке.

 

Прибежала девчонка дворовая, сказала Ульянке, что барин её кличет.

Вмиг собралась, пошла с тяжёлым сердцем, видеть его не хочет, слух пошёл, что жениться барин собрался. Ославил девку, все думают что с барином утехами занималась Ульянка, смеются над ней, пальцем тычут.

Знает Ульяна кто сплетни чёрные разнёс, вон стоит ухмыляется.

Федька.

-Здравствуйте.

-Здравствуй, Ульяна.

Не смотрит барин в глаза Уле, что-то в бумагах копошится.

-Я. Ульяна Варфаламеевна, наслышан, что вы…что вы…взамуж выходите? Что же, моё вам отеческое благословение, Фёдор, он мужик справный, приданное вам будет собрано…

-В ноги, в ноги падай халлявввааа, — зашипел Фёдор, — простите её, дуру, барин, это она от радости…

-Что? — прошептала Ульяна, и упала лишившись сознания.

Открыла глаза, Матрёна сидит рядом, головой трясёт.

-Ты что девка, что такое?

-Тётушка, тётушка -шепчет в горячке, -я не хочу взамуж за Фёдора, тётушка, ааааа…

-Поспи, поспи, моя милая, охохо, горюшко моё, ты моя ласточка. Горе девкой родится, милая ты моя.

Началась горячка, пролежала так Ульяна до весны.

Сквозь бред сменялся калейдоскоп лиц, Фёдор, батюшка, тётка Матрёна братишки, барин, барин, барин, доктор, барин, доктор, барин…Ольга Владимировна.

— Сдохни уже, зараза, — Ольга Владимировна? Да нет…бред…

Открыла глаза, Варвара, девчонка дворовая сидит.

— Проснулась, Уленька, барииин, барииин…

Барин заглянул.

— Здравствуйте, Ульяна Пантелеевна, — сказал тихонько, — напугали вы нас…

Улыбнулась слабо…

-Улюшка что же ты…

***

 

Мадам Улицкая, известная своими шикарными нарядами, даёт приём.

— Говорят, что она бывшая крепостная, её муж, граф Улицкий, увёз её сюда, потому как слаба здоровьем графиня. Воздух ей здесь подходит.

-Ну откуда вы всё это берёте, милочка, а даже если и так? Они богаты, молоды, красивы, а какие вечера задают.

Графиня умна, музицирует виртуозно, интересна в общении и вообще, вы слышали ч то император реформы новые вводит, поговаривают что крепостного права больше не будет…

А в имении, Фёдор Ильич, крестил своего первенца Ванюшку. Женился Фёдор на дворовой девке Аннушке.

Это жена, как жена, не то что Улька, свиристелка и подержать не за что.

Барыня теперь, Улька -то.

А ведь Фёдор чуть было не обженился с ней, как морок какой был. Пошёл и сказал барину, что любят с Ульяной друг друга, давно и просят благословения.

Удивился барин, смутился, побледнел, потом пятнами пошёл.

-Ну что же, — сказал, — быть посему, зови невесту.

А эта дурында, больная какая-то оказалась, падучая у неё что ли. Да ну её, барынька…Живут мол где-то, в самих Парижах каких-то.Нашал Улька своё счастье. Она всегда какая-то не в себе была.

Барин ей вольную дал, женился на ней. Пусть он с этой мается, у Фёдора своя баба, справная, вон сына ему родила, богатыря.

Мавридика д.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,373sec