Сумасшедшая какая-то

Всё как-то у Ирочки шло и хорошо — и не очень хорошо. Много дел, проблем навалилось в последнее время. Много работы. Основная работа, а тут еще настойчиво — так, что Ирочка не смогла отказаться — пригласили подработать. И деньги хорошие.

И не сказать, что Ирочка очень уж уставала, может, потому, что любила свою работу. Жалко, что времени оставалось все меньше и меньше, а хотелось не только работу сделать, а еще успеть и отдохнуть, и пообщаться с друзьями, даже если и не было времени, то хотя бы по Интернету, в соцсети.

И с любимым — не то, что не ладилось, но Ирочка не всегда его понимала, переживала, скучала и ждала лето, когда наконец будет отпуск, и они могут быть вместе.

 

Да и надо было решать — как дальше строить жизнь. Позовет ли он замуж? Или, может, решиться родить ребенка, ведь возраст такой… Скоро тридцать.

За собой Ирочка всегда ухаживала и знала, что выглядит если и не сногсшибающе, то весьма достойно. Нередко ловила взгляды мужчин на себе, очень даже заинтересованные взгляды, это было приятно.

Но ее мысли занимал Артем, он — и только он. Угораздило же так влюбиться! Артем казался идеалом, именно такой, которого она искала столько лет. И он тоже не был к ней равнодушен. Может, немного игрался, видя как Ирочка покорена им. Мог обидеться не понятно на что. Исчезнуть из ее жизни дня на два, на три, иногда и больше, и безо всяких объяснений.

Все это Ирочку жутко напрягало. Кажется, что так она не нервничала никогда.

Гораздо позже Артем признался ей, что Ирочка бывает не слишком-то сдержанна. Ирочка и потом совершенно не могла понять, чем она могла задеть своего любимого. У нее и в мыслях не было… Она им буквально дышала.

Пришла весна. Ирочка выглядела, как всегда, отлично. А деньги, которых она заработала немало, позволили обновить гардероб. Завистливые взгляды молодых женщин, одобрительные — и весьма — мужчин. Все это Ирочку веселило. Всё… Да не всё.

Совершенно неожиданно для себя она стала замечать на себе сочувствующие взгляды. Сочувствующие! Что за бред. Но Ирочка была не дура и не могла ошибиться. Она приходила домой, внимательно рассматривала себя в зеркало. Нет, выглядит она очень хорошо. Что не так?! Раньше она таких взглядов на себе не ловила. Так теперь смотрели на нее женщины в возрасте. Уж кому бы! Раньше такие, даже не тетки — старушки, смотрели на нее, улыбаясь, или, наоборот, недобро. Кто как. Но никаких СОЧУВСТВУЮЩИХ взглядов не было никогда! Не сказать, что их было много, нет. Но они — были!

Ирочка старалась об этом не думать, до очередного такого взгляда. Она гнала все нелепые мысли, уж ей было о чем подумать. Артем, Артем… Очередной его фортель! Ну давай уже как-то определимся…

В один из майских дней, таких теплых, словно это уже было лето, Ирочка шла домой. Вечер, но так светло, словно день. Лето, лето… Лето! Уже на пороге. Она внутренне улыбалась всему, что её окружало. Скоро лето, а там не за горами и поездка с Артемом. Море! О, как она этого хотела! Понять ее могла бы только такая же влюбленная девушка. Всё в ней пело, настроение было замечательное. Они снова помирились после очередного недоразумения, и она теперь была спокойна, а не на взводе, как несколько дней назад, как это и прежде случалось нередко из-за выходок Артема, его каких-то странных обид, исчезновений. Нет, он любит, конечно любит, зачем она только сомневалась.

 

Навстречу ей шла пожилая женщина. И снова — этот взгляд! С какой жалостью она смотрела на Ирочку! Да что за дела!

Женщина шагнула навстречу Ирочке.

— Послушай, милая…

— В чем дело?

— Всё у тебя будет хорошо. Сначала — очень плохо, очень. Через тяжелое пройдешь, но жива будешь. Духом не падай.

— Что Вы говорите?!

— Над головой у тебя… темное… как нимб. Тяжелый венец. Только я вижу — ты выживешь, ты это помни!

На этих словах женщина резко отстранилась от Ирочки и торопливо пошла дальше. Ирочка, потрясенная ее словами, не могла сказать и слова. И какое-то время не могла идти.

«Да ну к черту! Всё у меня хорошо! Сумасшедшая какая-то!»

Через неделю Ирочка обнаружила опухоль. И как она не молила — ангела-хранителя, Господа Бога — но опухоль, как показали анализы, была злокачественная.

Позже Ирочка не раз вспоминала ту женщину, и проходя свой тяжелый путь, старалась верить в ее слова. Она выжила и много раз задавала себе вопрос — почему? И ответ приходил к ней. Артем. Нервы. Организм просто сдал… снижение иммунитета. И болезнь подмяла ее, выкрутила всю ее жизнь. Врачи, устало и практически равнодушно относящиеся к чужому горю… Они такое видели много-много раз. Им-то что… А ее жизнь перевернулась, наваливалась тяжелейшая депрессия, не хотелось просыпаться по утрам. Просто не проснуться — вот и всё. Несмотря на благоприятные прогнозы, всё валилось из рук, смысл жизни пропал.

Артем… Он был рядом. Но иногда все еще выдавал свои извечные фортели, правда, не настолько сильно, как раньше, и все же с «завидной» регулярностью. Ира сначала все еще реагировала на них, тем более что всё, что доставляло боль, даже и душевную, обострилось. Она очень хотела большего понимания. Но этого не было. Было одно — он все же ее не бросил.

Это она стала оставлять его. Не сразу, постепенно. Реже звонить, реже соглашаться на встречи. Он становился всё менее и менее интересен, пока Ира, наконец, и вовсе начала с удивлением задумываться, почему он так нравился ей. Какой там идеал? Скорее, наоборот.

Артем снова обижался и пропадал на какое-то время, но теперь ее это вовсе не интересовало. Хоть бы и вовсе пропал с ее поля зрения. Однако он возвращался. Возвращался до тех пор, пока сама Ира напрямую не сказала, что больше не желает этого.

 

И ей стало легче. Не так легко, как когда-то, когда она еще была здорова и до встречи с ним, но все же легче. Ей даже стало казаться, что и дышать стало проще. Потихоньку возвращалась радость, пусть и небольшое, но удовольствие от жизни. Сколько ей отведено? Она не знала, только вспоминала ту женщину, которая сказала, что она выживет и всё у нее будет хорошо. Вспоминала и те сочувствующие взгляды, еще до того, как обнаружила опухоль. Сколько их — вот таких с виду простых пожилых женщин, которые видят чужую болезнь, этот нимб? Наверно, не так уж и мало, судя по взглядам на нее, такую с виду цветущую и благополучную.

Но теперь этих взглядов не было, наверно, у нее, и впрямь, все не так плохо. И она больше не позволит кому бы то ни было мотать себе нервы. Ее здоровье и ее жизнь чего-то, да стоят. И гораздо больше, чем стоят все сумасбродные «Артемы», вместе взятые.

А она, возможно, еще будет счастлива, каким бы ни было это счастье. Ведь жизнь все же продолжается.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:68 | 0,371sec