Талантливый и голодный. Рассказ

— Игорек мой с детства склонность к рисованию имел. Я с самого его детства знала, что он художником станет. Такой талант! — удобно устроившись в глубоком кресле, рассказывала мать Игоря Наталья Леонидовна. – А хочешь, я тебе его детские рисунки покажу?

И она, не дожидаясь ответа, поднялась и вышла в другую комнату. Аня обреченно вздохнула.

Игорь привез ее знакомиться с мамой, а сам уехал. Ему внезапно позвонили из какого-то бара и сказали, что для него есть работа. Вроде как нужно было как-нибудь креативно расписать стены.

— Малыш, прости, — виновато посмотрел Игорь на Аню. — Ты же понимаешь, я не могу отказываться от заказов.

 

— Да все в порядке, сынок, — заверила Наталья Леонидовна. – Анечка, конечно, не против. И мы с ней великолепно проведем время. Правда, Анюта?

— Конечно, — ответила Аня, хотя она бы лучше ушла вместе с Игорем и занялась своими делами.

Но делать нечего, обижать женщину ей не хотелось.

— Ну вот! Нашла! – Наталья Леонидовна вошла в комнату, прижимая к груди толстую папку. – Пойдем-ка за стол, Анюта. Я очень дорожу этими рисунками, боюсь, как бы не помять.

Аня послушно пересела за стол.

Рисунки были действительно очень интересные. Аня перебирала их и думала, что в каждом можно увидеть частичку Игоря. Его нежность, чувствительность, доброту.

— А вот, посмотри, самые первые. Это он еще в детском саду рисовал, — протягивала ей альбомные листы Наталья Леонидовна. – Уже тогда был виден талант, правда?

— Правда, — соглашалась Аня.

— Он ведь знаешь, такой болезненных в детстве был. Постоянно простывал, кашлял. Ох, как я волновалась, — Наталья Леонидовна смахнула набежавшую слезу. – И еще у него аппетита совершенно не было! Мне приходилось даже шантажировать его!

— Шантажировать? – удивилась Аня.

— Ну да! Говорю, не куплю тебе краски пока не съешь 7 завтраков. Вот так он 7 дней старается, пихает в себя эту кашу, а я ему потом краски покупаю. Или фломастеры.

— Ну ничего себе… А сейчас то у него огого, какой аппетит! Ему бы на диету уже надо сесть. Вечно голодный!

— Да ты что такое говоришь то, Анюта, — округлила глаза Наталья Леонидовна. – Какая еще диета? Нет-нет! Никакой диеты!

Она так горячо протестовала, что Аня подумала, что, видимо, Наталья Леонидовна давно не вспоминала, сколько сыну лет. Он вообще-то уже не мальчик, уже тридцать миновало.

— Анечка, а ты с родителями живешь? – сменила тему Наталья Леонидовна.

— Нет, я одна живу. Мне квартира от бабули досталась.

— Так а что ты Игорька к себе не возьмешь жить? Он же комнату снимает, а ему это совсем не по карману.

Аня не нашлась, что ответить, и просто пожала плечами.

 

На самом деле она уже думала, что пора бы им с Игорем съехаться. Встречались они уже полгода, и Аня очень скучала, когда не видела его хотя бы один день. С ним было действительно хорошо. Внимательный, с отличным чувством юмора, готовый разговаривать по душам.

«Поговорю с ним сегодня же,» — решила она.

Игорь позвонил только через 2 часа.

— Анют, я сегодня уже не смогу доехать до мамы. Так что ты меня не жди.

— Хорошо, я тогда прямо сейчас и поеду, — с облегчением ответила Аня, которая уже устала слушать о детстве Игоря.

Она поблагодарила Наталью Леонидовну за теплый прием, пообещала как можно чаще приезжать в гости и попрощалась.

Вечером, как и хотела, Аня завела разговор с Игорем о том, чтобы жить вместе.

— Анечка, ты правда этого хочешь? – обрадовался Игорь. – Я только за!

— Ну, значит, собирай вещи как можно скорей и переезжай, — улыбалась Аня.

И с первых дней совместного проживания Аня поняла, что очень много об Игоре не знала.

Оказалось, что его нельзя было беспокоить, когда он работал. Хотя работой его творчество Аня не признавала, потому что денег он за свои картины не получал. Но он то очень серьезно относился к своему труду.

Деньги, которые освободились, когда он перестал снимать комнату, он стал тратить опять же на художественные принадлежности. Получалось, что Аня полностью содержит взрослого здорового мужика, который очень любит покушать.

— Игорь, а ты чем ты раньше питался? – решила она поднять вопрос питания.

— Иногда ничем. Голодал. Но это редко, конечно, было. Всегда можно в гости сходить или к маме.

— Я это к тому, что мне тяжело одной нас кормить. Покупай, пожалуйста, продукты, — Аня была девушкой разумной и не собиралась молчать.

— Хорошо! Конечно, Анюта, — согласился Игорь и на следующий день принес 10 упаковок макарон.

Конечно, когда они начали встречаться, Аня отдавала себе отчет в том, что ее парень не богат. У него нет машины, он снимает комнатушку. Но ее покорил его характер и творческая натура. А вот сейчас оказывается, что жить с творческим человеком довольно сложно.

А еще Игорь был неряхой. И, наверное, это было самое неприятное. Он никогда не мыл за собой посуду, разбрасывал вещи, оставлял грязные тарелки и стаканы по всей квартире.

 

Аня, у которой был пунктик на чистоте, с трудом сдерживала себя, чтобы не закатить истерику при виде бардака, который разводил Игорь к ее приходу с работы.

— Игорь, послушай, прибирай за собой, пожалуйста, — говорила она ему чуть ли не каждый день.

— Да, Анют, прости. Просто сегодня я так увлекся работой.

«Работой, — усмехалась про себя Аня. – За которую не платят деньги».

Изредка Игорю удавалось получить заказы по росписи стен. Платили неплохо, но он не любил эту работу.

— Это же не творчество, Анют. Это так, просто чтобы от голода не помереть.

«Да ты и так не помираешь, — думала Аня. – Вчера все мои шоколадки слопал пока я на работе была».

Через два месяца Аня поняла, что ее любовь к Игорю стала угасать. Ей было грустно и стыдно. Она корила себя за малодушие и жадность, стращала тем, что может быть это ее единственный шанс на любовь. Но ничего поделать с собой не могла. С каждым днем в ней росло презрение к Игорю и раздражение.

— Что-то ты, Анечка, грустная такая, — внимательно смотрела на нее Наталья Леонидовна, когда они с Игорем однажды приехали к ней в гости.

— Все в порядке, просто немного устала, — ответила Аня.

— Ну-ка, Игорек, сбегай до магазина за тортиком, а мы пока поболтаем с Анечкой, — строго сказала Наталья Леонидовна.

Игорь послушно встал и отправился в магазин.

— Знаешь, Аня, — после нескольких минут молчания начала Наталья Леонидовна. – Я ведь понимаю, что Игорек мой не сахар. И денег не зарабатывает, и дома от него толку мало. Ни гвоздь забить, ни кран починить.

— Да хоть бы посуду мыл за собой, Наталья Леонидовна, — почувствовала поддержку Аня. – Уж про краны и гвозди я и не мечтаю.

— Но ты должна понимать, что он художник. Это его призвание. И он не изменится.

— Я понимаю, — грустно ответила Аня.

— Ты только не бросай его, — вдруг попросила Наталья Леонидовна. – Ты девушка добрая, отзывчивая. Ему как раз такая и нужна. А я помогу вам. И деньгами, и с ребеночком посижу, когда рожать решите.

 

Аня от разговора с Натальей Леонидовной расстроилась еще больше. Ей совсем не понравилось, что мать Игоря охарактеризовала ее как добрую и отзывчивую. Как будто из-за этих качеств она должна терпеть мужчину, с которым ей плохо. А мысль о том, что у нее с Игорем будем общий ребенок, вообще Аню ужаснула.

«Что ж за отношения такие, что я не хочу от него ребенка,» — думала она.

Когда они с Игорем уходили от Натальи Леонидовны, та сунула в руку сыну две пятитысячных купюры и подмигнула Ане. Мол, помогаю, как и обещала.

Игорь взял деньги, а по дороге домой воодушевленно говорил о том, что из художественных принадлежностей можно купить на эти деньги.

— Игорь, а может быть мы в магазин сходим? Продуктов купим? – чувствуя растущее раздражение, спросила Аня.

— Анют… Мне бы не хотелось эти деньги тратить на еду. Я же могу вообще не есть, ты же знаешь, как я аскетичен. Я, бывало, даже неделями питался одним хлебом, когда один жил.

— Игорь, но ведь ты ешь! Ты можешь не есть, но если в холодильнике есть еда, то ты ее ешь. А я не могу держать пустой холодильник. Я-то не могу не есть! Мне калории нужны, чтобы утром до работы доехать и деньги заработать.

Они тогда очень сильно поругались. Игорь говорил, что не ожидал, что их любовь закончится так быстро, что Аня начнет его куском хлеба попрекать. А Аня говорила, что ей хочется, чтобы Игорь тоже заботился о ней, а то она чувствует себя мамой маленького мальчика.

Игорь лег спать на кухне на раскладушке, а Аня всю ночь вертелась, повторяя в голове их разговор.

Утром, конечно, помирились. Попросили друг у друга прощения за жестокие слова, решили, что все у них будет хорошо, потому что взрослые люди могут справится с любыми проблемами.

А вечером Аня, возвратившись домой, застала у себя на кухне пирушку.

— Анют, ты только не сердись, — шептал ей Игорь, отведя в ванную комнату, чтобы не слышали гости. – Эти парни хотят открыть картинную галерею. И я один из первых на очереди. Говорят, что я очень талантливый. В общем, подожди еще чуток, Анют, скоро будешь девушкой известного художника.

 

От него разило спиртным, и Ане от бессилия захотелось плакать. Где тот романтичный мужчина, который подошел к ней в метро и подарил портрет? Тогда ей казалось, что она попала в какой-то голливудский фильм про самую красивую любовь на свете. А сейчас у нее на кухне сидят незнакомые мужики и пьют, празднуя открытие несуществующей картинной галереи.

— Игорь, попроси их уйти, пожалуйста, — Аня старалась придать спокойствие своему голову, но он предательски дрожал.

— Ань, ну ты что говоришь то… Как же я их выгоню?

— Хорошо, тогда я сама.

Она вышла из ванны и пошла на кухню решительным шагом.

— Господа, я прошу прощения, но вам пора, — обратилась она к двум бородатым неряшливо одетым мужчинам.

— Игорек, а это кто такая? Баба твоя что ли? – засмеялся один из них, нагло глядя на Аню. – Ишь ты борзая какая!

— Андрюх, да ладно, чего ты. Пойдем, раз нам тут не рады, — остановил приятеля второй.

Они поднялись и направились к выходу.

— Ань, ну ты что творишь то? – зашипел на нее Игорь и пошел вслед за друзьями.

Игорь не пришел ночевать. И на следующий день тоже. Но Ане было все равно. Она собрала его вещи и позвонила Наталье Леонидовне.

— Наталья Леонидовна, я сейчас привезу Вам вещи сына.

— А что случилось, Анют? Почему Игорек сам не звонит?

— Я не знаю, где он.

— Ой, Господи, как это не знаешь? Анечка, а что он дома не появляется?

— Нет, он ушел с друзьями и его уже двое суток нет.

— Так надо в полицию идти.

— Не надо. Я уверена, что с ним все в порядке.

Она вызвала такси, и отвезла вещи Игоря его матери. На обратном пути она заехала в магазин и купила новый замок. По счастью, магазин предоставлял услуги смены замков, и она сразу же заказала выезд мастера.

 

Аня так и не узнала, когда Игорь вернулся. И возвращался ли вообще. Может быть, пока она была на работе, он и приезжал, но не смог открыть дверь. Впрочем, она ему написала сообщение, что вывезла его вещи, и он сообщение прочитал.

«Ну, значит, жив,» — решила она и успокоилась.

Через 7 лет она однажды увидела афишу с анонсом его персональной выставки. И на секундочку у нее даже появилось желание сходить.

Но она знала, что одна не пойдет, а муж не захочет тратить время на посещение выставки. Он был совсем не творческий, и в свободное время от работы время любил играть в баскетбол с друзьями и заниматься скалолазанием. Аня была с ним очень счастлива.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,415sec