Те самые часы. Рассказ.

Нателла верила, что однажды бывший муж к ней вернется. Вообще-то, ее звали Наташкой, но он называл ее певуче, растягивая гласные – Нателла. Поженились они рано, только восемнадцать им исполнилось. Родители, конечно, были против.

— Вот погоди, обрюхатит и сбежит! – пророчила мать. – Он же бабник!

 

Лучше бы оно было так – тогда хоть какая-то память осталась о Пашке. Но ребеночка они не успели завести – Пашка сбежал к гастролирующей циркачке Нине.

Наташка плакала три дня и три ночи, а потом слезы иссякли и остались только прекрасные воспоминания. Его нельзя было не любить – Пашка был незлобивый, щедрый и какой-то неприкаянный. Он рано осиротел и жил с бабушкой, которую называл «моя бабусечка», ходил в обносках и мечтал о красивой жизни.

Однажды, еще до свадьбы, они гуляли в центре города, и к Пашке пристал какой-то иностранец, восхищаясь его профилем и умоляя прийти в номер пофотографироваться. Когда Пашка отказался, иностранец снял со своей руки дорогущие часы и подарил их в знак своего неимоверного восхищения красотой Пашки. Эти часы он потом носил, не снимая, всячески демонтируя друзьям и недругам, коих было немало: никто не мог оставаться к Пашке равнодушным, его либо обожали, либо ненавидели. Вот Наташа его обожала, а ее мать ненавидела и была только рада, когда Пашка убежал к циркачке.

Сначала Наташа проклинала эту Нину и даже ходила к бабке, чтобы наслать на соперницу порчу. Но когда еще через год Пашка поменял циркачку на проводницу Лилечку, стало ясно, что все это без толку – права была мама, Пашка — просто бабник, а это не лечится.

Сколько у него потом было этих Ниночек и Лиличек… Но Наташа знала, что она – особенная. Где бы Паша ни был, с кем бы не жил, он всегда звонил ей и отчитывался обо всех своих делах. Когда во Вьетнаме у него украли те самые часы, она несколько часов утешала его по телефону, отмахиваясь от маминых окриков, что счет потом такой придет, что вовек не расплатиться. Как она могла бросить Пашу, если его нынешняя пассия, модель по имени Вероника, не понимает всей трагедии и вообще считает, что хорошо, что он избавился от этих безвкусных часов!

Часы, к счастью, нашлись – через две недели поймали перекупщика краденного, и у него обнаружились те самые часы. Конечно же, в полиции запомнили Пашку, не могли не запомнить, и его часы тоже – вернули, еще и с извинениями.

Пока Пашка катался по всему миру в поисках любви и красивой жизни, Наташа ухаживала за его бабусечкой. Та со временем ослепла, но ясности ума не утратила.

— Нагуляется и вернется к тебе, – уверяла она Наташку.

Мать, в отличие от бабуси бывшего мужа, смотрела на жизнь более трезво.

— Наташка, тебе уже двадцать девять – ты рожать вообще собираешься? Бабий век недолгий, смотри, останешься одна куковать.

 

Нет, поклонники у нее были, конечно, но Пашка каким-то невероятным чутьем определял, когда появлялся достойный соперник, и прилетал в родной город, без всякого сожаления оставляя очередную девицу. Он вновь называл ее Нателлой, ходил с ней за руку и мечтал, как в старости они будут жить на берегу какого-нибудь моря в шикарной вилле.

Один раз Пашка прошляпил надвигающуюся беду – за Наташей тогда приударил ее начальник, Степан Иванович, молодой еще мужчина, всего на десять лет старше, разведенный и бездетный, как и она. Конечно, у него не было и десятой части того обаяния, которым обладал Пашка, но зато с ним было спокойно и надежно, да и сама Наташа понимала, что лучшего шанса у нее просто не будет.

Пашка прилетел за неделю до свадьбы.

— Нателла, ты же знаешь, я люблю только одну тебя! – со слезами на глазах говорил он. – Поедем со мной в Португалию – у меня там перспективное дельце, если выгорит, мы купим виллу на берегу моря, как и мечтали, и будем жить там до конца наших дней!

Она пыталась сопротивляться, но предпоследним его аргументом было:

— Я ведь так ни на ком и не женился – ты была моей единственной женой…

Наташа расплакалась, но все еще стояла на своем – она выйдет замуж и родит ребенка, ей уже тридцать лет, дальше тянуть некуда.

Тогда Пашка снял часы, те самые, которыми до сих пор дорожил больше всего на свете, снял их с руки и бросил в реку.

Этот жест поразил Наташу до глубины души. Недолго думая, она прыгнула в воду – речка была мелкой, и она надеялась достать часы. Пашка прыгнул на ней.

Часы они достали, причем те даже не пострадали нисколько и продолжали отмерять ход времени – водонепроницаемыми были. Понятно, что Наташа свадьбу отменила, и понятно, что через две недели Пашка улетел «подготовить все для нашей жизни» и пропал.

Вернулся он через полгода с кольцом на пальце.

-Ты не понимаешь – она самая настоящая виконта! У нее денег – куры не клюют. При разводе я смогу такой кусок оттяпать – нам на десять вилл хватит!

Что оставалось Наташе? Не терять веры и ждать – однажды, он все равно к ней вернется.

 

С виконтой он и правда развелся достаточно быстро – та поймала его на измене и вышвырнула из семейного имения, в чем был. Потом у Пашки были очередные приключения и проекты… А Наташа жила себе, как прежде – похоронила бабусю, сменила работу, увлеклась йогой… Она бросалась на каждый звонок телефона, ожидая услышать на другом конце провода его неизменное «Нателла…», но звонил он все реже.

Когда раздался дверной звонок, она его не ждала. Вообще, никого не ждала – мыла пол под жизнеутверждающую песню Глории Гейнор. На пороге стояла японка – хорошенькая, с яркими глазами и черным водопадом волос.

— Нателла? — спросила она, и сердце у Наташи остановилось.

— Да, – помертвевшими губами произнесла она.

— Мое имя Изуми. Я привезла кое-что для вас.

Наташа молча отступила, впуская нежданную гостью.

— Паша, он…

Она не смогла выговорить эти страшные слова, но Изуми все поняла. Ее карие глаза наполнились слезами, и она сказала:

— Я ухаживала за ним в хосписе. Я всегда восхищаться Пушкин, учить русский, поэтому любить этот чудесный человек. Он просил передать вам.

Она раскрыла сумку и достала небольшой сверток. Наташа взяла его с благоговейным ужасом, уже зная, что там найдет. Те самые часы.

— Вы прилетели сюда только чтобы отдать мне часы? – спросила она у девушки.

— Я хотеть узнать женщина, которую он так любить.

Они проговорили до утра. Наташа рассказала Изуми все, начиная от их знакомства на дискотеке и заканчивая расстроенной свадьбой и последующим бегством. Они смотрели фотографии, плакали и смеялись. Изуми тоже ей много чего рассказала. Оказывается, Пашка был женат одиннадцать раз, просто скрывал от нее эти подробности своей жизни. Наташа не обижалась – разве можно на него обижаться?

 

На прощание она подарила Изуми книгу сказок Пушкина с красочными картинками и матрешку. Изуми в ответ пригласила Наташу приезжать в гости.

— Мой дом всегда открыт для тебя.

В аэропорту Наташа встретила Степана – он вернулся из очередной командировки. Немного облысел и поправился, но в целом почти не изменился. На его безымянном пальце так и не было кольца.

— Сходим как-нибудь поужинать? – предложила Наташа.

— Как насчет сегодня? – тут же ответил Степан.

Они робко улыбнулись друг другу.

— Ну тогда до вечера.

На прощание Наташа помахала ему рукой, на которой блестели массивные мужские часы…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,294sec