В доме моём нет мне места Рассказ

Алла Борисовна тысячу раз пожалела, что согласилась жить с семьёй дочери, но в её согласии особо никто не нуждался. Согласие спросили так, для видимости, на самом деле всё было решено за её спиной без неё.

Её супруг yмep скоропостижно и она осталась одна в двухкомнатной квартире. Прожив с мужем сорок совместных лет, как говорится и в радости и в горе, трудно ей приходилось мириться с такой утратой. Но как бы тяжело не приходилось, а тут уж ничего не поделаешь и Алла Борисовна потихоньку привыкала к одиночеству. Прошло месяца три её одинокой жизни и раздался звонок от дочери, который перевернул всю жизнь уже немолодой женщины.

 

Семья дочери снимали двухкомнатную квартиру. Алла Борисовна с мужем помогали им материально, оплачивая половину суммы за снятое жильё. Теперь, оставшись одна, мать не могла со своей пенсии выделить эту сумму и дочь со слезами обратилась к матери:
— Мам, цены на всё растут, наши с Толиком зарплаты не поспевают за ценами, Оля растёт, одежда на неё по цене взрослой, а то и дороже, хозяйка тоже подняла цену за квартиру. Мама, мне ничего не остаётся, как просить тебя . В общем мама, можно мы переедем к тебе жить. Вместе легче будет выживать, да и тебе не так одиноко будет, мы с Толиком будем платить за коммуналку.
Такого Алла Борисовна не ожидала. Ей конечно жалко дочь, но…
-Лена, как же мы будем вчетвером помещаться в двухкомнатной квартире?-растерянно спросила Алла Борисовна.
-Мы с Толиком, а ты с Олей. В тесноте, не в обиде,-засмеялась дочь,-Мам, ну там же и на меня приватизирована часть квартиры и папина часть делится пополам на меня и тебя.
Аллу Борисовну, как током прошибло, дочь даёт ей понять, что её согласия как бы и не требуется.
-Переезжайте,-сказала Алла Борисовна, хотя знала, что и без неё всё решено.

С переездом семьи дочери, жизнь Аллы Борисовны превратилась в ад и вступиться за неё некому, то всегда её Лёша держал оборону от дочери и зятя, потому, что их наглёж часто зашкаливал, а теперь Лёши нет. Алла Борисовна была спокойной, покладистой женщиной и дочь с зятем, сразу же без зазрения совести стали этим пользоваться.
-Мама, у нас пока денег нет, заплати за квартиру,-просила дочь,- я потом отдам тебе деньги.
Никто деньги не отдавал и платежи за коммуналку, как были обязанностью Аллы Борисовны, так и остались, только возросли в разы, так как воду и электроэнергию никто не экономил.
-Мама, ты всё равно сидишь дома , приготовь что нибудь поесть,-уже ставила перед фактом дочь.
-А что приготовить?
-Что нибудь, из того, что есть в холодильнике.
В холодильнике почти ничего не было и Алла Борисовна говорила об этом дочери. Та психовала и говорила:
-Мам, купи что нибудь, я же работаю. Пока после работы в магазин зайду, потом пока приготовлю, уже и ужинать перехочется, а ты всё равно дома. Успеешь свои сериалы посмотреть.
-Лена, так где мне деньги взять? Я за коммуналку заплатила, лекарство купила и две недели продукты на всю семью покупала. Вот и вся моя пенсия.
Лена нервно швырнула тысячу рублей на стол и ушла.
Раз в неделю такие диалоги матери и дочери обязательно случались, после которых Лена пару дней дула губы на мать.
Эти проблемы ещё цветочки, а вот, когда собиралось всё семейство, Аллы Борисовны хоть из дома убегай. Не было ей места в её доме, даже на кухне, где постоянно сидел зять в трусах, курил и пил кофе. Лена в своей комнате или телевизор смотрела, или спала, или болтала по телефону.
Внучка играла до полуночи в компьютерные игры, или к ней приходили подружки и они подолгу смеялись, обсуждая свои интересы.
Пока было лето, Алла Борисовна часто допоздна сидела на скамейке у дома , пока домашние более-менее угомонятся, а в выходные дни уезжала на дачу.

 

-Что-то как Алексея не стало, ты, Борисовна редко наведываешься на дачу,-спросил Антон Николаевич, сосед по даче.
-Семейная жизнь бьёт ключом,-с грустной улыбкой сказала Алла Борисовна,-и здесь, всё до боли напоминает о Лёше и дома жизни нет. Знаешь Николаевич, часто прошу Лёшу, чтобы он забрал меня к себе. Как его не стало и мне нет места в моём доме. Вот подумываю насовсем перейти сюда жить.
Алла Борисовна рассказала соседу о своей жизни с дочерью и с зятем.
-А говорят сыновья такие-сякие, а дочери и похлеще бывают,-грустно сказал Антон Николаевич,- Борисовна, а как тут жить на даче? Дело то к зиме идёт. Сейчас сентябрь, месяца через полтора заморозки начнутся, как отапливать дом будешь? Опять же продукты здесь негде купить и дороги здесь зимой не чистят. Нет, Борисовна, что-то ты не то надумала.
-Закуплю продукты на всю зиму, найму соседа по площадке, он мне рейса за три всё необходимое и привезёт, куплю электрокамин, как нибудь перезимую.
-Ты что Борисовна, здесь же зимой ни души, а если сердце прихватит или ещё что?
-Значит к Лёше уйду, но жить с ними я больше не могу.

На следующий день Антон Николаевич позвал свою дачную соседку в гости:
-Борисовна, заходи, посмотришь какие я тыквы вырастил. Выберешь себе, какая на тебя глянет, я тебе её отнесу. Да мороженое поедим, у меня пол морозилки этого добра и разговор к тебе есть.

-Что за разговор? Николаевич, если собрался отговаривать меня от переселения на дачу, то зря. Я как вчера с тобой поговорила, так наш разговор мне ещё большей уверенности добавил в правильности моего решения.
-Ты Алла, погодь, не торопись с ответом. Вот что я тебе скажу, иди ко мне в компаньоны.
-Что это такое?- удивилась Алла Борисовна и даже брови насупила.
-Вот что я тебе скажу, мы, старики мало кому нужны, а вот друг другу можем помочь, потому как очень понимаем наше одиночество. Хоть вот ты Алла, вроде с семьёй, а одинока. Нету тебе места не в их жизни и угла своего нет, всё оккупировали. Я тоже одинокий, не нужен ни дочери, ни сыну, но не пускаю их на свою территорию, потому что знаю, чем это кончается, редко когда всё хорошо. Чаще всё, как у тебя.
В общем, Алла Борисовна, поехали на зиму в мою квартиру жить. Не подумай, чего такого. Просто будем жить по стариковски, поддерживать друг друга. Я по магазинам буду ходить, по аптекам, а то и вместе прогуляемся. Не думай, я всё умею, и готовить и убирать, а стирать, сейчас машинки стирают, а вот от приготовленной еды женскими руками , не отказался бы. В общем вот такое у мня к тебе предложение.
Алла Борисовна молчала и плакала.
-Ты что обиделась?-испугался Антон Николаевич,-Ты прости, если что не так сказал, а только не смогу я тебя тут одну оставить.
-Нет, не обиделась,- поторопилась успокоить Алла Антона Николаевича,-Что про нас люди скажут?
-Кому мы нужны, чтобы про нас говорили, а если и скажут, так на каждый роток не накинешь платок. Пусть говорят.

 

В свою квартиру Алла Борисовна вернулась только за вещами.
-И куда ты собралась?-спросила Лена.
-На даче буду жить.
-Мам, ты взрослый человек, вполне адекватный. Тебя никто отсюда не гонит, ты сама приняла это решение, а будешь всем говорить, что из-за нас уехала жить на дачу. Мам, нужно заплатить квартплату. У тебя есть деньги? Я потом…
-Платите за всё сами, тем более я тут не живу. У меня здесь даже места своего нет, всё забрали.
Зазвонил мобильник Аллы Борисовны.
-Антон Николаевич, вещи собрала,-ответила на телефонный звонок Алла,- поднимайся, помоги мне пожалуйста, а то помочь некому,- и мать с укоризной посмотрела на дочь.
Антон спешил на помощь к своей, пока что компаньонке Алле. Он радовался, что уговорил её перебраться жить к нему в городскую квартиру и надеялся, что со временем, они станут ближе, чем..

Дорогие подписчики и читатели, а что вы думаете о поступке Аллы Борисовны? Правильно ли она поступила, что ушла в компаньоны Антона Николаевича, или всё таки нужно было терпеть и жить вместе с дочерью и зятем? Жду ваши комментарии.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:72 | 0,433sec