Великий дядя

Каково это остаться в восемнадцать лет одной на белом свете? Каких-то шесть лет назад у Кати были и родители, и бабушка с дедушкой. И тогда нелегко было, отец пuл, часто вместе с дедом, иногда и с мамой. Мама сильно 6oлeла. Вот и заглушала немного 6oль.

Первым не стало дедушки, потом отца, затем мамы и последней пoкuнyлa белый свет бабушка. Больше у Кати родственников не осталось.

 

После бабушки осталось немного денег, которые так быстро закончились. Работу в посёлке не найти. Была мысль, поступить в колледж в городе и найти работу, но уже конец сентября. Кто её там ждёт? Мелькнула мысль продать дом. Дом, хоть и не маленький, три комнаты и кухня, но старый. Дедушка говорил, что его отец с дедом строил. Выходит, дому уже лет семьдесят-восемтдесят.

Даже в доме оставаться ночью, тоже страшно. Однажды ночью какие-то пьяные парни в ворота стучались. Трезор всю ночь лаял, а она обняла свою кошку Мурку и плакала.

Парня у неё не было. Не обращают хорошие парни внимания на таких, как она. Они обращают на красивых и, у кого родители богатые.

Весь сентябрь Катя одна выкапывала картошку, собирала овощи, закатывала банки. Зима-то долгая. А мяса-то совсем нет. Есть четыре курица, да петух. Их тоже чем-то кормить надо. Или… Жалко.

***

Встала утром и пошла в магазин. Купила хлеба и подсолнечного масла. Вздохнув, посмотрела на конфеты и пошла домой.

Возле магазина стояли двое местных парней, который постоянно были пьяными. И сейчас стояли возле магазина и выпрашивали у знакомых мелочь, увидев её подошли:

— Катька, деньги есть?

— Нет.

— Ты что такая забитая, — подошёл один из них. – Купила бы бутылочку, пригласила в гости.

— Вас? – девушка поморщилась.

— Ну, ты совсем…

— Что к девушке престали? – раздался строгий женский голос.

Парни отошли, но один из них шепнул:

— Сегодня ночью в гости придём. Попробуй только не открой!

***

Настроение у Кати испортилось на целый день. После обеда стала картошку жарить, а в голову мысли нелегкие лезли.

«Они ведь и тогда стучались, а если сегодня придут. Участковому что ли сказать? А что ему скажу? Посмеётся только. А если они правда придут? Окна все перебьют. Надо Трезора на ночь с цепи спустить. Так они палки возьмут…»

Хорошенько поджарила картошку, аппетитная получилась. Мелко нарезала укроп, надеясь спокойно пообедать…

И тут услышала, что возле дома остановилась машина. Бросилась к окну. Из нового джипа вышел пожилой мужчина и направился к её воротам.

«Кто это?» — мелькнула в голове, и молодая хозяйка выбежала из дома.

Мужчина был, действительно, пожилой, но высокий и стройный. Смерил её взглядом и строго спросил:

— Ты кто такая?

— Катя? А вы кто?

Ответ мужчины буквально сразил девушку:

— Это наш дом. Я здесь жил с родителями и братом Димкой.

— Не жили вы здесь, — помотала головой девушка. – И никакого Димки здесь не было.

— А кто здесь раньше жил?

— Мы здесь всегда жили.

— Ну-ка, позови родителей! – приказал мужчина.

— Они умерли!

— А как их звали?

— Папу – Вадим, маму – Оля.

 

Они смотрели друг на друга и ничего не понимали. Девушка ещё раз оглядела этого мужчину и мотнула головой:

— Идёмте в дом!

Зашли. На лицо пожилого человека мелькнула ностальгическая улыбка, он втянул носом аромат жаренной картошки. А Катя достала старый альбом и, открыв первую страницу, на которой была большая бабушкина фотография спросила:

— Это кто?

Мужчина внимательно посмотрел и помотал головой:

— Не знаю.

Девушка пролистала ещё несколько страниц бабушкиного альбома и указала на портрет дедушки в молодости:

— Это кто?

— Димка, — голос пожилого человека дрогнул. – Мой младший брат.

— Дедушка Дима, ваш младший брат?!

— Да, — и вскрикнул, глянув на другую фотографию. – А вот наши папа с мамой.

— Выходит, вы мой двоюродный дедушка?

— Выходит, — и он нежно обнял свою внучку.

— Ой, — смущённо засуетилась. – Вы, наверно, кушать хотите? У меня только картошка.

— Вот как раз картошку я и хочу, жареную.

— Да, у меня жаренная с луком, и укроп свежий есть.

— Жареная картошка со свежим укропом…

— Садитесь! Я её только перед вашим приходом приготовила, — и спросила. – Вас как зовут?

— Для тебя дедушка Владимир.

— Великий дядя.

— Почему великий и почему дядя? – не понял гость.

— Старшего брата дедушки раньше так звали.

— Какая ты умная! Ладно, накрывай на стол, я сейчас, — и мужчина вышел.

Вернулся через пару минут с двумя пакетами, сунул их Кате:

— На разбирай! Не знал, что купить. Представления не имел, кто меня здесь встретит.

В первом пакете стояли три красивые бутылки в таких же красивых коробочках, но этот пакет Катю не заинтересовал. Зато другой… Казалось там были все самые вкусные шоколадные конфеты, самый дорогой кофе и чай.

Владимир Борисович занялся картошкой, но Катю картошка уже не интересовал, она стала заваривать чай.

— Катя, — вдруг спросил дедушка. – У нас с тобой здесь совсем родственников совсем не осталось?

— Нет.

Но почему-то от его фразы «у нас с тобой», так тепло стало на душе. Ведь она теперь не одна в этом огромном мире.

— Ой, что-то я увлёкся, — дед посмотрел на совсем пустую сковороду. – Тебе совсем не оставил.

— Ничего страшного. Я лучше чай с конфетами попью.

Стали пить чай и Катя, не выдержав, спросила:

— Дедушка, а почему я о вас ничего не слышала.

По лицу пожилого человека скользнула грусть:

 

— Полвека назад я ушёл отсюда в армию. Тогда мне восемнадцать было. Уже тогда знал, что не вернусь обратно. Высокомерным слишком был, мечтал о заоблачных высотах. К тому же с отцом мы всегда ругались. Как и я, хотел, чтобы всё по его было.

Отслужил два года. Вернулся. Сообщил, что поступил в военное училище. Отец в штыки, мама – тоже. Повернулся я и уехал.

Завертелась жизнь с такой силой: и Афган, и Чечня. А дома жена, сын, дочь, которых иногда по несколько месяцев не вижу. Так и не заметил, как дети выросли. Иногда вспоминал о родителях, писал письма, тогда ведь сотовых телефонов не было. Сын, как и я, закончил военное училище. Сейчас уже полковник на Дальнем Востоке служит. Дочь замуж тоже за офицера вышла. В Новосибирске они сейчас. По телефону иногда созваниваемся. Жена от меня давно ушла. Вышла во второй раз замуж.

Отслужил пятьдесят лет. И вдруг понял, что жизнь прошла, а я остался совершенно один. Сын военный, зять – тоже. Где завтра служить будут, не известно. Умру, никто на могилку не придёт.

Ещё понял, что это судьба мне отомстила, за то, что был плохим сыном. Даже на похороны к родителям не приезжал и не знал, когда они умерли. Вот и решил вернуться туда, где родился.

Владимир Борисович задумчиво пил чай, видно вспоминая свою жизнь. Затем поднял глаза на внучку:

— А здесь как жили?

— Прадедушку с прабабушкой я не помню. Жили мы все здесь в этом доме. Бабушка с дедушкой, папа с мамой и я. Папа с дедушкой пили, особенно папа сильно пил. Первым дедушка умер, когда я в пятый класс ходила, затем сразу папа, а через год мама. Мы с бабушкой вдвоём жили. Она недавно умерла, на прошлой неделе сорок дней было.

— Они на нашем кладбище похоронены?

— Да. Они все рядом. С прадедушкой и прабабушкой, — подумав, поправилась. – С вашими родителями.

— Катя, поехали прямо сейчас к ним.

— А на чем?

— Машина возле дома стоит. Что надо, заедем в магазине купим.

***

Она даже не могла представить, что такой мужчина может плакать, но сейчас он смотрел на неказистые могилки своих родителей, и слёзы текли из его глаз.

Девушка прибралась на могилках, положила цветы.

— Катя, пошли закажем всем надгробья! – произнёс Владимир Борисович. – Я видел, здесь рядом.

Зашли в мастерскую. Девушка сама выбирала, как будут выглядеть могилки её родственников, какая будет оградка Дедушка не вмешивался, только в конце, ткнув на чертеже на свободное место возле своих родителей с грустной улыбкой на лице произнёс:

— Катя, ты похоронишь меня здесь!

— Дедушка, что ты говоришь? – испуганно произнесла девушка.

— Ну, не завтра же. Лет пять-десять ещё проживу.

***

Возвращаясь, домой они накупили продуктов, и внучка приготовила ужин. Постелила деду в комнате, где он спал, когда был маленьким. Дедушка заснул сразу.

Девушка долго не могла заснуть, о таком повороте судьбы он не могла и подумать. Когда глаза уже стали слипаться с улицы раздался пьяный крик:

— Катька, открывай!

Девушке стало страшно, она осторожно выглянула в окно. Те самые парни продолжали кричать и угрожать, размахивая руками. Стало страшно.

 

— Внучка, что там! – проснулся её великий дядя.

— Они пьяные, опять пришли, — сквозь слёзы проговорила Катя.

— Поспать не дадут, — дедушка надел спортивный костюм и сунув ноги в тапки, направился к двери.

— Не ходите!

Набросила старенькую куртку и бросилась следом. По пути отцепив своего Трезора.

Когда выбежала на улицу, увидела, что парни, спотыкаясь, пытались убежать, а дедушка подгонял их подзатыльниками.

— Катя, ты, что выбежала!

— Я испугалась, — произнесла девушка, вытирая слёзы.

— Ничего не бойся, внученька! Я ведь с тобой!

***

Уснуть после этого инцидента они уже не могли. Катя разогрела чай. После которого, дедушка предложил:

— Пошли мой дембельский альбом посмотрим, — он улыбнулся. – Мои подчинённые мне на память сделали.

На первых страницах были чёрно-белые фотографии мальчишки в армейской форме. Затем офицерское училище. Вот уже офицер. Перед взором девушки проходили войны и мирная жизнь его дедушки. Она уже стала считать его своим дедушкой.

И вот последние странички. Катя с удивление посмотрела на владельца этого альбома:

— Дедушка, вы генерал!

— Да. У меня в машине и мундир лежит. Так что ты теперь генеральская внучка.

***

Ещё совсем недавно, жизнь Кати казалась безнадёжной и вдруг всё изменилось.

Её, действительно, стали считать генеральской внучкой. Стала ловить на себе взгляды парней.

Дедушка всю осень закупал стройматериалы. Дом-то старый, вот он и решил коттедж построить. Деньги у него были. Проект будущего коттеджа Катя сама выбирала.

А весной началось строительство прямо за старым домом. Каждое утро приезжала бригада строителей. Через месяц уже фундамент залили, стали первый этаж кирпичом выкладывать.

Командовал строителями пожилой мужчина, Юрий Фёдорович. Вместе с ним работал его сын Матвей. На вид, обычный парень, но такой серьёзный. Дедушка, сказал, что рабочие должны нормально питаться, и Кате приходилось готовить им обед. И почему-то, когда этот Матвей оказывался рядом, замирало девичье сердечко, но он, похоже, не замечал этого. В голову сразу нерадостная мысль приходила:

«Разве такой парень обрати на меня внимания?»

И вот однажды, когда она, как обычно, накрыв в беседке стол, пошла на стройку пригласить рабочих на обед, случайно услышала обрывок разговора и остановилась, поняв, что речь идёт о ней:

— Матвей, ты ведь от неё глаз не отрываешь? Взял бы да пригласил куда-нибудь.

— Скажешь тоже, она генеральская внучка. А я кто?

— Ну, и что? Девчонка она нормальная. А как вкусно готовит!

Катя даже забыла, куда шла. Опомнилась лишь через пару минут. Подошла к рабочим и произнесла:

— Обедать! – но голос, почему-то дрожал.

***

 

Воскресенье у всех выходной, и у Кати тоже. Вот уж до неожиданного появления дедушки не подумала бы, что придётся по шесть дней в неделю работать. Но сейчас была счастлива:

«Дедушка сказал, что новый дом останется мне. Интересный он человек. У него же свои внуки есть. Говорит, что сын и дочь сами всего добьются. Он словно хочет искупить вину перед родителями, перед братом. Ведь он генерал, мог бы где угодно жильё получить. Говорить: на родину потянуло».

Тут девушка услышала, что возле дома остановился автомобиль, бросилась к окну. Это был автомобиль Юрия Фёдоровича, их бригадира, но из него вышел только Матвей. Он был не в спецовке, как обычно, а в джинсах и новой рубашке, к тому же модно пострижен.

«Почему с этой стороны подъехал? К кому это он? – мелькнуло в голове, но тут же стало понятно, что вопросы глупые.

Сломя голову бросилась во двор. Вспомнила, что даже не привела себя в порядок, но уже раздался стук в дверь. Бросилась, открыла, лихорадочно проводя рукой по волосам.

— Здравствуй, Катя! – неуверенно произнёс парень!

— Здравствуй. Матвей!

— Я это… пришёл…, — тряхнул головой, словно прогоняя робость. – Катя, пошли погуляем!

Лицо девушки озарила улыбка, он кивнула головой. Затем, немного опомнившись, добавила:

— Только ты немного подожди! Я оденусь. Ты проходи, проходи!

— Я в беседке посижу!

Девушка забежала стала метаться. Владимир Борисович с удивлением посмотрел на неё:

— Катя, что с тобой? – но глянув в окно, улыбнулся. – Понятно!

***

— Ну, что, Владимир Борисович, принимать будете?

Генерал с удовольствием глянул на сияющий свежестью новый коттедж:

— Что принимать-то? На глазах вырос, — достал из кармана бумажник. – Так, сколько я там остался должен?

Но бригадир перехватил его руку:

— Не надо! С рабочими мы уже рассчитались, а это пусть останется молодым на мебель. Мы же с вами через неделю родственниками станем.

— Что же, Юра, ты тогда всё выкаешь?

— Не буду больше. Володя, ты, где думаешь свадьбу им справлять?

— Да здесь и справим, — генерал кивнул на коттедж. – Первый этаж пока пуст. Расставим столы. Я здесь соседок пригласил, они помогут столы накрыть.

— А на сколько человек?

— Это, Юра, сколько у тебя будет. У Кати, кроме меня, родственников нет. Я своих детей и внуков пригласил, но сомневаюсь, что они приедут.

— А ты Кати, разве ни родной дедушка.

Но тут тихо подошла сама девушка, улыбнулась своей лучезарной улыбкой:

— Он для меня великий дядя!

— Конечно, родной! – и обнял свою внучку.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,417sec