Верный друг

Санька родился и вырос в небогатой семье, жили они в маленьком городке. Мальчик рос добрым приветливым, доверчивым, первый помощник отцу с матерью. Приятелей у него было много, а вот настоящий друг один. Они с Толиком не помнили, когда познакомились, с малых лет дружили. Толик был полной противоположностью Саньки, дерзкий, бесшабашный, первым на рожон лез, а как отвечать за свои поступки, так в кусты. Так случилось и в тот роковой день.

 

Друзья уже школу закончили, учились в одном заведении — профессию одинаковую выбрали. Да так получилось, что влюбились в одну девушку, которая училась в параллельной группе, красавицу Алёнку. А она Саньку выбрала, стали встречаться, друг без друга и дня прожить не могли.

С тех пор как чёрная кошка между друзьями пробежала. Стал Толик постепенно отдаляться от Саньки, часто занятия пропускал связался с нехорошей компанией. Он и в школе то стоял на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних и всё тянуло его на «подвиги» От многих неприятностей отговорил его Санька, просил бросить тех дружков, да тот только посмеивался, говорил:

— Ничего ты, Санёк, не понимаешь, вот там и есть настоящая жизнь!

Вернулся как — то Саша с учёбы, пошёл прогуляться до Толика, на звонки тот перестал отвечать, хоть узнает, всё ли в порядке у него. Слышит, в парке крики, ругань, он быстрее туда. И тут его взору предстала такая картина: Толя с дружками какого-то парня избивают. Тот, бедный, уже и признаков жизни не подаёт, а они не отстают, совсем озверели. Подбежал Санька, друга тянет. Тут сирена милицейской машины послышалась, совсем близко. Все врассыпную, когда сотрудники милиции подъехали у лежащего избитого парня только их с Толиком и обнаружили.

На них завели уголовное дело, домой под подписку о невыезде отпустили. В этот же вечер мать Толина Саньку у подъезда его дома подкараулила, говорит, у самой слёзы ручьями из глаз:

— Сашенька, Христом богом молю тебя, возьми вину на себя. Тебе срок небольшой дадут, а наш оболтус по полной теперь загремит, и так у нас милиция не выходя. Тех-то слава богу не нашли, а то бы групповое нападение… А так ты один, да и парню-то тому избитому, говорят лучше. А мы матери твоей денег дадим, много денег, есть у нас, на машину копили, да бог с ней, с машиной. Ну, согласен?

Ничего не ответил ей Санька, а она ему вдогонку:

— Эх ты, а я думала, вы друзья…

Суд был открытым, народу много собралось тогда, была и мать Санькина, которая чуть с ума не сошла, когда сын заявил, что это он один… он избил, он виновен.

Заулыбалась мать Толика да и тот мигом духом воспрял.

Осудили Саньку, особо и не разбирались, кто виновен, отправили на «химию». Мать звонила, спрашивал у неё про Толика, а она говорит, сразу после суда они вообще из города уехали, а куда, не известно, никаких денег они не отдавали. Парень тот, избитый, не выжил. Да и Алёна вдруг перестала ему писать.

Не озлобился Санька, всё таким же доверчивым был. Его уже собирались раньше домой освободить, да не получилось.

 

Попал к ним парнишка один, чего его так не взлюбили, только стали чморить парня, проходу не давали. Не сдержался однажды Санька. Сам не понял как получилось, очнулся, когда уже один из тех в луже крови лежал.

И снова суд, а дальше уже тюрьма… и «золотые купола на груди наколоты»

Освободился через семь лет. Только от того Саньки уж мало что осталось. Мать извелась вся, от горя умерла, а отец ещё раньше её. Был он как зверь раненый, долго к нормальной жизни возвращался, но решил — к прошлому возврата нет. Знакомые на работу взяли.

Возвращался он как-то вечером со смены, а навстречу по улице…. Алёна! Сердце бешено в груди заколотилось, будто и не было этих долгих лет разлуки. Зашли в кафе, потом весь вечер гуляли по городу. О прошлом боялись друг у друга спрашивать. Первой Алёна заговорила, прощения стала просить за то, что другим поверила в виновность Санькину. Она замужем, детей нет. У мужа свой бизнес. Они с ним, как чужие давно, хотела уйти, не отпускает. В родной город приехала навестить квартиру родителей.

На следующий день Алёна сама вечером к Александру пришла, чувства с новой силой вспыхнули.

Решили больше никогда не расставаться.

— Я сегодня же мужу позвоню и объясню всё. Мне от него совсем ничего не нужно.

Позвонила. В тот же день её муж примчался в город, да не один. Не такой он был, чтобы своё вот так просто отдавать. И не бизнесменом оказался он, а самым что ни на есть криминальным авторитетом. Решил устранить соперника и, как всегда всё сделать чужими руками.

Вечером Алёна с Санькой домой возвращались, в ту квартиру, где Алёна раньше с родителями жила. На улице уже стемнело. Поодаль от дома машина незнакомая стоит, через пару минут ещё одна подъехала, приоткрылось окно. Вдруг из той машины, что у дома стояла кто-то выскочил и к ним, кричит кому-то:

— Стой! Не стреляй!

Когда он уже подбежал к ним, заслоняя собой Саньку, раздался выстрел и машина быстро уехала.

Алёна с Санькой и опомниться не успели. У их ног лежал мужчина, прижав руку к груди, между пальцев струились ручейки крови.

Санька развернул его, приподнял голову.

— Толик?! — удивился он, — ты? Здесь?

— В расчётах, — из последних сил выдавил тот, — она твоя. Прости…. за всё…

И замолчал. Навсегда.

— Толик — мой муж, — проговорила сквозь слёзы Алёна, — это он оговорил тебя тогда, я дура, поверила, уехала с ним. А сейчас… Ты понимаешь, он же тебя хотел убить.

Но почему он так поступил? Видно что-то человеческое в нём всё же осталось.

Санька с Алёной поженились, сейчас у них уже и сын, и дочка подрастают. О прошлом стараются не вспоминать, хотя забыть невозможно.

Галина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,335sec