Трудное счастье

— Девочки, после работы не расходимся, посидим немножко и отметим мой день рождения, — объявила в пятницу главный бухгалтер. Она пришла на работу нарядная, с тортом, упаковкой мясной нарезки и с бутылочкой дорогого вина.

Тут же все бросились её обнимать и поздравлять. Поздравила и Татьяна. Она ведь пришла работать в компанию совсем неопытной, огребала по полной программе за ошибки, но искренне считала Нину Ивановну своим учителем. Та обняла Татьяну и шепнула на ушко:

— Ещё немного поработаю и на покой уйду. Тебя, Танечка, планирую на моё место предложить. Уверена, ты справишься. Ты дисциплинированная, серьёзная…

Татьяна не успела поблагодарить за оказанное доверие, как уже следующая коллега подошла с поздравлением.

 

Работу закончили раньше, освободили от бумаг большой стол в кабинете главного бухгалтера, накрыли бумажной скатертью, выставили на него всё, что нашлось в холодильнике. К началу празднования пришёл и директор с начальниками других отделов компании. Вручил большой букет роз, подарок. Снова стало шумно. Татьяна под шумок выскользнула из кабинета.

— Ты куда это собралась? Мы же только сели за стол, — догнала её в коридоре коллега и подруга Галина.

— Мне надо идти, отец дома один.

— Посидела бы немного, хоть полчасика, ничего с твоим отцом за это время не случится, — сказала Галина.

— Не уговаривай. Не любит он, когда я задерживаюсь, волноваться начнёт, давление подскочит. В его возрасте это опасно.

— Да в каком таком возрасте? Сколько ему?

— Семьдесят один, — вздохнула Татьяна.

— Разве это возраст? В этом возрасте иные мужчины ещё влюбляются и женятся…

— Правда, Галь, мне надо идти. Извинись за меня. — Татьяна развернулась, собираясь уйти, но Галина удержала её за руку.

— Загнала ты себя в угол. Ты же молодая, никакой личной жизни. Разве это нормально? Твой отец что, не хочет, чтобы у тебя семья была? Внуков не хочет?

— О каких внуках ты говоришь? Мне сорок два уже…

— И что? Ты раньше времени крест на себе поставила. Такими темпами ты вперёд отца … Ой, прости, – осеклась Галина, заметив осуждающий взгляд Татьяны. — Но кто тебе правду скажет, как не я? Он что, болен?

— Да нет, просто стареет, боится умереть в одиночестве.

— Я не понимаю тебя, Тань. Твоя мать вокруг него всю жизнь плясала. И где она? Теперь ты…

— Хватит. Это моя жизнь. — Татьяна отняла свою руку и торопливо пошла по коридору к своему кабинету за одеждой.
Галина с сожалением и жалостью посмотрела ей вслед.

А на улице пахло весной, почти весь снег растаял, ещё немного и набухнут почки на деревьях… По дороге домой Татьяна зашла в магазин. В кассу стояла очередь. Она посмотрела на часы. Время есть, с работы ушла раньше, до дома минут десять идти, успеет. И Татьяна успокоилась.

Дома она специально шумно раздевалась в прихожей, чтобы слышал отец. Отнесла продукты на кухню и зашла в комнату. Отец лежал на диване и смотрел телевизор.

— Пап, я пришла. Что смотришь?

Потому, как напряжённо отец смотрел на экран, она поняла, что он недоволен. А когда он был чем-то доволен?

— Пап, как ты себя чувствуешь? – терпеливо спросила Татьяна.

— Домой ты, погляжу, не торопилась. Всё гулянки на уме. А у меня давление. Умру тут один, ты и знать не будешь, — проворчал отец, бросив недовольный взгляд на дочь.

— Какие гулянки? Да я же всего на минутку задержалась, в магазин зашла. Сейчас. – Она подошла к шкафу, достала тонометр и с ним вернулась к отцу.

— Давай руку, давление измерю.

Отец не шелохнулся.

— Пап, ну что ты как маленький? Не упрямься.

Он нехотя протянул руку. Татьяна надела манжету, стала работать грушей.

— Что ты придумываешь? У тебя идеальное давление.

— Ты измерять не умеешь. А я чувствую, что есть давление, — буркнул отец.

 

Татьяна понимала, что он не молод, нуждается в заботе и уходе, всю жизнь проработал на стройке. Но это не значит, что можно целыми днями лежать на диване.

— Может, врача завтра вызвать? – предложила она.

— Что они понимают, твои врачи? Выпишут пилюли и всё. Никакого толку.

Татьяна убрала тонометр и ушла в свою комнату переодеваться. Потом она готовила ужин и вела про себя нескончаемый диалог с отцом.

«Мне тоже хочется отдохнуть. Целый день сижу перед монитором, глаза болят. Могла бы сидеть сейчас с коллегами, есть торт и пить вино. Мне должность обещают, а я сбежала. А если Нина Ивановна обидится?

Я взрослый человек, надоело, что ты меня контролируешь, ко всему придираешься. Мог бы хоть в магазин сходить в соседний дом. Галина права, я так сама скоро заболею. Сил никаких нет…»

Татьяна оборвала себя, не хорошо так разговаривать с отцом, даже если он не слышит. Неизвестно, как она себя будет чувствовать в его возрасте, может, ещё хуже капризничать будет. Только перед кем?

Сколько она себя помнила, мама всё делала сама: убирала квартиру, готовила, таскала тяжёлые сумки из магазина. Отец считал, что не мужское дело хозяйством заниматься, тем более, когда в доме две женщины. И не важно, что второй женщине было совсем мало лет.

Не помнила, что бы мама праздно лежала на диване. Всё время что-нибудь делала: готовила, шила, вязала… Став постарше, Таня ей помогала.

— Танечка, иди, погуляй. Замуж выйдешь, ещё успеешь наработаться, — говорила мама, жалея её.

Когда Татьяна привела домой будущего мужа Валерия, отец долго его разглядывал, потом сказал, что тунеядцев в своём доме не потерпит. Он сам всё своим горбом заработал. Пусть не рассчитывает на квартиру…

Татьяна видела, что Валера едва сдерживается, чтобы не уйти. Потом сказал, что ни за что жить с родителями не будет. После свадьбы они сняли квартиру. Она часто заезжала к родителям, старалась помочь маме. У неё часто было высокое давление.

Валера ревновал, не верил, что она ездила к родителям, они ссорились. А когда мама умерла от инсульта, Татьяна стала ездить к отцу каждый день. Валера не выдержал и ушёл, подал на развод. Потом, конечно, пытался вернуться, но Татьяна уже переехала к отцу.

Она пыталась бунтовать, но заканчивалось это всегда одинаково. Отец притворялся, что у него сердечный приступ, что умирает, просил вызвать «скорую». Потом приходилось оправдываться пред бригадой скорой помощи, сгорая от стыда, потому что у отца со здоровьем всё было в полном порядке, а Татьяну ругали за ложный вызов.

Стоило Татьяне задержаться после работы, как отец встречал её упрёками, обзывал. Мужчины поначалу ухаживали за ней. Но отца она бросить не решалась, как и привести в дом мужчину. Так и жила с отцом, ни семьи, ни детей.

Татьяна перемыла посуду после ужина, вымыла пол в прихожей. Заметила на подошве ботинок отца свежую грязь. Значит, на улицу он всё же выходит, когда она на работе. Но ничего, конечно, не сказала. Просто ушла в свою комнату. К громко работающему телевизору она уже привыкла.

Однажды Галина сказала, что смотреть, как Татьяна губит свою жизнь, больше не может. Она купила билеты и в начале июня они вместе поедут на юг. Никаких отговорок не принимает, силой увезёт, если потребуется.

— А как же отец? – заволновалась Татьяна.

— Да он здоровее тебя. Приготовь еды на первое время, попроси соседку какую-нибудь присмотреть за ним. Уедешь всего на десть дней. Тебе нужно срочно отдохнуть.

 

Татьяна не могла не согласиться. На юге была только однажды, в самом начале своей супружеской жизни с Валерой. Приближалось время поездки, а она всё сомневалась, ехать или нет. Только накануне сказала отцу о своём отъезде.

Как обычно, он начал обзывать её и кричать, что она хочет его смерти. Неожиданно для самой себя Татьяна резко оборвала его.

— Даже служанки имеют право на отпуск. За десять дней ты не умрёшь. На первое время я наготовила тебе еды. Договорилась с тётей Любой с третьего этажа, она присмотрит за тобой. Ключи я ей оставлю, а то ты ведь можешь и не открыть ей дверь. И нечего притворяться, что у тебя давление. Я знаю, что днём ты выходишь на улицу. Магазин в соседнем доме, если надо, сходишь за продуктами. Как принимать таблетки, я написала.

Отец хлопал глазами, не ожидая от дочери такой смелости и неповиновения. Татьяна закрылась в своей комнате, пока за ней не приехали подруга с мужем. Поезд отправлялся на юг в два часа ночи.

В поезде Татьяна ещё переживала, но когда увидела море, обо всём забыла. Через несколько дней она загорела, похорошела и помолодела.

— Ну вот, совсем другое дело. Стала похожа на прежнюю Татьяну. Мужчины глаз с тебя не сводят.

— Где? – Татьяна завертела головой и увидела неподалёку высокого подтянутого мужчину, который действительно смотрел на неё.
Его лицо показалось ей знакомым. А когда он, улыбаясь, подошёл, и назвал её по имени, тут же вспомнила своего однокурсника из института.

— Юрка! — обрадовалась она искренне. – Ты здесь в отпуске, с семьёй?

— Жена умерла. Долго болела. Дочь отправила отдохнуть. Я здесь действительно ожил. А ты с Валеркой?

— Неужели помнишь? – удивилась она.

— Ещё бы. Я ведь был влюблён в тебя. А он тебя ждал у института каждый день.

Татьяна действительно тогда так была влюблена в Валеру, что ничего не замечала вокруг.

— Мы развелись. Я с отцом живу.

— Что-то ты грустно как-то говоришь об этом.

— Характер у него ещё тот. Подруга чуть не силой увезла меня сюда. Надо же, живём в одном городе, а встретились здесь.

— Это судьба, — сказал Юра.

Каждый день они теперь гуляли вместе. Галина находила причины, чтобы оставлять их наедине.

— Тань, ты одна, я тоже один. Мы могли бы вместе… Дочь вот-вот замуж выйдет. Она будет только рада. Что молчишь, Тань? – сказал он накануне отъезда Татьяны домой.

— Не знаю. Отец… У него сложный характер. Валерка не выдержал…

— Я же не Валерка. Ты думаешь, мне домработница нужна? Мы с женой все вместе делали, дочь не даст соврать. Вот встретил тебя и понял, что до сих пор… Поверь, ты не пожалеешь…

— Что ж, можно попробовать. Только я должна с отцом поговорить, подготовить его. Хорошо?

Юре пришлось остаться на несколько дней. Билетов не было, поменять не удалось. Всю дорогу домой Галина уговаривала Татьяну не поддаваться на жалобы отца и наладить свою личную жизнь.

— Он любит тебя, это же видно. Нормальный же мужик. Вы такая красивая пара, ты еще родить можешь.

Татьяна о таком даже не мечтала. Она чувствовала себя помолодевшей, словно гири с ног упали. Вот только как встретит её отец?

Татьяна вошла в квартиру и поразилась чистоте и тишине. Она сразу позвонила отцу, но его телефон лежал на столе. Татьяна бросилась к соседке, думая о плохом. Навстречу ей по лестнице поднимались отец с тётей Любой, о чём-то оживлённо беседуя. Отец нёс пакет с продуктами! Увидев дочь, он растерянно замер на месте.

 

— Танечка, уже вернулась? Как отдохнула? А мы вот из магазина идём, — нашлась тётя Люба.

— Как вам удалось вытащить отца из дома? — только и сказала Татьяна.

— Пойдём, я всё расскажу.

Татьяна смотрела и не узнавала отца. Он был бодр, не ворчал, не ругался, претензий не предъявлял. То и дело ласково поглядывал на соседку.

— Тётя Люба, что вы с ним сделали? Я отца не узнаю.

— Да ничего. Мы с ним каждый день гуляли в парке. Старики должны жить со стариками. Мой муж ведь с твоим отцом дружил, вместе работали, Царство ему Небесное. Вот что, Танечка, мы решили со Степаном жить вместе. Одной скучно, поговорить не с кем. Сын далеко, внуки тоже взрослые, не приезжают. Да и тебе пора о себе подумать. Ты не против? – спросила тётя Люба.

— Нет, конечно. – Татьяна не верила своим ушам.

— Вот и хорошо. Жить мы будем у меня. А ты свою жизнь устраивай. Молодая ещё.

Отец хотел что-то сказать, но тётя Люба накрыла его руку ладонью, и он промолчал.

Татьяна впервые осталась в квартире одна. Она всё ждала, что сейчас войдёт отец, и всё будет по-прежнему. Но он не пришёл. Спать после таких событий не хотелось, и она позвонила Юре.

— Вот и хорошо. У меня квартира больше твоей. Будем жить у меня. Я через два дня приеду…

— Как, так сразу? – растерялась Татьяна.

— А чего тянуть? И так столько лет потеряли.

Жизнь начала так круто меняться, что Татьяна не успевала осознать перемены. Юра вернулся в город, приехал за ней. Квартира действительно у него оказалась большой и просторной. Первые дни было неловко, здесь ведь жила другая женщина.

— Жена умерла два года назад, я сделал ремонт, не мог жить, где всё напоминало о ней, — успокоил её Юра.

Через два дня они приехали к Татьяне за вещами. Она зашла к соседке и рассказала ей о себе.

— Вот и правильно. Хватит одной быть. А что же квартира? Пустая будет стоять? Может, сдавать? Деньги не лишние.

— Делайте, что хотите. — Она хотела добавить, что вряд ли вернётся сюда, но промолчала. Кто знает? А вдруг у них с Юрой ничего не получится?

Но всё получилось, даже лучше, чем мечтала Татьяна. Дочка Юры практически жила у своего парня, им не мешала. Жалко, что родить так и не получилось. Но они будут помогать растить внуков, возить их на море…

На работе все заметили в Татьяне перемены. Её трудно было узнать, так она похорошела. А вскоре главный бухгалтер действительно ушла на пенсию, и она заняла её место.

Татьяна спешила домой, ведь там ждал её любимый человек. А он к её приходу уже картошку почистит или макароны отварит. Вместе после ужина смотрели сериалы, говорили обо всём и не могли наговориться. Татьяна чувствовала себя счастливой. Обиду на отца она не держала. Он ведь тоже не был счастлив один, тоже страдал от своего характера.

Плохо, когда кто-то из родителей теряет на старости лет свою вторую половину. Из-за одиночества и страха заболеть всячески стараются удержать детей возле себя, манипулируя чувством долга, которое убивает любовь. Нельзя сверх меры опекать детей, как нельзя делать из взрослого ребёнка сиделку для себя.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,365sec