Его жизнь была в небе, а на земле не получалось

Телефон звонил настойчиво, Георгий глазами поискал его, взял со стола и ответил:

— Привет, отец, — услышал он голос своего сына Павла, который раньше жил с матерью в столице, потом женился, и отец подробностей о его жизни почти не знал, ладно хоть когда-то обменялись номерами телефонов.

С женой Георгий в разводе много лет, жили далеко друг от друга, были абсолютно чужими.

— Привет, сын! Как-то неожиданно, ты где? – поинтересовался Георгий.

— Да здесь я, в аэропорту, прилетел к тебе по делу. Не телефонный разговор. Извини, что не созвонился заранее.

— Запоминай адрес и приезжай, — ответил отец.

 

Георгию далеко за шестьдесят, он военный пенсионер, раньше служил за штурвалом вертолета. Окончил военное училище и с тех пор летал на вертолете. Где он только не летал. Небо над горами и лесами, над пустыней – это была его дорога. Небо – это его жизнь, там он себя чувствовал прекрасно, как дома. А вот на земле…

Павел вошел в квартиру, отец еле узнал его. Раздавшийся в плечах и в ширину тоже, сын казался богатырем на фоне отца.

— Привет, — обнял Георгий сына и тот его. – Ну ты закабанел Паша, откуда в тебе столько массы, – удивленно разглядывал его отец.

— Сам не знаю, — вроде еще не старый, — улыбался сын, — всего-то сорок два.

— Даа, сколько же мы с тобой не виделись? Наверное, лет пятнадцать, — проговорил отец.

— Да, наверное, как-то так получается, когда мне становится трудно, приходится обращаться к тебе, — грустно сообщил Павел.

— Что, опять проблемы?

— Да, проблемы, отец. С матерью у нас не лады, — сын не называл его ни папой, ни батей, а просто — отец.

Оказывается, сын развелся со своей женой, оставил ей с дочкой квартиру и решил вернуться к матери на первое время. Но мать его не пустила в квартиру, она живет с каким-то мужчиной.

Когда Павел женился, мать уговорила сына переписать свою долю квартиры на неё, и еще осталась доля Георгия в той квартире, потому что при разводе с женой, он ушел из дома с одной сумкой, все оставил жене и сыну.

— Отец, ты не смог бы переписать свою долю в квартире на меня, иначе меня мать туда не пускает. А так, если твоя доля будет у меня, я смогу жить в той квартире, как полноправный хозяин. Сам знаешь, как в столице с жильем.

— Так сними квартиру и живи, — предложил отец.

— Дорого очень, у меня зарплата не позволяет.

Георгий задумался, перед ним встала картина, как он познакомился с Галиной, матерью своего сына. Когда учился на последнем курсе военного училища отправился в увольнение с группой курсантов погулять по городу, потом на танцплощадку, там и познакомились с девчонками. Время у них было до одиннадцати вечера, за это время они все успели, даже искупались в реке, а потом вернулись в казарму. Было о чем вспомнить курсантам.

Прошло некоторое время и Георгия вызвали к командиру. Командир спокойно, без злости и без попытки оказать на него давление, сказал:

— Ну что курсант, у тебя два варианта. Или ты женишься на девушке, с которой познакомился в увольнении, и теперь она от тебя ждет ребенка, или выгоним тебя из училища за аморальное поведение. Георгий словно получил удар по голове, в то время моральный кодекс был еще силён.

Ответ Георгий дал сразу же:

— Женюсь! Последний курс учебы, как же это все бросить?

— Понятно, даю тебе три дня по семейным обстоятельствам, улаживай свои дела.

Быстро поженились, а потом служба в гарнизоне. Дали им с Галиной отдельную комнату в общежитии, как молодой семье, а впереди — служба. Большую часть времени молодой офицер был на службе, осваивал новую технику, летал на вертолете. Там в общежитии и родился сын Павлик.

Потом было много переездов, жили в разных уголках страны, и на севере и даже в пустыне. Потом полетел в Афган, там уже был один, Галину с сыном отправил к её родителям. Там у него времени абсолютно не было, и днем и ночью вылеты. Можно сказать, что жили в кабине, работали много.

 

В это время от жены пришло письмо, в котором она упрекала его, что некоторые его однокурсники уже в Москве получили квартиры и там служат, получили звания майоров и подполковников, а он такой неудачник служит там.

— Что ты летишь туда, куда тебя гонят, нам с сыном тоже нужна квартира.

Жена не хотела понимать, что у него приказ, и он не может его нарушить. Но вскоре его перевели оттуда за заслуги, и он тоже получил квартиру в Москве. Получил звание майора, на пенсию вышел рано в тридцать восемь лет, набрался стаж.

Когда вышел на пенсию, вот тогда только он узнал свою Галину. А так не было времени на семью, служба и служба. Пока был дома, осматривался на гражданке, понял, что они с женой совсем чужие. Сын тоже вырос. Рядом с Галиной он не чувствовал тепла, просыпался по утрам как будто в чужом месте, а не в своей квартире. А Галина тоже привыкла жить одна. Когда муж приехал и был рядом, ей было все равно, она жила своей жизнью. Георгий с женой смотрели в разные стороны и не понимали друг друга. Утро начиналось со скандалов, жену все раздражало:

— Ну что ты бросил свою рубашку, а почему ключи не на месте? Почему не убрал за собой тарелку, почему кружку не вымыл? Мог бы и сам приготовить обед, убери со стола.

Он понимал, что длительная разлука сделала свое дело, да и любви-то у них не было. Поженились, как говорят, по залету. Он в принципе и не мог злиться на жену, такая у них была семейная жизнь, вроде бы вместе и не вместе.

Постепенно такая жизнь не стала устраивать ни его, ни Галину. Георгия заполняла какая-то пустота, эта пустота стала вытягивать из него жизненные силы. У них начались постоянные скандалы на пустом месте.

Георгий не смог себя найти на гражданке, а потом решил не мешать жить жене. И как приехал с одним чемоданом, так с ним и уехал. Уехал к другу в Сибирь, там нужны были вертолетчики, правда это была уже не военная служба. Георгий устроился хорошо, на высокооплачиваемую работу, были и длительные перелеты. Потом получил квартиру и летал, летал, радовался, потому что небо для него – это жизнь.

Личная жизнь у него не наладилась, жена подала на развод, когда он уехал, потом сообщила, что они уже в разводе и абсолютно чужие люди. Прошло много времени, прежде чем он познакомился с Верой, та работала у них на аэродроме. Тоже одинокая женщина, встречались, но замуж он ей не предлагал.

Потом сын попросил денег на свадьбу и приглашал его, но он не поехал. Правда Павел приезжал в гости с женой к нему буквально на два дня. Вот с тех пор больше и не виделись.

Георгий летал, но время неумолимо подходило к тому моменту, когда его должны были «списать» с летной работы. Возраст и состояние здоровья. Он боялся этого момента, всегда говорил другу:

— Вот спишут меня, а впереди – пустота. И что я буду делать, как жить?

— Ну не ты первый и не ты последний, меня тоже «списали». А я живу и ничего. Вначале было трудно, хотелось в небо, но такова наша судьба, пора и присесть на земле. Просто я тебе советую жениться, мы с женой живем вдвоем, все равно веселей, а ты один. Я даже и не представляю, как это одному жить.

Пришло то время. И жил теперь Георгий только на земле, посматривал в небо, и не мог спокойно пропустить, когда там высоко летел самолет или вертолет, стоял и провожал взглядом, пока не скроется маленькая точка вдали.

— Дааа, жизнь, вот и спустили меня на землю, — всегда говорил он и шел дальше.

Прислушался к совету друга, созвонился с Верой и предложил:

— Слушай, Вер, может нам объединиться по старой дружбе, ты одна, и я один. Как ты на это смотришь?

— Ой, Георгий, даже и не знаю, ко мне иногда внука привозят, дочка уж третьего родила, вот приходится помогать ей. Так-то можно конечно, если ты не будешь против внука. Ему уж два годика. Просто не всем нравятся чужие дети, я это понимаю, — откровенно говорила Вера.

 

— Ну я не против, наоборот веселей будет, я ведь даже и не заметил, когда мой сын вырос, все время на службе был, а внучку тем более не видел. Переезжай ко мне, у меня квартира больше и свободней, у тебя в однушке тесновато.

Так и жили вдвоем Георгий и Вера, хорошо жили, он даже не представлял, что так можно жить, она ему не мешала и не раздражала. А с женой раньше жили, как кошка с собакой, мешали друг другу, ругались из-за каждой мелочи. А тут даже внучок Никита не мешал, а наоборот словно вдохнул в него струю свежего воздуха. Ползал с ним по полу, катал его на спине. А тот еще лепетал: «деда, деда», а у деда от этого лепета сердце радовалось.

В тот день, когда приехал Павел, Вера повезла внука к дочери, поэтому Георгий дома был один. Сын спросил:

— Ты так и живешь один?

— Нет, просто Вера внука увезла к дочери, — ответил он и улыбнулся от умиления, когда вспомнил о Никите.

А Павел это заметил, но ничего не сказал, ему было немного обидно, ведь у них с отцом никогда не было теплых отношений.

— Знаешь сын, я не хочу даже вникать во все ваши квартирные дела с матерью, я тебе дам денег и купи себе однокомнатную квартиру. Свой угол обязательно нужен. У меня есть накопления, зарабатывал прилично.

Павел конечно обрадовался, не ожидая такого подарка. Потом забрав деньги попрощался и уехал, даже не оставшись переночевать, правда поблагодарил отца. А Георгий после ухода сына подумал:

— Даже не поговорили толком и общих воспоминаний нет, сразу перешли к делу. Это была какая-то пустая встреча. Интересно, встретимся ли еще раз…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,376sec