Вроде сломанной куклы

— Ну знаю дочка, будешь ли ты с Антоном счастлива. Сама-то ты уверена, что будешь счастлива с ним, что всю жизнь с ним хочешь прожить, — спрашивала мать Юлю.

— Мама, — даже немного обиделась она на мать, – ну откуда такие вопросы, я люблю его.

— Ну раз любишь, просто боюсь за тебя. Но раз уж ты все решила, постараюсь принять твой выбор и хочу пожелать тебе счастья.

— На свадьбе и пожелаешь, — Юлю немного огорчил тон матери, но виду не подала.

Мать Юли жила в небольшом поселке одна, правда часто болела и дочь иногда привозила ей лекарства. Сама она жила в городе и работала в больнице фельдшером. На этот раз дочь привезла лекарства и сообщила, что собралась замуж за Антона, хотя с ним они жили уже почти пять лет.

 

Юля пришла на работу, а подруга и коллега Ира расспрашивала её о том, как жених ей делал предложение.

— Ну давай рассказывай, как все прошло?

— Классно все было. Антошка мне подарил много цветов, прямо огромное море и подарил колечко. Я от радости чуть не упала, качало меня, как на волнах. Я ведь очень ждала этого предложения, как-никак мы почти пять лет вместе. А тут, как снег на голову: «Выходи за меня», ну я и сразу согласилась, — радостно говорила подруга.

— Юлька, как я рада за тебя, наконец-то свершилось. Антону с тобой просто повезло, я думаю, что он это сам понял. А как его мать отреагировала?

— Ну как? Сдержанно. Ты же знаешь её. Она считает для её Антошеньки никто не достоин… — немного грустно произнесла Юля.

— Да уж, эти маменькины сынки до конца жизни такими и останутся, — сказала подруга, — хорошо хоть мой Пашка давно от мамкиной юбки оторвался. Да и свекровь у меня мировая. Но ты не расстраивайся, Юль, вы же все равно отдельно живете и так жить будете. Ну нарожаешь внуков, может и полюбит тебя, — успокаивала Ира.

— Не знаю, не знаю, будет любить, как кошка мышку, — ухмыльнулась она.

— А платье свадебное будешь покупать, — спросила подруга, — у нас ведь с Пашкой не было пышной свадьбы. А вы как? А может вы в свадебное путешествие планируете?

Юля с Антоном жили не один год вместе, но кошельки у них были у каждого свой. Антон покупал продукты, платил по счетам за коммуналку, но на расходы Юле он не давал, считал, что она работает и сама себя должна обеспечивать. Конечно у неё зарплата была не большая, да еще старалась матери помочь, покупала ей лекарства, но денег с неё не брала, пенсия по инвалидности у неё маленькая, она не работала по состоянию здоровья. Как бы ничего смертельного, но лекарства дорогие, а она постоянно на них.

— Платье конечно куплю, ну какая невеста без свадебного платья, — ответила Юля. — Но в путешествие не собираемся. На путешествие Антон не раскошелится, мог был конечно у родителей попросить денег, ведь они не из бедных. Да мне и не нужно это, ты сама знаешь, что я не разбалована…

Антон конечно не думал о свадебном путешествии, свадьба планировалась в ближайшем кафе от дома. Он сразу же заявил:

— Кафе, фотографа, машины и музыку беру на себя, а вот платье ты должна покупать сама, — и она согласилась.

Два месяца подготовки к свадьбе пролетели мгновенно. Юля устала почему-то очень за это время. Утомили бесконечные подсчеты предстоящих трат, несколько раз сокращали список гостей, то список меню. Юля изначально хотела тихую свадьбу в узком кругу, но Антон настоял на пышном празднике с размахом. А теперь каждый раз раздражался из-за того, что расходы растут.

Мать Антона тоже ворчала, она почему-то считала, что во всем виновата Юля, была уверена, что это она настояла на пышной свадьбе. А теперь будущей свекрови приходится расплачиваться. Она пилила Юлю, называя её транжирой и эгоисткой, хотя та не понимала обвинений его матери.

— Так давайте все отменим, — как-то сорвалась Юля, ей надоело выслушивать все это. – Прямо сейчас обзвоним и отменим, извинимся и ограничимся регистрацией в будний день. Можно вообще без гостей.

Тогда будущая свекровь возмутилась:

— Еще чего не хватало, чтобы моего сына опозорить. Он что нищий, единственному сыну не устроить свадьбу? – а Юля опять не понимала её, все не так.

 

Наконец наступил этот день. Юля волновалась, переживала. Не успокаивало её даже присутствие её матери, она и сама не понимала, почему её потряхивает. Ей вдруг стало казаться, что она совершает ошибку, выходя замуж за Антона. Ира была свидетельницей и успокаивала её, как могла:

— Не переживай, это нормально. Все невесты нервничают. Я тоже хотела сбежать от Пашки в тот день. Но ничего, видишь ведь живем душа в душу. Страх пройдет, все у вас будет хорошо.

Юля немного успокоилась. В Загсе даже улыбалась, когда фотограф делал снимки. Потом поехали в городской парк, ей эта идея нравилась. Решили прокатиться на детской карусели, музыка играла, все смеялись, и вдруг что-то случилось, Юля вдруг свалилась во время вращения карусели, закружилась голова, потеряла равновесие и вылетела сначала на край карусели, а потом на землю. Первая мысль была о платье, испортится наверное, но потом дико заболела нога.

Вызвали скорую и увезли её в разорванном плате в больницу с переломом ноги, причем перелом сложный. Не дождались приглашенные в кафе невесту, да и жених приехал очень поздно. Свадьбы не было, все было безнадежно испорчено. Зато свекровь высказалась:

— Я сразу была против этой свадьбы, даже замуж не может выйти нормально, разве такая жена нужна моему сыночку?

В больнице пробыла Юля долго, сделали на ноге операцию, вставили металлическую платину, потом было длительное восстановление, а на ноге оказался некрасивый шрам, который она прятала под джинсы.

Их отношения с Антоном стали охлаждаться, появился холодок, они и раньше-то не были образцом романтики, страсть поутихла за пять лет. Антон все чаще пропадал из дома, ссылаясь на загруженность на работе. Юля не жаловалась, хоть нога болела, денег не хватало на назначенные процедуры. Ходила только на те, которые были дешевле, а у мужа не хотела просить денег. Когда закончился больничный, вышла на работу, но хромала, и хромота была видна, хоть уже прошел год.

Антон жил спокойно, не проявляя особой заботы о жене, к проблемам её относился равнодушно. Юля чувствовала себя не очень-то хорошо, ведь по её вине не состоялась их свадьба.

Как-то на прогулке Юля поняла, что муж стесняется её хромоты, хоть она и старалась, чтобы не очень видно было. Антон старался идти или вперед, или позади, или шел с таким видом, словно они чужие, боясь встретить знакомых. А если впереди видел знакомых, старался поспешить им навстречу, уходя от жены. Юля не бежала следом, а проходила мимо них. Не останавливалась, не заговаривала, ей было неловко. Ведь она видела, что Антон общаясь со знакомыми, делал все, чтобы они не заметили его жену.

Она делилась с Ирой:

— Мне так больно и неудобно, что Антон стесняется меня и сторонится. Не знаю, что делать, Ир. Мне кажется, что муж мне изменяет.

— Ну что за глупости, — успокаивала её подруга.

— Это не глупости, я же вижу и чувствую. Это жизнь, Ира. Он же не только на улице меня чурается, но и дома, словно у меня не перелом, а не знаю, что. Да еще свекровь постоянно его пилит, что жена у него хромая. Слушай Ир, а может быть мы и не любили никогда друг друга с Антоном, просто привыкли за столько лет. Просто его мать доставала с внуками, вот он предложил мне замуж. Наверное, решил, что это не худший вариант. Только вот мой перелом ноги в его планы не входил.

Ой, ну что ты такое говоришь, перелом никак не подействует на рождение детей, — возмущалась подруга.

— Нет, Ирочка, ты меня не поняла. Ведь для Антона семья — это то, чем можно похвастаться. Он вообще любит хвататься, разве ты не заметила? Симпатичная жена, хорошенькие дети. А тут вдруг жена-хромоножка. Куда хвастаться? Я сейчас для него навроде сломанной куклы. Ему хочется меня заменить на более красивую…

 

Юля не ошибалась, она все понимала, а потом подруге сообщили, что у Антона есть другая, она боялась, что Юля узнает, скрывала. Но добрые люди нашлись и донесли. Жена была в шоке, хоть уже и догадывалась. Как раз в это время у Юли умерла мать. После похорон она чувствовала себя совершенно опустошенной. «Беда не приходит одна», — думала она.

Она больше не могла жить с Антоном, не могла выносить его презрительный взгляд и в доме матери тоже было одной тяжело. Тогда она уехала в соседний поселок к тете, родной сестре матери Анне, да там и осталась. Анна воспитывала маленькую дочку, которую бросила её родная дочь. Приехала из роддома, написала записку, что отказывается от ребенка и уехала. А куда уехала, Анна не знала. Алинке было всего полтора годика, когда Юля приехала к ним.

Анна была еще не старая и справлялась с внучкой, но Юля решила помогать, тем более через некоторое время Алинка стала называть её мамой. Юля устроилась в местную больницу, да так и осталась жить у тети. Та тоже привыкла к ней.

Прошло очень много времени, Ира так и жила со своей семьей, у неё сын и дочка, с подругой не встречались, только общались по телефону. Дочка Алина у Юли тоже выросла, стала совсем взрослой. Юля нашла утешение в приемной дочке, и считала её своей родной.

Прошло двадцать лет, когда подруги наконец-то встретились. Ира приехала к ней в поселок на машине со своим сыном. Артем красивый молодой человек, вежливый и спокойный сидел на диване, когда пришла Алина. Он был ошеломлен её красотой. Шепнул матери:

— Ни за что бы не простил себе, если бы не приехал сюда, я же собирался с друзьями на рыбалку. Такую красавицу чуть не упустил…

— Да, сынок, Алиночка настоящая красавица и умница, учится в институте. А ты присмотрись, как раз свободен, наконец-то расстался со своей той капризной…

Прошло еще немного времени и подруги породнились, гуляли на свадьбе детей. Теперь они свахи и скоро станут бабушками.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:68 | 0,380sec