Вы еще пожалеете

Мишка стоял в углу и зло ковырял ногтем цветок на обоях. Ладно, ладно… Вы еще узнаете. Дверь в квартиру захлопнулась, мама с младшим братом пошли на улицу. Потом Мишка слышал как хлопнула тамбурная дверь, как подъехал лифт.

Вот и подумаешь оставили дома, ну и идите себе. Кто б сомневался.

 

Все Мишкины горести срослись как то сразу, в один момент. Вчера откуда-то в электронном дневнике появилась двойка. Мама стала выяснять всю эту историю. Хлопать руками и говорить, что у нее то двоек никогда в жизни в дневнике не было. И уж тем более в четвертом классе. Ага, конечно! Не было! Сама рассказывала как стирали оценки, срезали бумагу лезвием, или вовсе теряли дневники! А тут! Что вообще за детство! Засмотрелся на синицу за окном, она так весело что-то ковыряла в оконной раме, совсем забыл про морфологический разбор. И сразу, хлоп! Сдаем тетради. Не успел очнутся, а Наталья Дмитриевна уже нарисовала двойку в электронном дневнике, а мама уже из телефона ее увидела. Мишка может еще даже не осознал произошедшего, а двойка вот уже она тут как тут.

И началось. Папа сказал, лишает планшета на неделю. И это за какую то двойку? Все равно в году четвёрка выйдет, вот что это начинается? Пашешь пашешь весь год и на тебе. Никакой благодарности. Теперь сиди и смотри с младшим братом его бесконечную Машу или Трех котов. Тимофею то она нравится, а Мишке за что?

И вот теперь ушли они гулять, а Мишка стоит тут в углу, совсем один и никому не нужный. И вот опять, за что? Неделю назад он спрятал от Тимофея под подушкой три шоколадные конфеты. Мама тогда им обоим по три дала. Тимофей свои съел, а Мишка припрятал на черный день под подушку. Не спрячешь, Тимофей все перетаскает. И мама начнет как всегда, ну поделись с ним ну он же маленький. Конечно, маленький! А как жрать Мишину часть сладостей, так рот не закрывается, сразу вдруг большой.

В общем две из тех конфет Мишка съел, а вот про третью как то забыл. И сегодня мама почему то сама взялась заправить его постель. Ну вот и нашла конфету. А та вся растаяла, и увозила всю наволочку, простынь и даже матрас. Ну там чуть чуть совсем. А мама так кричала, как будто случилось горе всего мира. Сказала, что папе все расскажет. Похоже, что планшета Мишка вовсе теперь не увидит. Они то вон гуляют, на улице, воздухом дышат, солнышко сегодня и птицы поют. А Мишка стоит тут, один совсем, никем не любимый и никому не нужный. Он шмыгнул носом, было жаль самого себя. Один и цветов на обоях был полностью изничтожен.

Ну вот и всё! Не любите меня значит, вот и не надо! В квартире никого не было, Мишка покинул свою зону заточения. Вот и любите Тимофея своего. Ой, Тимочка, Тимочка! Такой весь молодец, и это он умеет и то, и такой хороший. А Мишка значит плохой? С ним так никогда не тискались, он то всегда «понимать должен». Ладно, ладно. Мишка зашел в зал, включил запрещённые папой мультики, сделал погромче, чтоб мешать всем соседям сразу. Вот вам! В углу стоял пустой большой рюкзак с футбольной тренировки. Ухожу! Хватит! Мишка засунул в рюкзак телефон и зарядку, тонкий плед с дивана, мало ли, где в лесу ночью спать придется.

 

Открыл холодильник, обязательно взять еды в дорогу. Первое что бросилось в глаза- кольцо полукопченой колбасы, еще взял большую грушу, целый батон из хлебницы и бутылку воды. Ну вот и всё! На сегодня хватит, а там уже придется что то добывать. Наверное в лесу. Мишке стало самого себя ужасно жаль. Он тяжело вздохнул, слезу подступили к глазам. Ну нет, все уже решено. Взял еще ножик, резать ветки для строительства шалаша. И свою копилку со всеми сбережениями. В копилке было очень много десятирублевых монет, она оказалась самым тяжелым из его багажа.

Ну что ж…. сумка была собрана. Мишка натянул пониже кепку, лучше чтоб никто из соседей не заметил, как он уходит. Пусть ищут где хотят. Мишка представил себе заплаканное лицо мамы и грустного папу. И совсем печальную бабушку. Вот бабушка единственный человек которого на самом деле было жаль. Она одна Мишку любила по настоящему. И булки разрешала есть, даже на ночь, пока мама с папой не видят. И не говорила надо за здоровьем следить, и не есть на ночь, и всякое прочее бе-бе-бе. Уж бабушке так и быть надо будет отправить письмо, из ближайшего города куда удастся добраться. Написать ей чтоб не переживала, и что с ним все хорошо. И когда он вырастет, то вернется и заберет бабушку к себе, приедет на огромной машине и заберет. а вот маму папу и Тимофея нет. Фиг им.

На лифте Мишка решил не спускаться. Вдруг столкнется с мамой, кто их знает может и нагулялись уже. Да и не высоко по лестнице с пятого этажа.

Солнышко ярко светило. Куча детей на площадке у дома весило играли во вские разные игры. Мишка не глядя повернул за угол дома. Кто то протяжно позвал:

-М-и-и-и-и-и-и-шка!!!!!!!! Мишка не оглянулся еще чего не хватало. Он уходит навсегда! Может когда нибудь и вернется. Ну это через много много лет. Хотя бы через пятьдесят. Когда все у него будет хорошо, а у всех не очень. И они то рады будут просто неимоверно что он приехал.

Мишка прошел до конца своей улицы, перешел дорогу, миновал парк. Хотелось пить, он сел на лавку. За макушками деревьев выглядывала знакомая многоэтажка. Там бабушка живет. Наверное печет сейчас пирожки деду. Она всегда по воскресеньям их печет, а в понедельник им тоже с Тимофеем приносит угостить их. Пирожки сейчас наверное теплые и очень-очень вкусные. Мишка пошел дальше. Парк остался позади, дальше набережная, дорога мимо родной школы, и снова спальный район, какая-то площадка. Мишка решил посидеть на лавке. Из копилки через узкое круглое отверстие вытряхнул шестьдесят рублей, он бы может и больше вытряхнул, но его смутило внимательное наблюдение со стороны незнакомого подростка. Тот был взрослее и больше Мишки. Ну его, а вдруг утащит? Мишка купил в киоске-мороженном эскимо и направился есть его в соседний двор, подальше от подозрительного типа.

 

Эскимо кончилось как-то очень быстро. Мимо прошла молодая тетя с малышом на руках он играл с тетиными волосами, она ему улыбалась. Вот и Тимофей сейчас наверное также маму за волосы дергает, а она на него смотрит так ласково. Мишка собрался идти дальше. Ноги с непривычки очень уж сильно гудели. Копилка в рюкзаке стала через чур тяжелой, ну ведь не выкидывать ее в конце концов?

На улице уже начинало медленно темнеть. В окнах домов стали зажигать свет. Взрослые возвращались домой, к своим семьям. Мишка дошёл до самой городской окраины.

Впереди лес и речка. А там дальше небольшая деревня. Это он помнил, в прошлом году ездили с родителями мимо за грибами. В этом лесу Мишка и хотел заночевать, укутавшись в мамин плед и поужинав колбасой. От реки тянуло сыростью, квакали лягушки, комар прожужжав над Мишкиным ухом самым наглым образом уселся на его щеку. Мишка шлепнул его не раздумывая. Ишь чего захотел! В кустах что-то зашуршало, ветка треснула. Мишка развернулся и что есть сил помчался обратно, в город. Времени на пешие прогулки уже не было. Папа должен был скоро вернуться домой. Бегом на остановку, хорошо хоть его маршрутка не заставила себя ждать.

В квартире было тепло и пахло яблочным пирогом. Мама на кухне мыла посуду, Тимофей как и всегда смотрел мультфильмы.

-Ну нагулялся наконец?? Как не гляну, ты все во дворе гуляешь и гуляешь.Я даже не помню когда выпускала тебя из угла. Ладно иди мой руки и за стол.

Мишкина мама даже не заметила его долгого отсутствия, большого путешествия и практически полной потери старшего сына в ее жизни. Видимо сегодня мама не одевала линзы, а без них для нее любой мальчишка во дворе в белой футболке и кепке это ее сын.

Фух……..как ж хорошо дома, и как же вкусно пахнет мамин пирог.

История которую навеял поступок сына. Точно такая же была и в моем детстве, и в детстве пожалуй каждого из Вас, не правда ли?

Яна Герман

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,402sec