Ищу мужа

— Ну что сидишь? Не курица, яйцо не высидишь. Сидя дома мужа не найдёшь. Вон, выставка художественная к нам приехала. Сходила бы.

— Мам, а не ты ли мне говорила когда-то, что художники все нищие и в мужья не годятся? С ними с голоду помереть можно, — парировала Ирина.

— Говорила. – Мать подбоченилась, выставив вперёд грудь. – Говорила, когда тебе семнадцать было, когда ты на соседа нашего, заглядывалась. И что? Скажешь, была не права? Рисунки красивые рисовал. Вон какую картину тебе подарил. А только спился твой непризнанный талант.

Ира вздохнула. Не поспоришь.

 

— Я ж не про художников, а про выставку картин говорю, – продолжала гнуть свою линию мама. – Умные да интеллигентные люди туда ходят. Сходи, покрутись там… Людей посмотри, себя покажи.

— И на лбу напиши: «Ищу мужа!» — саркастически добавила Ирина.

— Ну и сиди дома. – Мама отвернулась к сковородке на плите, начала быстро помешивать в ней, стуча по дну лопаткой. — Так и умру, не дождавшись внуков.

— Так надо было ещё детей рожать. Быстрее бы внуков дождалась, — сказала ей в спину рассерженная Ирина.

— А я тебе про что? Тебе сколько годочков? За тридцать уже. Я хоть тебя успела родить. Часики тикают, годочки бегут. Бабий век короткий. Вон Светка, твоя школьная подруга, второй раз уже замуж вышла. Второго ребёночка в колясочке возит. А Лиза? Старший сын в школу пошёл, второму три скоро будет…

— Всё! Хватит! Каждый день одно и то же. – Ирина громко хлопнула по столу ладонями, встала и стремительно вышла из кухни, не дослушав мать.

— Ты куда собралась, на ночь глядя? – Мама с ложкой в руках выглянула из кухни.
— Мужа искать, – огрызнулась Ира, наматывая на шею толстый шарф.

Она одевалась и с раздражением думала, что рухнули все её мечты отдохнуть и выспаться, наконец, после напряжённоё трудовой недели. Злилась на мать, что готова спихнуть её с рук, выдать замуж за первого встречного, лишь бы дочь пристроить.

— И не смотри на меня так, – не поворачивая головы, крикнула Ирина. — Не надо было в своё время гайки сильно закручивать. Ты хотела бы, чтобы я как Светка, раз в сезон мужей меняла, как одежду? Так, мама?

— Тьфу ты. – Мать в сердцах плюнула. — Ну как с тобой разговаривать? Я же как лучше хочу. Умру, одна останешься…

— Сколько себя помню, столько ты умирать собиралась. Мама, я взрослая. Сама решу, что мне делать и как жить. Вот ты замужем была, и что? Одна меня растила. Вот пойду и найду мужа. Будет тебе внук, — ворчала Ирина, натягивая узкие кожаные перчатки.

Мать стояла с открытым ртом и хлопала глазами, глядя на дочь. Ирине стало её жалко.

— Расслабься. К Лизе зайду, давно не была. У тебя там горит что-то, — уже мягким тоном сказала она.
Мама всплеснула руками и бросилась в кухню, а Ирина быстро вышла из квартиры.

«И куда? – думала она, спускаясь по лестнице. – А что, может, и правда, к Лизе зайти? Посмотреть на её семейное счастье? Не гулять же по улицам в холод».

На улице моросил холодный осенний дождик. Ира поправила шарф на шее и спустилась с крылечка у подъезда. В свете уличных фонарей поблескивал мокрый асфальт. Только вышла со двора, как порыв ветра распахнул полы пальто. Ирина поспешила на остановку, придерживая берет на голове.

 

Народу в маршрутке много. То и дело кто-то толкал её в спину, пробираясь к выходу, проводил по ногам мокрым пакетом или зонтом. Никто не хотел идти пешком в такую погоду. Не доезжая одну остановку до Лизиного дома, Ирина вышла. Нехорошо идти в гости, где есть дети, без подарков. Она зашла в магазин и купила два шоколадных яйца с игрушкой внутри, фруктов и банку кофе. В прошлый раз, когда была у подруги, у той он закончилось. Лиза ещё сидит с младшим дома, не работает, денег не хватает.

Лиза распахнула дверь и тут же кинулась обниматься. За подол пальто Ирину дёргал выбежавший следом за мамой Егорка, а старший Ваня радостно подпрыгивал рядом и кричал:

— Тётя Ира пришла!

— Раздевайся. Ну-ка, марш отсюда в комнату! Вань, уведи Егорку, — командовала Лиза, закрывая дверь.

Егор захныкал, не желая уходить. И Ирина сразу оглохла от крика. Она поспешно отдала детям подарки, что бы те хоть на минуту замолкли.

— Проходи на кухню. Я борщ варю. Скоро Вовка с работы придёт… — Лиза поспешила к плите, где на кастрюле подпрыгивала крышка от пара.

Лиза помешивала бульон, резала капусту, успевая отдавать команды старшему, прикрикивая на младшего, успевая попутно разговаривать с Ириной.

— И как ты умудряешься всё делать одновременно? У меня уже голова кругом идёт. – Удивилась Ирина.

— Привыкла. Иногда так хочется побыть одной, в тишине. Но знаю, что и часа без мальчишек не выдержу. Вырастут, вот тогда и отдохну. А ты как?

— Мать выгнала. Примешь для кучи? – ответила Ирина тихо, но Лиза услышала.

— Что, правда? – Она даже перестала чистить морковь, застыла с ножом в руках, удивлёно глядя на Ирину.

— Да пошутила я. Сама ушла. Достала со своими разговорами про замужество. Будто это так просто. Хорошие мужики на дороге не валяются. Что со мной не так, Лиз? Вроде не уродина, а не получается познакомиться.

— Уф, я уж испугалась. – Облегчённо выдохнули Лиза. — Ты не уродина, Ирка, ты слишком умная. И красивая. Мужики таких боятся, сторонятся. Я всегда тебе завидовала. Выставка открылась у нас, художественная…

— Ага. Нужно обязательно сходить, людей посмотреть, себя показать. Покручусь с умным видом перед картинами, глядишь, и познакомлюсь с кем-нибудь. Мать только что меня туда посылала. И ты туда же, – раздражённо сказала Ирина.

Подруги посмотрели друг на друга и весело рассмеялись.

— Ой, что-то тихо стало. – Вдруг спохватилась Лиза, что не слышит голосов детей, и бросилась в комнату.

 

— Шоколад едят и играют, — сказала она, вернувшись на кухню к Ирине. — Слушай, у Вовки на работе новый начальник. Как раз то, что нужно. Весь из себя такой симпатичный, импозантный. – Лиза покрутила в воздухе ложкой. — Сейчас Вовка придёт, узнаем, женатый или нет.

— Нет, Лиз. – Резко оборвала подругу Ирина. — Дома мать покоя не даёт, пришла в кои-то века к подруге, и та предлагает жениха мне найти. Сама крутишься как белка в колесе, и мне такого же желаешь?

— Ир, прости, — сказал Лиза виновато. – Я как лучше хотела.

— Пойду я. – Ирина встала из-за стола.

— Ир, ты обиделась? Ну куда ты? Сейчас Вовка придёт. Он спрашивал меня, почему ты не заходишь… Будем ужинать.

— Я не обиделась, Лиз. Просто действительно пора. Уже поздно. — Ирина вышла в прихожую, стала одеваться.

— Маме привет передавай. Не пропадай, заходи. Ир, не обижайся на меня. – Лиза виновато ловила взгляд Ирины.

— Передам, приду, не обижаюсь. – Ирина улыбнулась, обняла подругу, чмокнула в щёку и вышла из квартиры.

Когда за спиной закрылась дверь, улыбка сползла с Ириного лица. Пока сидела у Лизы, дождь прекратился, ветер тоже стих. Ирина пошла пешком, стараясь обходить блестевшие в счете фонарей лужи. Куда теперь? Коротать время в кино? Как сказала бы бабушка: «Женщине неприлично ходить одной в кино, в кафе и театр. Дурной тон». А бабушка понимала в этом толк. Да и знакомых можно встретить. Разговоры пойдут.

Бабушка Ирины была из «бывших», вернее не она, её мама. Но наследственность, как говорится, не пропьёшь. Бабушка умерла пять лет назад. Ирина очень скучала по ней. С ней можно было обо всём поговорить. Она умела сказать прямо, но так, чтобы не обидеть. И нотаций не читала. Все считали, Ирина на неё похожа.

Она чуть не бежала по улице, чтобы не замёрзнуть. Порядком запыхалась, когда подошла к дому. Ирина бросила взгляд на окна — свет горел в комнаты. Значит, мама смотрит телевизор. Ира села на лавочку, чтобы чуть успокоиться. А то влетит в квартиру раскрасневшаяся, запыхавшаяся, мама пристанет с вопросами.

Маму Ирина любила и жалела. Когда Ирине было восемь, когда умер отец. Сильно не пил, но в тот раз не рассчитал силы, прихватило сердце. Упал в сугроб и не смог подняться. Замёрз.

Мама родила Ирину поздно. Делала всё, чтобы дочка выучилась, поднялась по социальной лестнице. Так она говорила, насмотревшись разных передач по телевизору.

 

Ирина услышала рядом неровные шаги. Едва успела вскочить со скамейки, как на неё плюхнулся мужчина. До Ирины долетел запах алкоголя, смешанный с запахом дорогого одеколона. Она окинула мужчину презрительным взглядом, хотела уйти, но тут он обхватил голову руками и застонал.

— Вам плохо? Может, скорую помощь вызвать? Сердце? – беспокойно спросила она.

Мужчина что-то бессвязно промычал. «Алкоголик», — разочаровано подумала она. Но даже в тусклом свете из окон видела, что он хорошо одет. «Домашний», — сказала бы бабушка. Может, ему всё-таки нужна помощь? Мужчина опасно качнулся на скамейке. Ирина испугалась, что он свалится со скамейки в грязь. Подошла и придержала его за плечо. Он опустил руки и посмотрел на неё удивлённо.

— Я просто держу вас, чтобы вы не упали. Грязно. Если упадёте, заснёте и замерзнете. «Как отец», — хотела добавить, но промолчала. – Может, всё-таки «скорую» вызвать?

— Не надо «скорой», – трезвым голосом сказал мужчина.
Ирина на всякий случай сделала шаг назад.

— Не советую вам сидеть тут. Идите домой, – сказала и направилась к подъезду.

«Бежать надо. Чего с ним разговаривать? Вдруг маньяк? Специально разыгрывает представление…»

— Подождите! – окликнул её мужчина.- Скажите, это какая улица?

— Первая вагонников. — Она не стала называть номер дома. Мало ли что. – Заблудились? Не помните, где и с кем пили? – Язвительно заметила она.
«Уходи», — приказала себе, но продолжала стоять, словно ноги приросли к асфальту.

— А вы злая, – сказал мужчина. – И красивая. Вызовите мне такси, пожалуйста. Я телефон, кажется, забыл. Или потерял.

— А больше вам ничего не нужно? – Разозлилась окончательно Ирина, но телефон из сумочки достала, набрала номер такси и передала трубку мужчине.

«Совсем сдурела. Телефон отдала. Сейчас убежит с ним…» Но мужчина не убежал.

– А какой номер? — спросил он, вивнув на дом за спиной Ирины.

— Двадцать пять, — нехотя ответила Ирина.

Она ждала, когда он отдаст ей мобильник, притоптывая от холода.

— А вы чего по ночам ш… ходите? – спросил мужчина, отдавая телефон. – Тоже из дома сбежали?

— Ни откуда я не сбежала. — Ирина удивилась его догадливости. — Вам какое дело? Вообще-то я домой иду.

 

— Да не злитесь. Просто одна, ночью… А я не мог дома сидеть. Я не пью. А тут… Понимаете, жена забрала дочку и уехала в Америку. И что все туда едут? – огорчённо рассказывал он.

— Зачем вы передо мной оправдываетесь? Не пили бы, не уехала бы жена.

— Много вы понимаете. Заведите мужи и учите его. Я не пью. Сказал же, что расстроился. Голова раскалывается… – Он снова застонал.

— Понятно. Ждите такси, а я пошла. К мужу, — добавила Ирина.
Мужчина не окликнул её.

Мама сидела перед телевизором.

— Наконец-то. А я уж Лизе позвонила. Она сказала, что ты давно ушла, а тебя нет и нет, — проворчала мама.

— Мам, мне не пятнадцать лет. Не нужно искать меня, — устало и раздражённо сказала Ирина.

— Для меня ты по-прежнему ребёнок. – Мама внимательно посмотрела на дочь.

— Ребенок спать хочет. — Ирина и пошла в свою комнату.

На следующий день Ирина за завтраком думала, куда потратить целый выходной. В дверь позвонили. Мама пошла открывать. До Ирины долетел мужской голос. Вскоре в кухню вошла мама с букетом цветов. Ирина наклонилась и постаралась разглядеть, кто стоит у неё за спиной. Мама отошла в сторону, и Ирина увидела улыбающегося мужчину.

– К тебе гость, Ирочка, – елейным голосом произнесла мама.

– Вы ко мне? — Ирина поднялась из-за стола.

— К вам. Я спросил женщину во дворе, где живёт самая красивая девушка в подъезде. И она назвала номер вашей квартиры.

— А, это Маша с пятого этажа, – догадалась мама.
Она поставила цветы в вазу и наливала в неё воду из-под крана.

— А, вы тот, от которого жена сбежала в Америку, — разочарованно протянула Ирина.

— Ну да, — подтвердил мужчина. — Приехал за машиной, решил зайти, поблагодарить.

— За что? – искренне удивилась Ирина.

— Не каждая девушка ночью отдаст свой телефон незнакомому мужчине.

— У вас и машина есть? Чего же такси вызывали? – Ирина демонстративно пропустила его слова.

— Плохо было, выпил. Боялся, что не справлюсь, — оправдывался мужчина. Меня Александром зовут. А вас?

— Это хорошо, что вы за руль не сели пьяным, Александр, – одобрительно заметила мама. — А вот, что пьёте, плохо. Ирина бабушка говорила, что если терпеть не можешь пьяниц, обязательно за него замуж выйдешь. Правда, Ирочка? – Мама осеклась, часто заморгала.

 

— Я не пью. Правда. Просто вчера…

Ирине начинало всё это надоедать. И мама смотрела на неё, словно телепатировала взглядом: «Не теряйся. Сама судьба привела его к нам. Брать надо. Приличный, разведён, с машиной…»

— А чего мы стоим? Чай горячий, сырники только что пожарила. – Засуетилась мама.

— Мама! — попыталась остановить её Ирина.
Но гость уже сел за стол, потирая руки.
— Давно не ел сырников.

Ирина тоже села за стол. Не решилась оставить гостя наедине с мамой. Как бы она не наговорила чего лишнего.

— А что вы собираетесь делать? В смысле, как провести выходной? – с полным ртом спросил у Ирины Александр.

— Дома сидеть собралась… – осуждающе глянув на дочь, ответила за неё мама.

— Мама! – снова остановила её Ирина.

— Знаете, в выставочном зале новая экспозиция. Полотна художников второй половины двадцатого века: Щербаков, Пименов, Серов…

— Вы что же, ещё и знаток живописи? — Ирина приподняла удивленно бровь.

— Немного разбираюсь, – подтвердил Александр. — Я в художественной школе учился в детстве. Кое-что помню.

— Видишь, мама, не все художники спиваются, — язвительно заметила Ирина. — Далась вам всем эта выставка, – пробурчала она.

— От судьбы не уйдешь, — сказала мама и многозначительно посмотрела на Ирину.

Александр наблюдал за ними, ничего не понимая.

— Ну так что, пойдёмте? – спросил он. – Спасибо вам за сырники. Очень вкусные, — поблагодарил зардевшуюся от удовольствия маму.

— Так я вам с собой поло…

— Мама! — снова прикрикнула Ирина. — Ну что с вами делать? Пойдёмте на выставку, – вздохнув, согласилась Ирина.

Её хотелось увести нежданного гостя от мамы, а то не только сырники ему всучит, жалеючи, а и ночевать оставит.

Через три месяца Ирина стала женой Александра. А ещё через семь месяцев у них родилась дочка. Наконец, мама Ирины дождалась внучку. Никакой ошибки нет. Автор умет считать. Они же взрослые люди, верно? А у взрослых всё происходит быстро, по любви и взаимному согласию.

Вот так Ирина нашла мужа. На улице, ночью. Почти на дороге валялся. Так что, не сидите дома, милые женщины. И не шарахайтесь от выпивших мужчин на улице. А вдруг это судьба?

 

«Мы выбираем не случайно друг друга… Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании»
Зигмунд Фрейд
«У каждого мужчины где-то на свете есть женщина, созданная только для него. Она не лучше других, но она единственная, кто ему по-настоящему нужен. И у каждой женщины тоже обязательно есть такой мужчина. Мало кому выпадает счастье встретиться. Или люди встречаются и проходят мимо, не распознав своей судьбы. Это тайна, у которой нет объяснений»
Борис Акунин

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:70 | 0,423sec