Вьюга

Мужчина лет 60-и медленно шёл по заснеженной дороге. Вьюга поднялась не шуточная. Позёмка делала путь ещё более сложным. Крупные хлопья снега летели в глаза, ветер так и норовил сбить с ног, пробирая до костей, через овчинный тулуп.

С поля ему на встречу вышла крупная белая собака. Пригнув к земле голову, она смотрела с надеждой в глаза человека. Мужчина замер, желваки на скулах заиграли, он закрыл глаза. Длинная шерсть псины забилась снегом, но всё равно было видно, что она слишком худая. Поджимая поочерёдно лапы, она смотрела на приближающегося человека.

— Вьюга! — позвал мужчина.

 

Собака навострила уши и приветливо замахала хвостом.

— Хитрая, — прищурился мужчина и рукавицей вытер мокрое от снега лицо — пшли, чёрт с тобой! — махнул он головой и продолжил свой путь.

Собака словно поняла его и послушно, прихрамывая, зашагала следом. За перелеском свернули, вдалеке показался хутор. Мужчина постучал в крайнюю хату, дверь быстро распахнулась.

— Батя, ты чего в такую непогоду? Случилось чего? Проходь..

— Не один я, — он махнул рукой на псину — обогрей, да корми.

Дочь засуетилась, накрывая на стол. Попутно спрашивая отца, что привело его в такую непогоду к ней, путь то не близкий.

— Мать прихворала — вздохнул отец — настойка твоя на прошлой недели закончилась.. хорошо боярышник ей помогает. Надо ещё.

— Позже приготовлю, останешься ведь до утра?

— Нет, обратно пойду. Бабка плоха.

— Бать, там совсем буран разыгрался..

— Ничего.. Вьюга со мной — он махнул на собаку, которая лежала в дверях.

— Ты ж не хотел больше псов-то заводить?! После Тумана..

— Сама пришла, куда ж её?

Отогрелся мужчина. Пообедал. Начал в обратную дорогу собираться. Вьюга закружила у двери, бьёт хвостом, пританцовывает.

— Ишь, — смеётся дочь — понимает! Бать, береги себя.. и мать..

* * * *

Темнеет зимой быстро, надо бы торопиться. Встречный ветер затрудняет движение. Снег налипает на не успевшие высохнуть валенки, делая их ещё тяжелее. С каждым шагом всё тяжелее идти, не мальчик он ведь давно.

 

Старался идти как можно быстрее, дыхание сбивалось, тревожные мысли не выходили из головы. Хорошую жизнь он прожил со своей Варей, душа в душу. Как с молодости вскружила она ему голову, своими глазами васильковыми, так и были вместе. Дом строили, детей ростили, работали, огород сажали, скотину держали.. всё у них гладко, да складно получалось. Дети взрослые, давно из гнезда родительского вылетели. Внуки уже подрастают, радуют первыми шагами..

Сердце прихватывает часто у его Вареньки. Смеётся она, блестят слезами глаза васильковые, поделать-то что? Чай не девочка уж.. он мысли не допускает к себе страшные, ведь как без неё? Всю жизнь рука об руку.

Во рту пересохло. По затылку пробежал холодок. Долго идёт, сумерки уж спустились. Не уж-то прошёл поворот. Не мог! Тысячи раз эти дороги хожены, ноги сами домой ведут. Буран совсем разыгрался, чай чёрт свадьбу гуляет.. не видно кругом ничего. Вьюга, хватая снег и высунув язык, свернулась в клубок у ног. Устала. Смотрит в глаза преданно.

— Ну, что? Вместе и пропадать нестрашно? — усмехается человек — нельзя! Не сейчас! Варенька ждёт! Вы ж ещё не знакомы — он сунул ей рукавицы — ищи, девочка, ищи.

Рукавицы пахли молоком, хлебом и дымом. Такой запах витал по всей округе. Вьюга принюхалась ещё раз, пахнет чем-то ещё, едва уловимо, весна, май, ландыши. Завертелась на месте, закружила головой, нашла, залаяла — нам назад! Немного назад!

— Ну, точно Вьюга! — усмехнулся человек и пошёл за ней. Верит! Он ей верит, она снова нужна!

Дверь в избу открылась со скрипом. Темно и прохладно. Вьюга зашла несмело.

— Место! — человек указал ей на половик у печки, а сам не раздеваясь прошёл дальше. Запах страха Вьюга чувствовала за версту, она сама знала что это такое «страх»…

* * * *

Он проснулся рано. Жены рядом не было. Пахло пирожками. «Полегчало» подумал он и заспешил к своей Вареньке.

— Чёй-то таку рань поднялась? Отдыхать тебе надо бы!

 

— Вьюга твоя разбудила! — улыбаются васильковые глаза, щемит сердце мужчины — проснулась, а она, морда наглая, на постели лежит, смотрит пристально.. полегчало мне. Успокоилось, не трепыхается сердце, не давит в груди. Может боярышник, может боярин помог, полечил! — смеется Варенька, тепло на душе у мужчины, на лавку присел, любуется.

— Какой такой боярин? — спрашивает.

— Так кобель твоя Вьюга, кобель! — смеются глаза васильковые…

Прижилась Вьюга. Хозяев берегла, беду близко не подпускала.. она её за версту чует, сама знает что такое «беда»…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,369sec