Неровня

— Мам, она на меня так смотрела! – Оля поёжилась, – Будто я мизинца её не стою! Такая высокомерная, как царица!

— Я тебе говорила, – Валентина Георгиевна, вздохнув, вытерла руки о фартук, – не твоего поля ягодка этот Сергей!

— Мам, ну что ты заладила! Мы же не в 18-м столетии живём! Моего – не моего! Мы с Серёжей любим друг друга и пожениться хотим! – Ольга нахмурилась, – У нас всё серьёзно, мам!

— Ну-ну, – покачала головой мать, – тогда не жалуйся! С будущей свекровью тебе придётся найти общий язык. Да и прогнуться придётся – неровня вы с её сыном…

 

— Мам, я же не с ней жить собираюсь, а с Сергеем! Зачем мне прогибаться и прочее…

— Ну-ну, – глубокомысленно повторила Валентина Георгиевна, – ну-ну…

Ольга, студентка первого курса, девочка из приличной, но небогатой семьи, в которой, помимо неё, воспитывались ещё её младшие сестра и брат, была идеалисткой. Симпатичная и весёлая студентка-первокурсница, она влюбилась в студента третьего курса Сергея. Они оба жили в одном селе и учились до этого в одной школе. Правда, тогда Сергей не замечал Ольгу – худенькую девочку-школьницу с огромными карими глазами и двумя тоненькими косичками. Перед выпускным Ольга решила изменить имидж. Пока одноклассницы просиживали в парикмахерских, определяясь с причёсками и укладками, девушка сделала короткую стрижку, обрезав свои не слишком густые и не очень послушные волосы. Новый образ очень подошёл девушке: она преобразилась и как-то сразу повзрослела.

— Оленька, ну, зачем ты обрезала волосы перед выпускным? – всплеснула руками мать, – Как же причёску делать будем?!

— Мам, я уже её сделала! – Ольга повертелась перед Валентиной Георгиевной, – Не хочу быть как все: прилизанно-торжественной!

Именно благодаря новому образу Ольга и стала общаться с Сергеем. Студенты из их села обычно ехали на учёбу в соседний город все вместе, большой дружной компанией усаживаясь в электричку.

— Я тебя не знаю! Ты точно из нашего села? – спросил девушку студент-третьекурсник, улыбаясь. Он явно шутил, но в каждой шутке, как известно…

— Точно! Я Ольга Матвеева! – гордо вскинула голову та, – В политехнический поступила на первый курс!

— О, а я тебя не узнал! Я тоже в политехе учусь…

Оказалось, что молодые люди не только учатся в одном вузе, но и живут в одном общежитии. Они часто пересекались, вместе ездили домой… Как-то незаметно между ними вспыхнуло настоящее чувство. Для Ольги это была первая любовь, девушка окунулась в эти отношения с головой. Доводов разума и родителей она не слышала.

— Оленька, тебе учиться надо! Ты же только на первом курсе! – говорила Валентина Георгиевна, – Рано тебе ещё серьёзные отношения заводить! Тем более, Сергей твой из такой семьи…

— Из какой семьи, мам?! Он классный, и семья у него хорошая! – разводила руками Оля.

— Семья хорошая, ты права, да только не чета мы им, не ровня! – вздыхала женщина, – Сергей твой – единственный сын обеспеченных родителей. Его отец, Николай Алексеевич, всю жизнь бригадиром в колхозе работает, мать – бухгалтер в конторе. Дом у них – полная чаша, машина… А у нас что?!

 

— А что у нас?! Тоже прекрасный уютный дом, и работаете вы всю жизнь, не голодаем! – Ольга нахмурилась,– А машина, как известно, дело наживное!

— Работаем, дочь, конечно, работаем! Да только я на птицефабрике всю жизнь, отец – на ферме скотником. Да и дом наш уютный – всего лишь квартира в бараке на 4 семьи…

— Мам, неужели это так важно?! Мы любим друг друга – это самое главное. Ты будто в прошлом веке живёшь!

Валентина Георгиевна только вздыхала: она понимала, что дочь влюблена и не понимает, что реальность не настолько радужна, как ей кажется. Родители Сергея, скорее всего, рассчитывали на несколько иную невесту для своего единственного сына. Валентина их знала: всегда занятой и чем-то озабоченный Николай Алексеевич, который здоровался мимоходом, не замечая тех, кто оказывался с ним рядом. Но это ещё ничего… А вот мать Сергея, Галина Кирилловна, знали у них в селе все. Во-первых, она была при хорошей и денежной, по местным меркам, должности. Во-вторых, женщиной Галина Кирилловна слыла принципиальной – никому никаких поблажек не делала – и высокомерной. С простыми смертными она общалась свысока, осознавая своё превосходство, держалась холодно и надменно. Такой женщине нужна была совершенно не такая невестка, как Ольга. И, скорее всего, она не станет этого скрывать…

Так и получилось. Уже при первой встречи, когда Сергей привёл любимую домой знакомить с родителями, Ольга сполна ощутила «радушие» будущей свекрови.

— Ольга, а кем работают Ваши родители? – Галина Кирилловна прищурилась. Конечно, она знала, кем работают Валентина и Григорий Матвеевы, но подчеркнуть разницу в социальном статусе их семей возможности она не упустила, – И каково это – жить в бараке? – с показным сочувствием спросила она, – Никогда в жизни не была в таких местах…

— Так приходите к нам в гости! – не сразу поняла девушка её иронию.

— Нет уж, спасибо, предпочитаю комфорт, да и контингент там такой… – хмыкнула женщина. Ольга покраснела.

— Не стесняйтесь: берите конфеты! – Галина Кирилловна смотрела на неё, хитро прищурившись, – Вы, наверное, и не пробовали таких – это заграничные!

— Мам, сколько можно! – Сергей, прекрасно понимая, что мать просто изощрённо высмеивает его девушку, вспылил.

Женщина презрительно улыбнулась: «Село!» – пробормотала она. Ольга поёжилась. В глазах женщины не было и тени той улыбки, которая приклеилась, казалось, к её лицу…

— Мам, мы с Серёжкой решили пожениться! – Ольга танцевала, кружась по комнате.

— Оль, ты на втором курсе, не забыла?! – Валентина Георгиевна всплеснула руками.

— Я беременна, мамуль, 2 месяца уже,– беззаботно пожала плечами девушка, – Сергей сказал, что будем свадьбу играть – он настоящий мужчина!

— Вряд ли его родителей обрадует это известие! – хмыкнула женщина.

 

Она, естественно, не ошиблась. Уже вечером к их дому подъехала серая волга Николая Алексеевича.

— Мы приехали решить возникшую проблему! – заявила Галина Кирилловна, с опаской присаживаясь на краешек стула, – Я думаю, это в наших общих интересах.

— Что значит «решить»? О свадьбе, что ли договариваться будем?! – Григорий Степанович достал из холодильника запотевшую бутылку водки, – За детей надо бы и по 100 грамм, чтобы жили в мире!

— Уберите это! – Галина Кирилловна брезгливо поморщилась, – Какая свадьба?! Серёжке ещё учиться 2 года! А Ольге вашей и того больше. Ей же только 19 лет – я правильно понимаю?! Неужели в таком возрасте женятся, детей заводят?! Или это предел мечтаний вашей дочери?!

— Я родила Олю в 20 лет, – тихо проговорила Валентина Георгиевна. Она уже понимала, к чему клонит непрошенная гостья.

— И что?! Вам это в жизни сильно помогло?! – Галина Кирилловна высокомерно взглянула на женщину, обвела презрительным взглядом дом. Потрескавшаяся штукатурка и несвежая краска на стенах, старая, обшарпанная мебель, выгоревшие занавески на окнах…

— Давайте будем честными, я не хочу своему сыну такой вот жизни! – она красноречиво огляделась по сторонам, – Он у нас единственный ребёнок, мы планировали для него несколько иное будущее! Коля, ну, что ты молчишь?! – посмотрела женщина на мужа.

— Ты права, Галочка, ты, безусловно, права! – закивал головой молчавший всё это время Николай Алексеевич.

— И что вы предлагаете?! Это ведь ваш сын заделал нашей дочери ребёнка, а теперь в кусты, получается?! – поднялся Григорий Степанович. Глаза его метали молнии.

— Почему в кусты?! Серёжа не знает, что мы здесь – этот разговор полностью наша инициатива. Вы, как родители, должны нас понять: мы спасаем своего сына, его будущее. Я так понимаю, что срок у Ольги ещё небольшой. У меня есть хорошая знакомая в областной гинекологии. Ей всё сделают быстро и качественно, совсем безболезненно. Это совершенно безопасно, поймите, риски минимальные! Зато Ольга сможет спокойно окончить вуз, а не зарывать своё будущее в грязных пелёнках! – Галина Кирилловна смотрела на родителей Ольги выжидающе, – Мы готовы всё оплатить и даже заплатить вам, так сказать, моральную компенсацию!

— Моральную компенсацию, говорите! – Григорий Степанович ударил кулаком по столу, Галина Кирилловна подпрыгнула, – Вон отсюда! Чтоб духу вашего в моём доме не было! Пошли вон, я сказал! Это же и ваш внук тоже, а вы…

-Ну, что же Вы так реагируете! Мы же взрослые люди! – Галина Кирилловна спешно подхватилась и попятилась к выходу, – Коля, ну чего ты молчишь?!

— А что тут скажешь?! Всё и так предельно ясно! – пожал плечами мужчина, выходя вслед за женой.

 

Серая волга уехала, а Валентина Георгиевна и Григорий Степанович ещё долго сидели за столом и разговаривали.

— Да, непросто нам будет с такими сватами! – покачал головой мужчина, – Не повезло Ольге – намучается ещё с этой семейкой!

— Это её выбор! – пожала плечами женщина, – Но лёгкой и беззаботной её жизнь точно не будет!

Сергей и Ольга об этой встрече родителей так и не узнали. Они были уверены, что уже достаточно взрослые и могут сами распоряжаться своей жизнью. Спустя 2 месяца молодые люди поженились. Не было белого платья в пол, цветов и ресторана, как мечтала Ольга. Родители жениха сказали, что денег на свадьбу не дадут: мол, сами затеяли – сами и расхлёбывайте, взрослые же! У родителей Ольги денег на свадьбу дочери попросту не было. Сергей с Ольгой расписались и устроили вечеринку в общежитии. Всё прошло весело и, что немаловажно, не потребовало больших финансовых вложений. Молодые были счастливы.

Сергей и Ольга теперь жили вместе в одной комнате общежития, которую им выделили как молодой семье. После пар они вместе готовили ужин, готовились к занятиям. Сергей время от времени подрабатывал грузчиком на местной мебельной фабрике. Они любили друг друга и понимали с полуслова. Однако чем ближе был срок рождения ребёнка, тем больше волновалась и нервничала Ольга: они так и не определились, что будут делать дальше.

— Серёж, может, мне академический отпуск на год взять? – задумчиво проговорила молодая женщина, – Мы по-другому не выкрутимся!

— В принципе, идея не плохая, но так ты теряешь год! – пожимал плечами парень.

— А как я его не теряю?! Ходить на пары с младенцем – тот ещё вариант! А куда я его дену?! Мои родители работают, твои тоже. Да и не захочет Галина Кирилловна нянчиться с внуком! Она нам чётко дала понять свою позицию…

— Оль, я не знаю. Ты же мать – ты и думай, как лучше будет! – отмахнулся мужчина, – Я теормех учу, не мешай – у меня экзамен послезавтра!

— А у меня завтра зачёт по физике, а я совсем ничего выучить не могу – никак не сосредоточусь! – вздохнула Ольга.

Она родила в июне, едва сдав сессию. На каникулы молодые родители и их новорожденная малышка Арина поехали к Олиной бабушке: старушка жила в том же селе, где и они сами. Оля и Сергей решили, что это будет идеальный вариант: в двухкомнатном доме Ольги им места явно не хватало, а родители Сергея не горели желанием их приютить на лето.

 

Дом Татьяны Матвеевны располагался на краю села, за ним – лиственный лес. Свежий воздух и живописная природа. Дом был ветхим, без удобств, но уютным и светлым. Бабушка с радостью встретила Олю и Сергея, выделила им комнату. Молодые люди старались помочь старушке на огороде и по дому, та с удовольствием нянчила правнучку. Казалось, жизнь налаживается. Молодые родители с малышкой ходили в гости к Валентине Георгиевне и Григорию Степановичу. Здесь их принимали радушно и приветливо. Несмотря на то, что отношения между сватами оставались напряжёнными (семьи по-прежнему не общались друг с другом), Сергея родители Оли приняли как родного. Молодой человек был воспитанный, целеустремлённый, любил и жалел их дочь, а та – его. Что ещё надо?!

К Галине Кирилловне и Николаю Алексеевичу молодые люди в гости ходили реже. Свекровь по-прежнему не принимала выбор сына, хотя к внучке относилась с нежностью и даже любовью. Она долго рассматривала малышку в их первую встречу и решила, что Арина очень похожа на Сергея в глубоком детстве. После этого Галина Кирилловна даже иногда гуляла с внучкой: брала коляску и чинно прохаживалась в местном парке. Коляску, кстати, тоже подарила она…

Ольга решила не брать академку – она перевелась на заочное отделение. Другого варианта молодые люди не видели. Однако жить в общежитии теперь они не могли, пришлось снимать квартиру. Сессию Оля сдавала напряжённо, с трудом чередуя дежурства около дочери с мужем…

Сергей окончил пятый курс, и его уже ждала неплохая должность под руководством отца.

— Ты же всё равно на заочном учишься! Будем жить дома! – постановил он.

Всё бы хорошо, только зимой ушла из жизни Татьяна Матвеевна, а в её дом переехала Олина двоюродная сестра с семьёй: та жила около бабушки и помогала ей. Вот и получила жильё по наследству. Конечно, это было справедливо. Однако теперь оставался только один вариант: ехать к родителям Сергея. Избежать этого Ольга никак не могла: денег на своё жильё у них не было, а снимать квартиру в селе, когда свекры жили в большом доме на 5 комнат, было как-то нерационально.

Жизнь в доме свекрови оказалась именно такой, какой её себе и представляла Ольга.

— Не нужно трогать эти чашки! Это настоящий чешский фарфор! Для особых случаев! – сквозь зубы цедила Галина Кирилловна, увидев, из чего пьёт чай невестка.

— Простите, я не знала! – оправдывалась Оля.

— Я и не сомневалась! – хмыкала женщина, – А что, печенья к чаю нет?! – она брезгливо рассматривала гору оладий на тарелке.

— Есть, конечно, но я решила, что оладушки к чаю лучше…

— Тебе лучше – ты и ешь! Мы такого жирного не едим! Тем более, на ночь!

 

И так далее, и тому подобное: Оля неправильно мыла посуду и пол, не так застилала постель, не умела готовить и накрывать на стол (этого невестка, действительно, не умела – в её семье стол накрывали обычно, без изысков в виде подставных тарелок и ножей с десертными вилками). Однако всё это было цветочками по сравнению с тем, какой неумелой и нерадивой матерью она была в глазах свекрови. «Не носи ребёнка постоянно на руках – пусть сама ходит! Привыкнет же! – говорила Галина Кирилловна, – Почаще на горшок Арину высаживай – ей уже год, пора привыкать, а ты всё подгузники ей одеваешь!» Оля неправильно кормила дочь, не те сказки читала, не такие игрушки покупала…

— Серёж, я уже не могу! – жаловалась молодая женщина мужу, – Твоя мать ко всёму придирается, я чувствую себя просто бездарной матерью!

— Оль, по сути, она права! У неё опыта больше, чем у тебя! А ты не спорь, прислушивайся, благодари – так и подружитесь! – говорил Сергей. В последнее время он мало времени проводил с семьёй – новая должность требовала его постоянного присутствия и внимания.

— Давай уедем, Серёж! Лучше в съёмной квартире жить…

— Оль, не выдумывай! Я с отцом на работу машиной езжу, в доме у нас своя комната, все условия! Зачем усложнять себе жизнь?! Просто не перечь матери – она этого не любит. Всё наладится, – обнимал он жену.

Оля грустно кивала. Конечно, муж прав. Да только легче от этого ей не становилось…

Время шло. Ольга продолжала учиться и ездить на сессии, окончила четвёртый курс. Девушка собиралась выходить на работу, как вдруг в семью пришла беда.

— Здравствуйте, это Голицыны? – сухо осведомился незнакомый голос в телефонной трубке.

— Да, это Голицыны. Что Вы хотели? – руки у Ольги почему-то предательски задрожали, и она присела на стул. Арина тянула её за подол платья – они собирались гулять.

— Ваш муж попал в аварию. К сожалению, спасти его не удалось…

Телефон выскользнул из рук молодой женщины, она закричала так, что Галина Кирилловна пулей выскочила из кухни, подбежала к невестке.

— Что?! Что случилось?! – тормошила она её. Ольга указала ей на трубку телефона, откуда доносилось чьё-то: «Алло! Алло!»

— Что случилось?! – повторила женщина в трубку.

— Голицын Николай Алексеевич скончался на месте – травмы, несовместимые с жизнью. Голицын Сергей Николаевич доставлен в областную больницу. Его оперируют. Водитель волги не справился с управлением, и машина выскочила на встречную полосу. Крепитесь…

 

Ольга с жалостью смотрела на свекровь. На её глазах та из железной леди превратилась в жалкую старуху. На похоронах свёкра Галина Кирилловна рыдала без остановки, несколько раз теряла сознание. Как оказалось, муж был для свекрови не только гарантом её финансовой независимости, но и глубоко любимым человеком, без поддержки которого она просто сломалась.

— Нужно жить дальше! – уговаривала свекровь Ольга, отпаивая чаем с мятой, – Нам ещё Серёжку вытягивать!

— Я не хочу жить, Оленька! Не хочу! – заливалась слезами женщина. Ольга не могла поверить, что эта та же Галина Кирилловна, которая ругала её за неправильно расставленные на столе тарелки. Женщина совсем опустила руки: она собирала волосы в унылый хвост, а не укладывала, как обычно, в пышную причёску, бродила по дому в старом застиранном халате, чего до этого никогда себе не позволяла. Даже с работы хотела уволиться, но Ольга уговорила её повременить и пока взять отпуск. «Мне всё равно!» – тихо сказала свекровь, но совету невестки последовала… По вечерам Галина Кирилловна рассматривала старые семейные фотографии и вытирала слёзы. Даже общение с внучкой не возвращало её к жизни.

Ольга разрывалась между дочерью, свекровью и мужем. Последний находился в критическом состоянии. Операция помогла частично, мужчине нужно было дорогостоящее обследование и лечение в столичной клинике. Ни денег, ни связей у Ольги не было. Свекровь же от проблем просто самоустранилась: она погрязла в воспоминаниях и собственном горе.

— Оль, нам нужно развестись! – тихо проговорил Сергей при очередном посещении жены, – Зачем тебе инвалид?! Ты молодая, найдёшь себе нормального мужа.

— Не выдумывай! Ты встанешь на ноги, я тебе обещаю! – Ольга уверенно улыбнулась. Выйдя из палаты, девушка дала волю слезам: она не могла позволить, чтобы её молодой красивый муж остался инвалидом!

— Галина Кирилловна! Нам нужно поговорить! – Ольга практически вырвала альбом из рук свекрови.

— Что ты себе позволяешь?! – в голосе женщины прозвучали давно забытые надменные нотки. Ольга даже обрадовалась.

— Вы эгоистка! – кричала она, – Вы ни о ком не думаете, кроме себя!

— Как ты смеешь на меня кричать в моём доме?! – Галина Кирилловна не на шутку разозлилась. Ольга ехидно рассмеялась ей в лицо.

— Вы ведь не думаете о том, что Сергей останется инвалидом и будет прикован к коляске всю жизнь! Не думаете о том, что будет с нами: с его дочерью и женой. По-вашему, я прекрасно подхожу на роль сиделки! А я не хочу так жить! Я хочу здорового мужа! А Вам на сына наплевать! у Вас своё собственное горе, Вам нравится им упиваться!

— Не смей так говорить! Мне не всё равно, что будет с Серёжкой! Я люблю его, он мой сын! – задыхалась от злости Галина Кирилловна. Ольга была довольна: впервые за прошедшие 2 недели у неё получилось вывести свекровь на какие-то эмоции, помимо бесконечной апатии и грусти.

 

— Сергею нужно обследоваться и лечиться в Москве. Скорее всего, нужно будет делать ещё одну операцию. Только в этом случае он будет ходить! А Вы закрылись в своём горе! Николая Алексеевича уже не вернуть, а сына никто, кроме Вас, не в силах спасти!

Галина Кирилловна будто очнулась от долгого сна. В тот же вечер она обзвонила всех своих знакомых в столице. Среди её одноклассников оказался двоюродный брат главврача нужной им клиники. Галина Кирилловна сняла со счетов все деньги, Ольга отдала их сбережения, что копились на квартиру, Валентина Георгиевна и Григорий Степанович продали 2-х бычков… Уже спустя несколько дней Сергею сделали необходимую операцию…

— Серёж, давай ещё несколько шажочков! Давай-давай, не ленись! – мужчина, опираясь на руку жены, аккуратно передвигался по двору, Ольга подбадривала мужа, ласково улыбалась. Шаг за шагом Сергей медленно двигался вперёд – к выздоровлению.

Галина Кирилловна только вошла во двор, забрав из детского сада Арину. Она внезапно залюбовалась молодой парой. Сколько любви и нежности в их глазах, смотрящих друг на друга! Молодые люди даже не заметили, что уже не одни…

— Папочка, а я тебе рисунок нарисовала, чтобы ты побыстрее выздоравливал! – Арина бросилась к родителям, показывая им альбомный листок.

— Красота неописуемая! – рассмеялся мужчина, – А где же здесь я?

— Ты что, не понимаешь?! Вот же – самый высокий и большой! А возле тебя вот мама, а вот я! Мы все держимся за руки! – девочка показала пальцем на разноцветные фигурки, – А это моя сестричка Катенька, она совсем ещё крошка! – девочка указала на самую маленькую фигурку.

Сергей замер, вместе с ним замерла и Галина Кирилловна, наливающая всем чай.

— Какая сестричка?! – спросил мужчина, удивлённо глядя на жену.

Оля развела руками:

— Я сама буквально вчера узнала, что беременна! Только собиралась вам рассказать! Я понятия не имею, откуда об этом знает Арина!

— А я просто очень-очень хочу сестричку или братика! – улыбнулась Арина, – Я Деду Морозу загадывала это желание, зубной фее… Не знаю, кто первый его выполнит!

— Наверное, мы с мамой! – рассмеялся Сергей, нежно обнимая жену, – Я люблю тебя! – прошептал он ей…

 

Вечером, уже укладываясь спать, Галина Кирилловна улыбнулась своему мужу, который смотрел на неё с фотографии на прикроватном столике. «У нас с тобой будет ещё одна внучка или внук, дорогой, ты был прав – Ольга – идеальная жена для нашего сына! А я всё считала, что она ему не ровня… Счастье-то не в этом! – прошептала она, обращаясь к нему. Женщина часто делилась с мужем переживаниями и рассказывала о том, что с ней произошло за день, – А ведь я тоже тебе была не ровня – сирота без роду-племени. А прожили жизнь душа в душу! Если бы не Ольга – пропал бы Сергей. Да и я бы, наверное, пропала. Вот вам и неровня…»

Дом погрузился во тьму. Спала, обняв любимого мишку, Аришка. Спали, обняв друг друга, Сергей и Ольга. Спала Галина Кирилловна, улыбаясь чему-то во сне…

Ночь укрыла всё вокруг бархатным покрывалом, оставив позади дневные заботы и переживания. Завтра обязательно будет новый день, он принесёт новые хлопоты и радости, новые шаги и открытия, откроет новую страницу. Жизнь снова делала ещё один виток…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,368sec