Так уж сошлись звезды

Егор

Заканчивая планерку, шеф напомнил о предстоящей конференции и о его докладе. Можно подумать Егор мог забыть. Не часто судьба подбрасывает такие подарки – командировку в родной город. Пусть там никого уже и не осталось, кроме нескольких одноклассников, да соседей, которые вряд ли признают в успешном и заматеревшем Егоре того щуплого мальчишку, что однажды с большой клетчатой сумкой на перекладных электричках уехал к тетке в соседний город.

 

А если честно, то сбежал. Причин было много, в том числе и то, что не стало ему места в родном доме. Отец с Любкой, своей уже третьей женой, спивались окончательно. Отец возможно и не в курсе был, что сын выпускник, а Любка открыто считала дни до окончания школы Егора. Мешал он им. Так что его отъезд после получения аттестата их только обрадовал.
Но недолго они порадовались свободе «от нахлебника». Нашлись ушлые люди и вскоре в некогда светлой и родной квартире уже жили новые жильцы, а отец с Любкой быстро сгорели от суррогата в глухой деревушке области. И как бы порой не тянуло пройтись по родным улочкам, Егор больше никогда не возвращался домой.

Эта предстоящая поездка взбудоражила мысли, пробудила воспоминания. Оказалось, плохое все стерлось уже с души, там были лишь теплые моменты. Вспоминалось многое хорошее — их дружная дворовая компания, Иришка — заноза в сердце, Севка – верный друг, что отдал ему свои новые туфли, когда узнал, что Егору кроме кед нечего обуть на выпускную линейку.

Правда, пойти на выпускной уговорить Егора ему не удалось. Тому стыдно было признаться, что жалко отдавать, пусть небольшие, но все же деньги, на праздничный стол. Деньги были, он скопил за год, подрабатывая, где только можно. Но они нужны были на первое время, пока не определится с учебой, общежитием.

Он же не ожидал, что вместо Питера окажется у маминой сестры, что действительно ждала его и и что ее приглашение не вежливые пустые слова. Тетка поддержала Егора, помогла получить образование, они и сейчас роднятся, нет никого ближе тетки у Егора.

Она была вместо матери и на свадьбе, хотя была права, не одобрив его выбор невесты. Меньше года потребовалось Егору понять, что жена хоть и Ира, да не та Иришка, что занозой в сердце так и осталась. Что не так просто вытеснить эту занозу новыми отношениями, даже если и принял твердое решение начать новую жизнь без прошлого.

Сейчас уже не больно вспоминать тот вечер, когда родители Иришки попросили его оставить их дочь в покое. У них разные дороги. Они не видят будущего у дочери рядом с Егором. Не хотят родиться с его спивающимся отцом. И хотя Егор неплохой парень и в школе на хорошем счету, все же он не пара их Иришке. Тогда он и сбежал, невзирая на уговор – ехать поступать вместе в Питер. Сейчас не больно. А тогда ….

 

Может удастся что-то и об Иришке узнать. Вот бы встретится с ней, объяснится хотя бы. Ведь наверное считает его предателем. А он не мог иначе тогда. Это сейчас он бы нашел аргументы, чтобы остаться с ней рядом, а тогда…. Обида и отчаянье, боль, безысходность. В 17 лет все немного иначе воспринимаешь.

Ирина

Ирина не собиралась на конференцию, долго сопротивлялась поездке, но шеф настаивал. Приглашающая сторона – НПО, что ведет разработки по их профилю, на научной конференции будут разбирать важные вопросы, что пересекаются и с ее диссертацией.

— К тому же, город твой родной, неужели не хочется побыть дома?
А ей не хотелось. Представлялось, что придется тогда вновь заходить в опустевшую родительскую квартиру, ведь не будешь же вечно откладывать вопрос с продажей. Раньше хоть отговорка была – некогда ехать, а продавать, не разобрав вещи, не забрав хотя бы альбомы, она не могла. Вот скоро уже три года, как стоит осиротевшая после авто аварии квартира. И почти десять лет пустой без Егора городок.

Наверное, пришло время. Ничего просто так в этой жизни не бывает. И эта конференция, знак – пришло время. Решено – никакой гостиницы, пора перебороть свои страхи, обиды и вернуться домой. Уберется, выберет памятные вещи и выставит квартиру на продажу, чтобы уже никогда не возвращаться в прошлое. Там больно и слишком это прошлое осложняет ей жизнь сегодня. В пятницу в ночь нужно ехать. За выходные навести порядок и в понедельник выйти на риелторов.

Странно. Стеклопакеты плотные, а квартира вся покрыта пылью, паутиной. Пауков не видно, а вот паутина повсюду. Бррр. Переборола желание развернуться и поехать в гостиницу, пожалела, что не взяла рабочей одежды и забыла супр*стин от аллергии. Ну, ничего — перед сном сбегает в аптеку.

Егор

Севка…, надо же, все там же — во дворе. Недаром заглянул в надежде встретить знакомых. Но что сделали с ним годы? Где тот Севка? Засаленная футболка, непонятные брючишки и красноречивые мешки под глазами. Но уходить поздно, признал Севка своего друга детства, чуть ли не слезами на грудь бросился.

 

-Егор! Жив? А слух был, что сгинул ты. Я уж грешным делом и поминал тебя несколько раз. Ну, теперь нужно за здравие обязательно! Жить долго будешь, да и за встречу проставиться бы?

Егор не пил, от слова — совсем не пил, помня судьбу отца, что сломался после ухода матери, но тут Севка его уговорил на поход в ближайший алкомаркет. Наверное, все же благодарность за те туфли к школьной линейке завела его в магазин с Севкой, хотя и ругал себя в душе за слабость. А потом подумал и не стал отказываться выпить за встречу, чтобы Севка не подумал, что брезгует, что зазнался. Ну, как-то вот проявил слабость.

А когда коньяк огоньком прошелся до желудка, то почувствовал даже легкую эйфорию. Разговор пошел душевный, все больше по теме – а, помнишь? Была надежда узнать что-то об Иришке, но Севка ничего про нее не знал. После третьей рюмки Егор вспомнил про туфли, воспылал благодарностью и захотел повести Севку в магазин – выбрать самую крутую обувь и костюм. Но Севка наотрез отказался. Сошлись на простом переодевании. Пока переодевались за кустами сирени, Севке пришла в голову мысль пойти к Иришкиному дому и там поспрашивать о судьбе первой и единственной любви Егора.

Севка даже рецепт знал, как в субботний вечер сделать местных завсегдатаев двора разговорчивыми. И путь друзей детства пролег вновь через алкомаркет. Но никого не пришлось расспрашивать. Первым же человеком, кого они встретили во дворе, была Ириша. Но вернее, та, что когда-то звалась Иришей.

— Смотри, это же Ирка! Ни хр*на ее жизнь потрепала… Севка встал столбом, и Егор тоже окаменел.
На скамейке перед своим подъездом сидела Ира. Ошибки быть не могло. Но, боже – олимпийка Аббибас – привет из 90-х, треники с вытянутыми коленями. Некогда чудесные глаза превратились в щелочки между отекших век. Красные щеки с нездоровым нарочитым словно румянцем. На босых ногах черные сланцы сорокпоследнего размера. И дурацкая бейсболка, с налипшей паутиной.

Желания броситься к ней, не возникло. Ни сразу, ни после того, как мозг очистился от алко паров.

 

Ситуация была неоднозначная. Возможно, будь он «в форме», не с бутылкой в руке, не в Севкиной засаленной футболке… может попытался бы изменить что-то в ее жизни. А сейчас? Втроем продолжать не томный вечер, предаваясь воспоминаниям? Вот и рухнули все надежды. Вот и оборваны все нити, связывающие с прошлым.

Нужно решительно уходить. Нет того Севки, нет Иришки. Но решительно не получилось. Мозг работал, а вот тело подводило. Заносило на поворотах, тут на ногах бы удержаться. Черт дернул с этим Севкой. Не пил сроду, что за рюмкой потянулся? Расчувствовался, ду*ак.

Ирина

Ирина сквозь слезы смотрела, как покачиваясь, уходит ее Егор. Слезы безжалостно щипали уже раздраженные аллергией глаза, кожу. Но она не могла их остановить, как не могла остановить и Егора. Такой Егор ей не нужен. Так и сидела там, где присела передохнуть, перетаскав кучу хлама в мусорку.

Весь день, она не покладая рук, генералила квартиру. Не расстроила ее даже вылезшая аллергия на пыль. Правда пятна красные пошли по лицу. Видок еще тот, учитывая, что одежду для уборки она выбрала из «дачных» запасов отца.

Еще в поезде, Ирина внимательно прочитала сопроводиловку к приглашению. Среди выступающих зацепила редкая фамилия и инициалы — Е.Е.
Решила что это Егор. Вот весь день и представляла встречу в понедельник. Мечтала, перебирала варианты разговора. Да мало ли о чем думает женщина перед встречей с тем, кого так и не смогла забыть? За десять неполных лет не смогла.

Глупая. Не зря тогда родители отвели ее от судьбы жены потомственного алкоголика. Взяли гены свое все же.

 

Город показался враждебным. Он перемолол ее надежды, он перемолол ее Егора. Она физически не могла здесь больше находиться. Да и повод есть. Аллергия. Приедет домой и сразу возьмет больничный.

По телефону нашла частного риелтора, договорились о деталях и встрече утром. В полдень воскресенья поезд увезЕТ ее в Питер. Навсегда….

В полдень воскресенья поезд увезЕТ ее в Питер. Навсегда.

PS. Но наутро солнце залило город теплом, супра*тин помог и отеки с краснотой спали.
Нельзя мешать личное и профессиональное, решила Ирина и не стала покупать билет на поезд. В понедельник она обязательно будет на конференции! Да и интересно взглянуть на тезку Егора, его доклад будет вторым.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,413sec