Запутался

Восьмого марта Аделина узнала, что у мужа есть… другая.

В тот день, вернувшийся навеселе с работы, Андрей уснул за просмотром какого-то видео в интернете.

Аделина, проходя мимо, увидела пришедшее в это время сообщение:

«Любимый, спасибо за все!»

Не поверив собственным глазам, Аделина дрожащими руками вынула из рук спящего супруга телефон и принялась смотреть историю переписки.

К сожалению, история эта была обширна и начиналась более полугода назад.

 

Там было все: трогательные пожелания сладких снов, фотографии той самой… в белье, признания в любви и ожидание новых встреч.

Выронив телефон из рук, Аделина какое-то время просто не знала, что делать.

Затем в голове принялись роиться десятки вопросов:

«Он меня разлюбил? Кто она и откуда? Он бросит меня с ребенком? Как же жить дальше?»

– Андрей! Просыпайся! Я тут успела прочесть, что тебя благодарит некая Ирочка! – зло прошептала она, толкнув безмятежно спящего мужа в бок.

– А? Что ты такое говоришь? – непонимающе хлопал сонными глазами Андрей.

– Говорю, что прочла твою переписку с некой Ириной! Той самой, что предпочитает черное кружевное белье. Что на это скажешь?

– Ну… Это так… Просто.

– Просто твоя..! Которой ты шлешь десятки сообщений с признаниями в любви каждый день! Ну, раз у вас такая любовь, то предлагаю тебе к ней и уходить!

– Да что ты так сразу! В том, что так случилось, есть твоя вина!

– Моя вина? Что ты такое несешь?

– А вот что: ты про меня давно уже словно забыла! Не любишь и как мужчину не воспринимаешь!

– Это еще почему?

– Да хотя бы потому, что ты перестала спать со мной в одной постели.

– Дочка ведь сразу просыпается, стоит мне только от нее отойти. Сам же знаешь!

– Вот теперь и ты знаешь!

– Раз такое дело, то ты должен уйти из семьи!

– Да не хочу я от вас уходить. Иногда думаю: может, эта Ира меня приворожила? Сам не знаю, почему меня к ней тянет. Люблю тебя и дочку – это точно. А то, что ты увидела, считай так…

– Как?

– Считай, что это я проверял твою реакцию. Что тебе не все равно на меня. Вот как! Выводил тебя на эмоции, чтобы ты на меня внимание, наконец, обратила! Ничего там серьезного нет!

Объяснения и уверения мужа не успокоили Аделину. Она не знала, что делать, и решила все рассказать своей маме.

– Так и знала, что этим кончится! – злилась мама Аделины, когда узнала об измене своего зятя. – А я тебе с самого начала говорила, мол, смотри дочь, какая у него улыбка хитроватая. И глазами он так по сторонам стрелял…

Чуяло мое сердце еще тогда, перед вашей свадьбой, что ничего хорошего от этого человека ты не дождешься.

Потом дочка у вас родилась. Я думала, что он и правда семейный стал! Ан нет! Гуляка, как я и предполагала!

Все, чтобы ноги его в моем доме не было, слышишь? Вообще, руки чешутся пристукнуть его чем-то тяжелым!

– Ну, мама, что ты говоришь!

– Ладно, не стоит он того, чтобы я руки марала. Одно точно: я вот теперь принципиально и словом с ним не перемолвлюсь больше! Сложно тебе, конечно, одной с ребенком в чужом городе придется…

– Я пока еще не решила точно, хочу ли уходить…

– Что? Неужели я такую дочь воспитала? О тебя ноги, считай, вытерли, а ты готова дальше с таким муженьком жить? Я в это просто не верю!

– Мам, дай я объясню!

 

– Не хочу ничего слышать от тебя, пока ты с ним! Одумайся, дочь! Предавший однажды, предаст и дважды. А если ты хочешь жить и страдать, то я это не поддерживаю! – рявкнула мама в трубку на прощание.

«Может, и не стоило с мамой делиться? Теперь она Андрея никогда не простит. Да и со мной будет плохо общаться.

Лучше расскажу-ка я свекрови про ее сыночка! Пускай его мама все знает!», – решила Аделина и набрала номер свекрови.

– Хочу вам сказать, Мария Васильевна, что сын ваш, оказывается, любовницу себе завел.

– Быть не может! Наговариваешь на Андрюшу! – решительно заявила свекровь Аделины.

– Точно знаю. Видела их переписку. Он потом признался, что ему внимания не хватает, вот и нашел себе внимательную. Она в разводе, ребенка от первого брака воспитывает, как я поняла.

– Ну, раз так, то ты сама виновата!

– Это еще почему? – задохнулась от возмущения Аделина.

– Андрюша у меня всегда был ласковым мальчиком. А ты его, видать, своими требованиями и придирками замучила! Вот он и ищет хорошее отношение на стороне! Будь ты хорошей женой, то не случилось бы такого!

Аделина в гневе положила трубку и быстро внесла номер свекрови в черный список.

«Совести у нее нет! Еще меня обвиняет!».

Лишь немного успокоившись, Аделина осознала:

«Вот я сглупила! Не стоило вообще мамам нашим говорить! Неужели сама не догадывалась, что его мама на защиту сына встанет? Моя мама мыслит слишком категорично.

Я бы и ушла от него, да только декретные выплаты у меня совсем небольшие, на аренду жилья тут не хватит, а к маме в наш небольшой городок я с дочкой возвращаться не хочу.

А раз денег нет, то выход только один: попробовать сохранить семью. Андрей же и сам говорил, что хочет со мной быть, а эти его похождения налево прекратятся».

В теории все рассуждения Аделины выглядели здраво. Но на практике она поняла, что не может простить мужа и постоянно с подозрением следит за его поведением.

Андрей и сам давал поводы для ревности: дома он словно не находил себе места, постоянно то хватая телефон, то отбрасывая его от себя.

Ноги словно сами несли его прочь, и Андрей, ища любой повод, отправлялся на улицу, а затем обнаруживал себя стоящим у дома той самой Ирины.

Он и сам не мог дать себе отчета, как его легкое увлечение этой женщиной превратилась в стр…асть.

«Не помню, чтобы испытывал такие чувства к Аделине. Я точно был в нее влюблен, но не так, как сейчас в Иру.

А что, если именно Ирина – моя настоящая и самая сильная любовь? Именно ее я ждал всю жизнь?

А если нет, то почему же меня так тянет к ней? Я понимаю разумом, что нужен жене и дочери, но любимая женщина так и манит к себе! Может, именно Ирина предназначена мне судьбой?

А я отказался от нее и теперь буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. И жизнь эта превратится в сплошное, монотонное, серое существование.

Или стоит рискнуть и разрушить все, чтобы иметь шанс на счастье?» – именно такие мысли метались в голове Андрея, не давая ему покоя днем и ночью.

Аделина тоже видела терзания своего супруга, и ей становилось тяжелее выносить эту ситуацию день ото дня.

Андрей стал нервным и раздраженным, по мелочам срывался на Аделину и словно постоянно провоцировал ее на скандал.

 

– Скажи честно, ты хочешь, чтобы я сама выставила тебя с чемоданом вещей из квартиры? – однажды, не выдержав, спросила мужа Аделина.

– Я уже не знаю, чего я хочу. Я запутался, и мне плохо.

– А мне, по-твоему, хорошо понимать, что ты постоянно мыслями с другой? Мне это уже надоело. Ты сам-то понимаешь, чего тебе нужно?

– Наверное, мне нужно на время остаться одному, чтобы определиться, – задумчиво произнес Андрей.

– Хорошо. Живи в отдельной комнате и не общайся со мной, если хочешь. Но через месяц, я надеюсь, ты определишься, – со вздохом ответила Аделина.

«Я сделала свой выбор. Променяла свое спокойствие, гордость и самоуважение на шанс восстановить семью. А теперь мой муж будет решать: нужна ли ему эта семья?» – тихо плача ночами, думала Аделина.

Андрей действительно хотел дистанцироваться от терзающих его мук выбора. Но как-то само собой получилось, что он все свободное время проводил у Ирины.

Она не ругала его и ничего не требовала. И Андрей каждый раз с большой неохотой заставлял себя расстаться с этой женщиной, чтобы вернуться домой на ночь.

Встречая дома Аделину с заплаканными красными глазами и дочкой на руках, он лишь спешно отводил взгляд, проскальзывая мимо по коридору.

Спустя месяц Аделина снова обратилась к Андрею:

– Ты определился?

– Мне не хватило времени. Понимаешь, все так сложно. Я предлагаю нам просто жить, как раньше.

– Но ведь как раньше уже никогда не будет! – выкрикнула Аделина.

– Ой, только не надо этих сцен! Ты не в том положении, чтобы что-то мне диктовать! – заявил Андрей и удалился в свою комнату.

Эти слова подвели решающую черту под отношениями супругов. Той же ночью Аделина собрала свои и дочкины вещи и купила билет на поезд в родной город.

Когда Андрей ушел на работу, она, написав ему краткую записку, вызвала такси и уехала к матери.

Через два месяца Андрей начал просить Аделину вернуться. Еще через месяц он сам приехал в ее маленький городок и долго уговаривал супругу восстановить семью.

«Это было просто мое помешательство. Но теперь все прошло! Ирина со мной сама рассталась, представляешь? Она заметила, что я тоскую по вам. Я ошибался. Прости меня!»

Аделина слушала мужа и удивлялась собственному равнодушию.

«Извини, Андрей, но твое решение запоздало. Я уже подала на развод и алименты. Больше мне от тебя ничего не нужно», – спокойно заявила она и захлопнула перед мужчиной дверь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,420sec