Женюсь! И точка!

Со своим мужем Никитой, а теперь уже Никитой Сергеевичем, познакомилась 22 года назад. Мы с ним учились в одном институте, я – на первом, он – на пятом курсе. Не знаю, что он – городской холеный красавчик – нашел во мне, деревенской девчонке. Ухаживал красиво.

Я жила в общежитии, а он дома с родителями. Расстанемся после занятий, а вечером Никита уже с цветами и подарками торопится ко мне. Без пригляда не оставлял. Боялся, что другой уведет. А я на других и не смотрела: влюбилась до беспамятства.

 

Спустя полгода мой Никита замуж позвал. Я, не раздумывая, согласилась. В тот же вечер повел с родителями знакомить.

Тогда впервые в его дом попала. Интеллигентные родители, дом – полная чаша. И я среди всего великолепия стою в шубке на «рыбьем меху», залатанных сапожках и несуразной шапочке. Его маме, Галине Алексеевне (сразу было видно по вымученной улыбке), я не понравилась. А отец Никиты не обрадовался, но и не шибко опечалился.

Мой будущий муж на смотринах, где собралась вся городская родня, сидел рядом и всячески ухаживал: то в тарелку самый лакомый кусок от утки положит, то вина нальет, то полотенце подаст. Мама за всеми действиями сына очень ревностно наблюдала и никак не хотела понять, что мальчик ее уже вырос и созрел для серьезных отношений.

Галина Алексеевна заговорила со мной не сразу, и в беседе ее интересовал лишь пикантный вопрос – достаток моей семьи. А в семье нас было только двое – мама и я. Отец ушел, когда мне едва исполнилось три года. Мама всю жизнь работала дояркой. Когда я поступила в институт, так и вовсе тяжело ей стало. Все деньги на меня тратила, а сама перебивалась с копейки на копейку. Наше богатство на тот момент – корова Зорька, две свиньи и с десяток курочек. Мама хозяйство держала, чтоб меня доучить.

Галине Алексеевне мой рассказ совсем не понравился. Не о такой она невестке мечтала.

Только бабушка Никиты была со мной любезна. Шутила, внука подбадривала. А потом по-свойски предложила:

— Любаша, помоги-ка мне чай подать.

Я с готовностью пошла на кухню, хотелось поскорее сбежать от сверлящих буром глаз будущей свекрови. А когда мы с бабулей вернулись, то стали свидетелями неприглядной сцены.

— Нашел деревенщину! Любовь-морковь у него, понимаете ли! Женишься только через мой труп! Чтоб ноги её больше здесь не было, — старалась как можно тише отчитывать сына Галина Алексеевна.

— Женюсь! И точка! – Никита с шумом отодвинул стул, схватил меня за руку и мы вместе пошли одеваться. Но бабуля остановила, развернула и подтолкнула нас к столу:

— Так, ребята, не горячитесь!

 

Дальше слово держала старшая в семье – свекровь Галины Алексеевны:

— Ты, видать, Галина, забыла, кем сама была, когда пришла в нашу семью?! Из грязи да в княгини! Из какой ты деревни, напомни, позабыла уже… Так я сразу тогда про тебя все поняла: в городе хотела прижиться, моего сыночка прибрать к рукам. На каком ты месяце Никитушкой ходила? На шестом, кажется… Мой сын в тебе души не чаял, а ты любила его только в те моменты, когда он дорогущие подарки тебе дарил. И много ли у тебя богатства до замужества было? А я тебя хоть раз упрекнула? Любила как дочь! Мой сын был счастлив с тобой, так и мне было радостно смотреть на это. А ты, Никитушка, никого не слушай. Женись! Любаша – отличная девушка. Меня не проведешь. Любит она тебя всей душой. Я тебя благословляю, внучек! Дай вам Бог счастья!

Галина Алексеевна опустила голову, отец Никиты схватился за сердце.

А мы с любимым, благословленные и счастливые, пошли ко мне в общежитие.

Никита окончил институт, мы расписались и уехали жить в мою деревню. Муж организовал фермерское хозяйство. Я заочно доучилась в институте, родила одного за другим троих детей.

С Никитой Сергеевичем мы живем в любви и согласии по сей день.

20 лет не общались с Галиной Алексеевной. Её не интересовали ни мы, ни внуки. Никита, бывало, тосковал по родителям, порывался поехать и помириться, но в последний момент раздумывал.

А два года назад свекровь сама приехала. Отец Никиты умер. Галина Сергеевна осталась одна. Тоска заела в четырех стенах.

— Проходите, мама, что же вы стоите на пороге? – я давно уже простила её и принимала как самую дорогую гостью. – Сейчас чай будем пить.

— А не выгоните? Простите меня, дети…

Галине Алексеевне понравилось жить в деревне. Выйдет во двор, прислонится к яблоньке или груше и скажет: «И чего я раньше деревню не любила?! Благодать-то какая! Сидела в каменном мешке, а настоящая жизнь мимо проходила!»

Взрослые внуки подойдут, обнимут бабулю да скажут: «А у тебя вся жизнь впереди! Наверстывай!»

Счастливая жена.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,366sec