Я хочу быть отцом

Первое, что сделала Таня, когда тест показал две полоски — от души наревелась. Она никак не могла понять, почему так получилось, ведь они с Сережей принимали все меры. Но главное — она не знала, что теперь делать. И ревела.

Ревела, потому что «за» было только два аргумента: она очень любила Сережу и хотела от него ребенка. А дальше начинались аргументы «против». Они с Сережей не были расписаны. Жили в съемной квартире. Полгода назад закончили институт и только-только нашли нормальную работу с более-менее стабильной зарплатой. Мама Сережи была против женитьбы сына вообще и против женитьбы на Тане — в частности. Естественно, на какую-то помощь с ребенком рассчитывать нельзя.

 

Мама самой Тани жила не далеко, но и не близко — на границе области в небольшом райцентре. Так что, может, и захотела бы «водиться» с внуком, только возможности у нее не было никакой. Вот и получалось то, что получалось. И Таня ревела, потому что ребеночка ей хотелось, но она понимала — не время.

А потом она рассказала обо всем Сереже и была потрясена его реакции — он так обрадовался известию, что чуть ли не прыгал до потолка. » Сын! или дочь! У меня! У меня будет ребенок!» — «Сереж… — Таня усадила его на диван. — Давай все обсудим и взвесим…» — она изложила ему свою точку зрения, несмотря на то, что с каждым ее словом лицо Сережи менялось. он хмурился все сильнее и сильнее, а, когда она замолчала, спросил с явной угрозой: «Ты это всерьез? Вот это вот все — всерьез? Ты совсем того, да? Это НАШ ребенок! Ты хочешь, чтобы НАШЕГО ребенка не было? Я не могу поверить, что слышу такое от тебя… Я думал, ты меня любишь и мечтаешь о детях…» — Таня снова начала объяснять, но он ее не слушал.

«В общем так. Решать, конечно, тебе. Заставить я тебя не могу. Никак не могу. Просто знай одно — я не смогу жить вместе с убий_цей моего ребенка. Если ребенка не будет, то не будет нас с тобой. Мы расстанемся в тот же день!» — «Сережа, как ты не поймешь… Ребенок — это не только радость… Это ежедневный труд… ответственность. А какие деньги нужны, ты подумал? Я долго не смогу работать. Мы сможем втроем прожить на одну зарплату? А хозяин квартиры? Если он будет против и выгонит нас? надо будет новую квартиру искать!..»

«Не о том ты думаешь, дорогая! Нельзя все переводить в деньги. Ребенок — это святое! Да, я все понимаю. Но что делать? Значит, найду подработку. Буду помогать тебе. С хозяином квартиры сам поговорю. У меня получится убедить его, я уверен. Я хочу быть отцом! Не лишай меня этой возможности!..» — и Таня дала себя уговорить.

Несмотря на то, что Таня была молодой и абсолютно здоровой девушкой, беременность протекала тяжело. Ей постоянно хотелось спать, пропал аппетит, ее постоянно мутило. А потом и вовсе загремела в больницу на целых две недели. А, когда вышла, то узнала, что Сережа изменяет ей.

«Я так устал от твоих капризов, — оправдывался он, — То тебя тошнит, то ты кино со мной посмотреть не можешь, потому что спишь все время, то готовить тебе тяжело, потому что пахнет не так… О том, что мне внимания не уделяешь, я вообще молчу… В общем так. Делай, что хочешь, но я так больше не могу.» — «Не можешь — ты? — удивилась Таня, — А я, получается, могу? Я не устала? Мне не надоело плохо себя чувствовать? И, вообще-то ребенок — это наше общее решение. не только мое.» — «В общем, делай, что хочешь, но мне этого больше не надо. Считай меня кем угодно — твое право. Я передумал!»

Таня не стала о чем-то просить или уговаривать. Она собрала вещи и, взяв отпуск за свой счет, уехала к маме. Она снова плакала, потому что знала — одна она ребенка не потянет. А папе, получается, он не нужен уже сейчас, не родившись. И она приняла решение, пока срок был еще не критическим…

 

Прошло много лет. Может, двадцать пять, может, еще больше. Все это время Сергей жил «для себя»: два раза был женат, оба раза развелся, когда чувства угасали. Детей у него не было — одна жена не захотела родить ребенка, вторая не смогла. Сергея это не слишком волновало — ну нет, и не надо. Зато сколько свободного времени, сколько денег, которые можно тратить только на себя.

Он был молод и полон сил — ему не было еще и пятидесяти, когда, катаясь на горных лыжах, он получил серьезную травму. Угрозы жизни не было, медики умело подлатали его, благо, средства позволяли лечиться в неплохой клинике. И единственное, что «кольнуло» его неприятным предчувствием — никто ни разу его не навестил в больнице.

Нет, персонал был идеален, вышколен и улыбчив. Питание более чем достойным, а, если хотелось чего-то особенного, всегда можно было заказать доставку. Но навестить его, выслушать новости о состоянии здоровья или просто рассказать какой-нибудь анекдот, было некому. Мамы давно не было в живых, братьев-сестер не имелось, бывшие жены слышать о нем не хотели, а нынешние подруги поддерживали его исключительно сообщениями и прикольными смайликами — мол, держись! Выздоравливай скорее!

Даже друзья оказались слишком занятыми, чтобы лично прийти в больницу. И как-то после бессонной ночи Сергей вспомнил про Таню. И о том, что она ждала ребенка, когда они расстались с ней. Ребенка… Получается… Получается, у него есть ребенок? Причем, уже взрослый?…

И Сергей нырнул в соцсети, вылавливая информацию. Таня нашлась очень быстро, несмотря на то, что теперь носила другую фамилию — ведь они были однокурсниками, и у них были общие друзья. Сергей быстро листал ленту в ее профиле, особенно его интересовали фотографии. Так и есть! Рядом с Таней на многих фотографиях была симпатичная девушка, чуть старше двадцати лет — Аня. «Моя доченька», — называла ее Таня, рассказывая о каком-то событии из жизни.

Сергей жадно вглядывался в черты лица девушки — голубые глаза, светлые волосы, форма скул… Похожа, очень похожа! «Доченька, — прошептал он, пробуя слово на вкус. — Моя доченька…»

Как же это было приятно — осознавать, что у тебя есть дочь! Такая красивая, такая умница — закончила журфак МГУ с отличием! Да еще и мастер спорта по спортивному ориентированию, ого!.. Есть, чем гордиться, есть, чем похвастаться!.. Аня, дочка…

 

Он хотел встретиться с Таней личной, тем более, что она теперь жила в Москве, но не утерпел — написал прямо в соцсети. Мол, так и так… Все знаю, все понимаю, в твою семью не лезу, но очень хотел бы увидеться с дочерью. А если будешь против — сделаю экспертизу ДНК — ты не имеешь права мне отказывать!

«Делай хоть десять экспертиз, — ответила Таня, не здороваясь, — Твое дело. Ане двадцать четыре года. Мы с тобой расстались двадцать семь лет назад. Ты, вроде, инженер, с математикой должен дружить…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,368sec