Знакомство

Однажды бабка Ильинична зашла к соседке с видом заговорщика. Анна так и поняла, что с какой-то интригой пришла соседка, а не просто так. Весь её вид говорил об этом.

Ильинична уселась на скамейку во дворе и как бы между прочим спросила:

— Слушай Аннушка, ну что ты все одна, да одна. Скучно же, я вот например, со своим дедом постоянно ругаюсь, ворчу, а иногда и мирком, да ладком поговорим, пошутим. А тебе и словом не с кем перекинуться.

— О чем это ты, Ильинична, видимо неспроста сегодня пришла? – поинтересовалась Анна Ивановна.

 

— Врать не буду, не просто так интересуюсь. Недавно ходила к своим родственникам, да и встретила там Степана, их соседа. Ты его наверное, знаешь, его внук у тебя учился, и тебя Степан помнит, сам говорил. Он как раз у моих родственников помогал с ремонтом бани.

— Что-то не припомню я никакого Степана, — ответила Анна.

— Ну как же такой видный мужик, правда уже состарился. Ну помнишь такой высокий и седой, в солнцезащитных очках всегда ходил – его вид в глаза бросался. О тебе спрашивал, помнишь ли ты его. А я откуда знаю…

Анна Ивановна вспомнила Степана, как-то приходил в школу, она еще тогда грешным делом подумала, что симпатичный и видный мужчина, вот такой бы в мужья сгодился. Но эта мысль временно её посетила, он женат, семья — это святое. Мужчина хоть и хорош, но чужой, и постарше её лет на семь.

А бабка Ильинична тем временем на замолкала:

— Ты уж прости меня, Аннушка, но я сказала, что ты так и живешь одна. Расхвалила тебя, а у него оказывается жена давно умерла, а я и не знала. И еще я сказала, что соседи мы с тобой, а Степан к вечеру хочет к тебе прийти, ну так поговорить… Да не тушуйся ты, ну вот посуди сама, ты еще молодая пенсионерка, дом вон какой без хозяина, давно требует рук мужских…

— Не смеши Ильинична, ну какая молодая пенсионерка, звучит-то как!

— А что тут смешного? У нас на пенсии свой особый счет времени. Я вот старая пенсионерка. Ну а чего бы тебе не принять Степана, поговорите, как теперь говорят, пообщаетесь. Ну не подведи меня соседка, я ему пообещала, что ты примешь его в гости, что ты гостеприимная, не подведи уже меня…

Пришлось Анне к вечеру пирог испечь, да чай свежий заварить, решила встретить гостя по-людски.

— А что в самом деле, может Ильинична и права. А вдруг человек хороший, может на старости лет обрести близкого человека, помогать друг другу будем. Мало ли у пожилых людей общего может быть? – думала она.

Степан пришел к шести часам вечера. Все такой же высокий и седой, только без очков, немного сгорбленный, годы… Посидели, пообщались.

— Какие пироги вкусные у тебя Анна, — похвалил он мясной пирог, — да и чай ароматный. Не зря говорят, у доброго человека все с добром.

Ильинична через забор все видела. Во сколько ушел Степан, как провожала его Анна.

— Ушел не рано, знать нашлось у них о чем поговорить… — говорила она своему деду. — И сама Аннушка вежливо и с улыбкой провожала гостя. Ну ладно, знать наладятся дела, пообщались…

Все-таки не выдержала, забежала на следующий день бабка Ильинична к соседке.

— Здорово, соседушка! Я вчерась видела, провожала ты Степана с добром.

— Ну да, поговорили, много чего вспомнили. Оказывается, он меня помнит, все говорил, что боялся сам прийти, вдруг от ворот поворот получит. Говорил, что строгая я по отношению к мужикам. Никто не был замечен возле меня. А я вот и не знала, что за мной наблюдают жители. Вот ведь и смех и грех…

— А ты думала, Аннушка. За одинокими женщинами все приглядывают, кто к ней пришел, кто ушел, ну и все такое… Ты вот не интересуешься слухами, да сплетнями, все мимо себя пропускаешь, а иногда нужно и прислушиваться. Многое чего знать будешь.

— А мне зачем много знать? Я и так хорошо живу, — искренне удивилась Анна Ивановна.

Бабка Ильинична видела, что протоптал дорожку к соседке Степан. Через некоторое время они уже вместе стали появляться на улице. Вместе в магазин ходили, на речку, да и так в огороде вместе копошились… Со стороны смотрелись очень даже ничего. Уже и слухи, и сплетни поползли по поселку, но Анна не придавала значения, а что прятаться? А вскоре Степан перешел жить к Анне.

У Степана свой дом добротный, но еще и дочь у него с внуком. А полгода назад вышла она замуж и уехала в город. Дочь не добрая у Степана. Был между дочерью и Степаном разговор серьезный.

 

— Пап, ты переходи жить к этой Анне Ивановне — училке поселковской. Если она хочет за тебя замуж выйти, женись на ней и живи там в её доме. А этот полностью переписывай на меня. Мы с мужем моим Виталиком переговорили, дом этот продадим и купим машину. У Виталика старая развалюха, нужно поменять машину. А ты женись на училке, и пусть она за тобой смотрит и ухаживает, досматривает. Если заболеешь, куда она денется? Она моложе тебя, да и добрая она, все так говорят. Вон болячек себе нажил, когда по вахтам мотался. Пусть и досматривает, чтобы мне тебя на своей шее не тянуть в старости. Нет у меня времени за тобой присматривать. Дом продадим, куда тебя потом, и никуда не денется она, досмотрит…

Степан согласился, думал, что втихаря все обойдется.

— Поженимся мы с Анной, а дочка дом продаст с мужем, пусть новую машину купят, им нужней. А я проживу с Анной. Дочка моя умная и пробивная, знает, что говорит. Да и мне под старость нужна жена и то правда, там не за горами старость и немощность.

Степан конечно поделился с соседями, что дочь будет продавать дом, а он уйдет к Анне. С кем-то надо жить, а потом в старости хоть стакан воды кто-то подаст, как говорится…

Быстро разлетелись слухи и новость о продаже дома Степана. Еще и никто объявления не давал, а уже заговорили, зашушукались, новость заинтересовала многих. Долетела новость до бабки Ильиничны. После посещения поликлиники бабка Ильинична прямиком залетела к Анне Ивановне и отдышавшись выдала:

— Слыхала, что люди говорят? Степан-то жениться на тебе хочет, а дочка его со своим городским мужем дом продаст. Ну вроде как договорились они со Степаном между собой. Не хочет дочь в старости за ним ухаживать, так и сказала, мол женишься на Анне, вот она и будет за тобой присматривать, да и хоронить тоже. А к себе на шею дочь не хочет потом старого отца вешать. Так и сказала мне моя родственница. А я уж думала, что ты тоже в курсе. А Степан тебе ничего не говорил разве?

Анна Ивановна смотрела непонимающе на соседку. Потом сообразила:

— Ничего себе мы еще со Степаном ни о чем не говорили, ну живем и живем пока, а нас уже и поженили, и уже скоро я должна его похоронить что ли… Ну и ну… А Степан как раз ушел к себе домой, сказал, что дочь с внуком должна приехать за вещами какими-то.

— Да, Аннушка, это называется – «без меня, меня женили».

— А Степан-то что же не понимает что ли, и со мной может такое случиться, я тоже могу заболеть и умереть, даже раньше его.

— Ну соседка, ты совсем ни в чем не разбираешься! Так у тебя же нет наследников на дом-то, а у него есть. Ну помрешь раньше времени, так он здесь в твоем доме и останется. У него дочь такая ушлая, уже все просчитала.

— Ой, Ильинична, как мне все это не нравится. Не хочу я всего этого, вот придет Степан, отправляю его обратно навсегда. Не нужно мне этого ничего и Степан не нужен. Жила одна спокойно, и дальше проживу.

— Ну я так и думала, что ты так и порешаешь. Ты уж прости меня Анна, что я тебе посоветовала Степана. Я ведь и не знала даже ничего такого… А тут уж раздули кадило на весь поселок…

Вечером Ильинична видела, как Степан с сумкой ушел из дома соседки. Глядя в окно, говорила своему деду:

— Отправила все-таки Анна обратно Степана…

Анна Ивановна поджидала Степана, и когда тот пришел, она вынесла ему сумку с вещами к порогу. После разговора с бабкой Ильиничной ей стало не по себе. Значит не в поисках надежного и верного друга протоптал дорожку в её дом этот пожилой симпатичный мужчина. Оказывается, и слухам полезно иногда верить.

-Даааа, он знает, что я – сердобольная и добрая женщина, пожалею, могу всю душу отдать за ласковое и доброе отношение. В сердце впущу, не только в дом.

 

На другой день пришла соседка.

— А, Ильинична, заходи, чай у меня только вскипел, сейчас мы с тобой почаевничаем.

— А Степана-то нет что ли, — спросила Ильинична, словно и не знала.

— Нет, Степана нет, не судьба нам с ним… Ведь искренности там ни капли нет, а я было поверила человеку… Ну ладно, Бог с ним, будем считать, что ничего и не было, так ведь Ильинична?

— Так-так, — кивала головой соседка. – Давай-ка приходи ко мне после обеда, у меня яблок завались нынче, хоть ты набери себе, ну куда девать-то их. А ты мне потом винограда немного дашь, договорились? – и они громко расхохотались, жизнь продолжается.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,366sec